Газета Юга
Газета Юга №26(1059)
26 июня 2014 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
Проблема в анонимной политической воле

     12 апреля в «Кабардино-Балкарской правде» была опубликована статья С. Башиевой «Проведение языковой политики какими-то радикальными методами, принуждением не достигнет цели». При всем уважении к Светлане Конакбиевне мы не можем согласиться со многими положениями ее концепции о родных языках. Существующая система мероприятий по сохранению и развитию языков оказалась на поверку недостаточно эффективной. В числе базовых структур, которые направлены на поддержание национальных языков, сказано, в частности, о существовании диссертационных советов. Но не было ни одной защиты на кабардинском или балкарском языках! Не кажется ли парадоксальным, что защита диссертаций, связанных с проблемами кабардинского или балкарского языков, проходит на русском?
     Красноречива динамика «урезания» мест для абитуриентов КБГУ по специальности «кабардинский язык и литература»: 75 в 1970 – 80, 38 в 2012 – 2013. Та же ситуация характерна и для абитуриентов по специальности «балкарский язык и литература».
      Родной язык жив до тех пор, пока существуют анклавы – села. Однако так ли неопровержима эта сентенция? На самом деле в анклавах находит распространение лишь бытовой язык, но не литературный. Мы переживаем серьезный глубокий кризис литературного языка. В Союзе писателей КБР самым молодым поэтом является 40-летний Латмир Пшуков. Ежегодный республиканский конкурс по литературному творчеству на кабардинском языке за 2012 не выявил ни одного прозаика.
     Без литературного языка любой язык обречен на деградацию. Это означает, что на данном этапе невозможно говорить о полноценном функционировании кабардинского и балкарского языков даже в селах.
     В городе отмечается незнание или плохое знание родного языка и удовлетворительное знание русского, а в селах – знание родного языка на уровне бытового и в целом неудовлетворительное знание русского. Мы хорошо понимаем, что для города и села потребуется разная методология: в селах – с усиленным изучением русского языка, в городе – с усиленным изучением родного. Именно поэтому наш проект в перспективе рассчитан на разные методы обучения родным языкам этих двух категорий учащихся.
     Все мы хорошо понимаем, что в городе почти не осталось носителей родных языков. И дело вовсе не в отсутствии патриотизма городских жителей, а исключительно в существующей языковой политике, жертвами которой стали нынешние поколения горожан. Даже при наличии объективных социальных опросов и разработок по этой проблеме могут возникнуть сложности в отношении их репрезентативности, так как большая часть городской молодежи выезжает за пределы республики, пополняя растущий поток внутренней миграции. Как правило, наши мигранты не возвращаются, они становятся частью русскоязычного населения России или иноязычными гражданами – в зависимости от страны проживания.
     При этом, разумеется, мы не склонны снимать ответственность с семьи, которая может значительно изменить частную языковую ситуацию. Но долго ли продержатся на личном энтузиазме городские родители, слабо знающие родной язык, которые отдают маленького ребенка в русскоязычную среду детского сада, русскоязычную среду школы (не считая трех часов родного языка в неделю), погружая его в русскоязычную среду всех форм СМИ, учитывая условия отсутствия школьного выпускного экзамена, родных языков в системе делопроизводства? Особенно если это семья, в которой работают оба родителя и возможность общаться с ребенком предоставляется только вечером? Семья может в какой-то степени влиять на языковую ситуацию, но не может определять ее в целом.
     Между тем существует яркий пример, когда с помощью верной языковой политики и твердой политической воли удалось восстановить почти исчезнувший язык. На Гавайских островах в 80-х годах ХХ века родной язык знали около 800 человек, но благодаря правительственной программе численность носителей языка возросла до 10 тысяч человек.
     Предлагаемый метод обучения родным языкам основывается на старом испытанном методе, который успешно практиковался до 1961 в средних школах и давал хорошие результаты. Он предусматривает поэтапную постепенную реализацию. Следует отметить, что в 1989 был введен подобный проект. Он просуществовал до 1997. В средней школе селения Нартан, например, два класса до 5 класса (начальное образование) обучались на кабардинском языке и один класс – на русском. Значительно лучше были общие результаты в тех классах, в которых велось образование на кабардинском языке. Случай в нартановской сельской школе иллюстрировал общую ситуацию в школах республики. Однако этот опыт оказался несколько преждевременным: не были изданы учебники, подготовлены учителя...
     Таким образом, предлагаемый специалистами и общественностью проект – не новый, а скорее «забытый старый», но значительно более разработанный и продуманный. В конечном итоге он предусматривает полноценную билингвальную подготовку, при которой каждый ребенок будет знать как родной, так и русский языки.
     Обратимся к советскому опыту 1961 года, когда Н.С. Хрущевым был подписан закон о реформировании программы обучения родным языкам. В то время, учитывая наличие естественной языковой среды, никто не выдвигал альтернативного щадящего метода обучения русскому языку. По сути, это была тотальная принудительная реформа, связанная с переходом обучения кабардинских и балкарских детей начальной школы на русский язык, которого они почти не знали. Полвека школьники изучали кабардинский и балкарский языки как предмет вместо того, чтобы изучать предметы на родных языках хотя бы до 5 класса, как было всегда. Старые педагоги вспоминали, что это был настоящий стресс, в результате которого многие дети не справлялись и плакали. «Ничего, поплачут и перестанут», – утешали реформаторы. Так и случилось: плакать перестали, зато выросло несколько поколений кабардинцев и балкарцев, не знающих своего языка.
     Таким образом, принцип изучения родных языков подвержен двойным стандартам: при внедрении реформы 1961 года по переводу предметов на русский язык альтернативы не предлагалось, а теперь, когда выросло несколько поколений кабардинцев и балкарцев, не знающих свой язык, утверждается необходимость «свободного» выбора языка обучения. О какой свободе выбора может идти речь, когда изначально были нарушены права, которые предполагают естественное знание родного языка?
     Кажется, все очевидно: долгий эксперимент оказался несостоятельным, он не дает адекватного знания родных языков, мы оказались перед реальной угрозой их полного исчезновения. Ведущие лингвисты-кавказоведы определяют 25 – 50 лет существованию национальных языков. Кабардинский и балкарский отнесены к вымирающим языкам неравнодушными людьми из замечательной всемирной организации ЮНЕСКО, которые гораздо раньше нас самих оценили драматизм ситуации. Хорошо понимая ее, многие представители общественности КБР забили тревогу. Было проведено несколько «круглых столов» по прояснению, проговариванию «Закона об образовании» и «Закона о языках». Было внесено около 80 поправок. Но во втором и третьем чтении представители парламента оставили «Закон об образовании» практически без изменений: снова принимается изучение родного языка как предмета 2 – 3 часа в неделю. Это вместо того, чтобы уверенно реформировать откровенно несостоятельную языковую систему образования, использовавшуюся более 50 лет!
     В ответ на это было совершенно добровольно собрано более трех тысяч подписей. Кстати, следует отдельно отметить небывалый порыв объединенных усилий со стороны разных общественных организаций, отдельных энтузиастов.
     Но совершенно непонятно, почему в очевидной языковой катастрофе приходится убеждать некоторых представителей парламента, власти, специалистов? Поистине, это необъяснимо.
     В результате широкое общественное движение, связанное с необходимостью языковой реформы, не оказало никакого реального воздействия: подписан вариант закона о языках, который предполагает примерно тот же несостоятельный вариант, который длился 50 лет! При формальном «содействии» в принятии решений по «Закону о языках» общественные инициативы на самом деле не были учтены.
     Таким образом, мы действительно приходим к представлению о насильственных действиях, но только с обратной коннотацией: речь идет о необъяснимом игнорировании широкой общественной инициативы, связанной с пониманием критического положения языков, с нежеланием разрешить эту ситуацию.
     Остается только гадать, почему, имея полноценное конституционное право знать родной язык, мы не можем реализовать его в действительности. Ведь не надо иметь большого воображения, чтобы понять, что следствием этого «эксперимента» являются деградация и упадок национального литературного языка, культуры в целом, наконец, национальной идентичности. Результатом явится упразднение статуса государственной национальной республики.
     Если еще недавно бездействие можно было объяснить непониманием, недомыслием, то сейчас официальный языковой статус ЮНЕСКО в отношении языков, многочисленные общественные инициативы совершенно прояснили ситуацию. В настоящий момент можно уже говорить о том, что проблема лежит не в сфере осознания языковой ситуации, не в юридической плоскости, а в некой анонимной политической воле, игнорирующей знание родных языков.
Борис Бижоев, доктор филологических наук, завсектором кабардинского языка КБИГИ
Мадина Хакуашева, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник сектора кабардинской литературы КБИГИ


Культура
8 балкарских артисток вошли в трехтомник Dictionnaire universel des creatrices (Универсальный словарь творческих женщин), изданный под эгидой ЮНЕСКО во Франции.

     Это актрисы балкарского театра Шарифа Кучмезова, Маржан Кудаева, Зоя Махиева, Ольга Будаева, Роза Байзуллаева и музыкального – заслуженная артистка РФ Галина Таукенова, народная артистка КБР Шахабат Наршаова, а также балерина Антонина Малкондуева.
     Появлением в словаре, собравшем женщин-деятелей в главых сферах жизни из 40 стран мира и оформленном рисунками Сони Рикель, артистки обязаны поэту и драматургу Мурадину Ольмезову («Газета Юга» №21): «Зная, что я курирую театр на Северном Кавказе, мне прислали письмо с вопросом, могу ли я подготовить статьи о балкарских женщинах-деятелях культуры. Я переадресовал эту тему театральному критику и журналисту Асият Саракуевой».


Образование
Образование

     По сообщению министерства образования и науки КБР, более 800 выпускников республики получили «двойки» на ЕГЭ по математике – несмотря на то, что минимальный порог был снижен до 20 баллов. Сергей Кононов и Андрей Бутов из школы №5 Прохладного набрали по 80 баллов.
     Две нальчанки-стобалльницы по химии.
     Рузана Черкесова, школа-лицей для одаренных детей при КБГУ:
     По химии меня подтянула бывший преподаватель нашей школы Лариса Борисова.
     Поступать буду в Первый московский университет имени Сеченова на лечебное дело. Очень надеюсь, что смогу после учебы в Москве устроиться.
     Сабина Канкулова, прошлогодняя выпускница школы №27:
     Хочу поступить в Первый медицинский университет имени Павлова в Петербурге, продолжить семейную традицию. В прошлом году я недобрала необходимое число баллов. Поэтому готовилась еще год по химии у Ларисы Борисовой.
     В сравнении с 2013 ЕГЭ по химии не стал сложнее или строже.


Право
По руководству казначейства принято решение

     Нальчикский городской суд приговорил бывшего руководителя управления федерального казначейства по КБР
     44-летнего Леонида Зрумова к 5 годам лишения свободы.
     Зрумова обвиняли в мошенничестве с четырьмя служебными квартирами общей стоимостью 8,3 млн руб., нецелевом расходовании бюджетных средств в сумме 19,9 млн, подлоге, превышении должностных полномочий, злоупотреблении ими, незаконном хранении 476 патронов калибра 7,62 к пулемету Калашникова и снайперской винтовке Драгунова («Газета Юга» №38, 2012). Он был отстранен от должности, а позже уволен.
     Начальник отделения казначейства по Эльбрусскому району Тахир Чимаев, которому, помимо мошенничества, были предъявлены обвинения в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, а также вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, полностью оправдан. Его племянник Мурат Хочуев получил год условно. Как установило следствие, четыре года назад, когда у сына Тахира Чимаева произошел в школе конфликт с одиннадцатиклассником Т., начальник отделения вместе с сыном и Хочуевым затащили обидчика в здание казначейства и избили («Газета Юга» №44, 2011).
Тимур Бахов


Происшествия
Полиция ищет родителей

     Девочка, найденная 12 июня в Сармаково, после медицинского обследования будет передана в Дом ребенка.
     Около 21.30 жительница села на металлической емкости у входа во двор обнаружила младенца, завернутого в красно-белое одеяло. Ребенка доставили в сельскую больницу, где педиатр определила состояние его здоровья как удовлетворительное. Возраст малышки – 1 месяц.
     С 16 июня она находится в Республиканской детской клинической больнице.
Артур Мусов


Спорт
Осталось восемь игроков

     На республиканском стадионе Нальчика состоялся товарищеский матч между нальчикским «Спартаком» и пятигорским «Машуком». Со счетом 6:0 победу одержали подопечные Хасанби Биджиева.
     Команда понесла очередную кадровую потерю. «Ростов» заключил контракт с защитником «красно-белых» Русланом Абазовым на четыре года.
     Ко вторнику на странице официального сайта в разделе команда осталось восемь игроков. Вратари: Азамат Шогенов и Тимур Ханиев. Защитники: Азамат Беппаев и Залим Макоев. Полузащитник: Азамат Гурфов. Нападающие: Амир Бажев, Руслан Болов и Ислам Тлупов.




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2014 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru