Газета Юга
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«Нашей системой пользуются полиции США, Кореи, ОАЭ, Сингапура, Турции, Аргентины…»

     Мурат Алтуев основал компанию по разработке программного обеспечения для систем безопасности и видеонаблюдения ITV в 2003.
     – В конце 1980-х вы неоднократно становились призером олимпиад по информатике…
     – В этом заслуга как родителей, так и преподавателей, но не школьных. Последний год я закончил в нальчикской школе №2 – в тот год она стала лицеем, а до этого учился в 14-ой.
     Главный фактор, оказавший на меня влияние, – это профессия моей мамы. Она была одним из первых программистов (тогда это называлось оператор ЭВМ) в республике. Когда первые компьютеры появились в КБГУ, мама, закончив факультет математики, попросилась в команду, которая ими занималась.
     Так что, моими первыми учителями по программированию были она сама и ее коллеги, приехавшие из Новосибирска, Таганрога, Мариуполя и других городов в нашу республику, чтобы помогать осваивать новую профессию. Меня очень увлекла эта деятельность, и уже в 5 классе я знал, кем хочу стать.
     Позже появился кружок программирования во Дворце пионеров, который организовал Игорь Александрович Серегин – один из коллег мамы. С ним мы занимались олимпиадным программированием и уже с 8-го класса побеждали на олимпиадах всероссийского и всесоюзного уровней…
     Подробности в «Газете Юга» №36-2018.


«Была бы работа…»

     87-летний Кадыкой Хаджмухамед с супругой Уадихой Афамгат уже несколько лет живут в селе Карагач. С ними сын и дочь. Усама по профессии экономист, работал в Дамаске бухгалтером, знает английский, французский. Майя преподавала английский в университете. Из всей семьи она лучше всех освоилась с русским: «Понимаю уже хорошо, а вот ответить еще сложно».
     «Нашей семье и до этого пришлось менять место жительства. Мы жили в Эль-Кунейтре на Голанских высотах, а после известных событий переехали в Дамаск. Я был директором департамента лесного хозяйства, Уадиха преподавала философию. Теперь мы пенсионеры, спасшиеся от войны. И выживает семья благодаря нашим пенсиям, ведь дети так и не смогли найти тут работу. Завели недавно гусей – посмотрим, как пойдет дело. Никогда не думали, что будем жить на этой земле, но всегда помнили о ней. Я был несколько раз здесь. Домой привозили буквари и учили детей родному языку. Для нас очень важно было сохранить свою историю. Наверное, я все же хотел бы вернуться в Сирию, когда беда уйдет. Ведь сердце там, где ты вырос и провел молодость. У нас много родни в Европе, Канаде. Все приглашают, говорят, ну что вы там сидите без работы… А я верю, что нужно просто немного потерпеть, и все наладится», – сказал Кадыкой.
     «Не в нашей ментальности сидеть и ждать помощи. Мы привыкли всего добиваться самостоятельно, но здесь пока ничего не выходит. Никакой работы ни для меня, ни для Майи. Моей жене и сыну пришлось уехать в Иорданию к родственникам. У нее проблемы с позвоночником, физический труд и такие условия жизни ей противопоказаны… Надеюсь, что будем вместе, когда наладится наша жизнь. Может, когда российский паспорт получим. Обещают же, что со следующего года эта процедура упростится.
     В селе еще две семьи сирийцев. Конечно, поддерживаем связь, ходим в гости друг к другу. Но, знаете, проблемы нас затягивают, и мы все реже начинаем общаться. Как и местные жители, кстати. Заметили, что тут не особо принято ходить друг к другу в гости просто так. Хотя бы просто на чай. Если в гости идут, значит, нужен повод и подарок. В Сирии проще к таким визитам относятся. Но местные люди нам нравятся. Приняли нас спокойно, предлагали помощь, если понадобится. Не чувствуем себя чужаками и изгоями.
     После урагана нам почти снесло крышу – дом-то старый, маленький. Чинили своими силами. Администрация села пообещала выделить со временем 25 тысяч рублей на ремонт, но этих денег будет явно не хватать. Там и стропила сгнили основательно – их бы тоже заменить. Но мы не ропщем, так как в селе есть дома, которые пострадали больше, чем наш. Не хочется ничего просить, кроме работы. Была бы работа – никакие ремонты и стройки уже не казались бы неосуществимой мечтой», – говорит Усама.


Встреча с прадедушкой

     Азамат Отаров нашел могилу прадедушки, погибшего в 1942 на Украине:
     Когда по телевизору что-нибудь передавали про Украину, дедушка всегда говорил: «Мой отец там погиб…» Но семья не знала ни точное место его гибели, ни обстоятельства. В начале 2000 появилась Книга памяти Прохладненского и Терского районов, и там я прочитал, что мой прадедушка Отаров Тика Хацуевич, родом из Карагача, погиб в мае 1942 при бомбежке деревни Савинцы на Украине. Тогда я решил обратиться к руководителю Харьковского мемориала Игорю Поддубному с просьбой помочь в поисках его могилы. Он подсказал сделать официальный запрос в Центральный архив Минобороны. Оттуда подтвердили, что прадедушка погиб именно там. И тогда Игорь Поддубный установил точное место захоронения. Но на братской могиле не было имени прадеда. Написал письмо на имя военного комиссара Балаклейского района, в состав которого входят Савинцы. Через пару месяцев он ответил, что органы местного самоуправления сделали табличку с именем прадедушки и увековечили его память на братской могиле.
     С тех пор я очень хотел поехать туда. Вспоминал, как часто дедушка сожалел, что не знал, где похоронен его отец. Сам он умер в 2010, а я поиски инициировал только через три года. И как раз начались известные события. По федеральным каналам показывали, как на Украине все плохо, что там война, россиянам там нечего делать, и я долго не решался ехать. Но в этом году дал себе слово: я увижу могилу и почту память прадеда.
     Нашел в социальной сети группу «Савинцы», написал им – и сразу же откликнулись люди. Одним из них был Виктор Згонник, который выразил готовность помочь. Прислал приглашение. И 22 августа поездом из Санкт-Петербурга, где работаю вахтовым методом, поехал в Харьков. Украинские пограничники продержали меня минут десять: узнавали о цели приезда, кто мне Згонник. Ответил на все вопросы, и они меня спокойно пропустили.
     Сразу же поехали домой к Виктору, его семья меня очень хорошо приняла. Утром поехали к братской могиле. Я привез с собой два пакета с землей из нашего огорода, положил цветы, сделал дуа. Из интернета мы с Виктором распечатали «боевые пути 3 отдельной танковой бригады», в составе которой воевал прадедушка, и проехали по селам. Узнал, что на территории Харьковской области погибло много наших земляков. Виктор свозил меня в село Перемога, в котором во время войны погиб наш односельчанин Мамила Кештов, посетили и его могилу. И еще несколько братских могил, в которых похоронены жители нашей республики.
     Встретился с Игорем Поддубным, с Женей Петренко, администратором сайта «Книга памяти Харьковской области». Понял, что зря опасался ехать на Украину. Столько теплоты, понимания, готовности помочь я здесь встретил… Одна пожилая женщина узнала, что я приехал на могилу прадеда. Подошла ко мне, обняла и стала плакать: «Спасибо тебе за то, что помнишь…».




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2018 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru