Газета Юга
Газета Юга №21(1054)
22 мая 2014 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«В КБР люди молчат»

     В Нальчике прошла организованная Комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина общественная дискуссия «Почему терроризм?»
     Представитель Института экономической политики им. Гайдара Ирина Стародубровская отметила, что обсуждаемая тема для КБР «актуальна особенно»: «Если рассуждать из общих соображений, в республике этой проблемы не должно быть. Достаточно европеизированная территория с очень богатыми историческими традициями, но во многом – часть европейского пространства. Территория, где закончился демографический переход, где довольно низкая рождаемость и нет такой острой конкуренции между людьми. И тем не менее проблема актуальна и серьезна. И разговор вслух – почему же это так – это, наверное, первый шаг к тому, чтобы нащупать пути разрешения проблемы».
     Руководитель республиканского правозащитного центра Валерий Хатажуков сообщил, что за последние 12–13 лет «в этой необъявленной войне, которая идет на нашей территории», погибло «минимум 700 человек с той и с другой стороны», 26 человек похищены, казнены.
     С периодичностью в 2-3 года по «каким-то счастливым стечениям обстоятельств» лидеры бандподполья где-то собираются, их «благополучно уничтожают». Но через непродолжительное время вновь возобновляется управляемость – и «все возвращается на круги своя».
     Говоря о причинах возникновения бандподполья, Валерий Хатажуков указал на общественное влияние национальных движений на ситуацию: «Установка была – не допустить противостояния традиционной культуры кабардинцев, балкарцев. В конце 90-х, когда появились противоречия в мусульманской общине, мы все это видели. Эти процессы публично обсуждались».
     К концу 90-х годов не стало национальных движений, парламентской оппозиции: «Да, были и внешние факторы – война в ЧР, различные исламские центры. Но внутренний фактор, фактор политического режима, личной власти Валерия Кокова, уничтожение оппозиции и свертывание институтов гражданского общества – именно это было причиной того, что все эти процессы стали возможны. Я хорошо помню тех, кто тогда проповедовал идеи вооруженного джихада. Никто их тогда всерьез не воспринимал. Это были небольшие маргинальные группы. Но благодаря вышеназванным процессам они моментально превратились в реальную силу.
     До событий 2005 в республике появился Шамиль Басаев. Он встречался с лидерами молодых мусульман Астемировым и Мукожевым. Они с ним не договорились, сказали: мы не пойдем по такому пути. Басаев уже после 13 октября 2005 говорил: два года назад меня выгнали, а сейчас попросили обратно. Что произошло в течение двух лет? Начались необоснованные репрессии, преследования».
     Валерий Хатажуков подчеркнул, что после 13 октября 2005 в Кабардино-Балкарии не проведено никаких фундаментальных исследований, попыток разобраться в происшедшем.
     Он подверг резкой критике созданную два года назад в КБР комиссию по адаптации: «Ее деятельность осталась на бумаге. Я знаю многих убитых, ушедших, которые вынуждены были скрыться по разным обстоятельствам, которые зачастую от них не зависели. Если бы ресурсы и властных структур, и гражданского общества были бы направлены на разрешение этой проблемы, я уверен, мы многих могли бы спасти». Он назвал неверными выводы о том, что в подполье уходят социально неблагополучные или те, кого преследуют силовики: «Там есть люди с двумя дипломами, кандидат наук, есть те, кто ушел осознанно».
     Член общественной палаты КБР профессор Мурат Хоконов отметил, что обсуждаемый вопрос связан с проблемами земли, образования и коррупции: «Это основные вопросы, стимулирующие молодежный радикализм. Возник термин «латентная гражданская война». Это уже не терроризм, а нечто более глубокое, это больше похоже на революционеров. Революционер – это гораздо более глубоко и серьезно, чем террорист. Во многом то, что сейчас происходит, похоже на то, что было в 1917–1919 в период гражданской войны. Тогда были большевики, а идеология нынешнего подполья не только исламская, претендующая на создание общества социальной справедливости…
     В КБР нет структуры, которая готовила бы учителей. По всей стране ни один университет не имеет права готовить учителей, если студенты на коммерческой основе не получат дополнительную квалификацию. Три года это делалось автоматически. А теперь университет выпускает физиков, химиков, математиков, но они не могут работать в школе. И у нас единственная республика, где институт повышения квалификации учителей не работает 10 лет. Может ли в таких условиях благополучно развиваться молодой человек?»
     Научный сотрудник Института гуманитарных исследований Рубен Ошроев сравнил Баксанский и Терский районы: первый более социально благополучен и отдален от Чечни и Ингушетии, приверженных исламу. Второй район расположен рядом с РИ и ЧР и имеет больше социальных проблем. Однако в Баксанском районе террористическая активность более высокая, чем в Терском. Ни один из 650 опрошенных не назвал террористов, которые находятся в розыске, но при этом говорит: на этом делают большие деньги, за этим стоят люди с большими погонами.
     Научный сотрудник ИГИ Асланбек Мирзоев отметил, что в царской России была более продуманная религиозная политика: «Еще Екатерина II говорила, что с идеями можно бороться только идеями, а не пушками. А у нас борются пушками. С молодежью, которая уходит в подполье, надо не воевать, а выводить ее в правовое поле, легализовывать».
     Ирина Стародубровская, говоря о различиях в ситуации в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, сообщила, что в КЧР удалось избежать конфликта между старшим поколением и молодыми мусульманами. Духовное управление КЧР привлекло молодых к активной работе, создав Совет алимов. Молодые и старшие не сталкиваются и на уровне районов и сел. Названные обстоятельства стали одной из главных причин того, что в КЧР не возникло подполье как центр притяжения и инфраструктуры по втягиванию молодежи: «Угроза возникновения подполья была, но оно не возникло. И это очень важный фактор различия ситуаций в КБР и КЧР». Эксперт подчеркнула, что в обществе в КЧР нет страха: «Люди могут достаточно свободно высказывать свои взгляды, когда они понимают, что отличные от официальных положений взгляды не перекрывают им пути.
     Я проводила достаточно много исследований и в Кабардино-Балкарии, и в Карачаево-Черкесии. Поверьте мне: это два разных мира. В КБР исследования проводить почти невозможно, потому что люди молчат. В КЧР с этим я практически не сталкивалась».
     Ирина Стародубровская отметила в КБР отсутствие общения и медиации и атмосферу силового давления и страха: «Наверно, государство здесь считает, что таким образом можно решить проблему. Но сравнение с КЧР очень четко показывает: проблема решается другими способами. Там есть обыски, есть профилактические беседы, почти нет тех, кто говорит, что его били. Более сложная обстановка в Малокарачаевском районе, но там за 10 лет лишь одна контртеррористическая операция».
Олег Гусейнов


Культура
«В балкарском театре ставить отказались...»

     Пьеса поэта, прозаика и драматурга Мурадина Ольмезова «Изнанка тишины» включена в список рекомендуемых европейской сетью театральных переводов «Евродрам»:
     В Париже есть такая культурная ассоциация – «Дом Европы и Востока». Ее издательство специализируется исключительно на театральной драматургии и регулярно выпускает альманахи с отрывками пьес разных авторов и отдельные книги. Председатель – театральный режиссер Доминик Долмье и сопредседатель – испанка Беатрис Кабу организовали «Евродрам», где ежегодно четыре десятка языковых комитетов выбирают лучшие современные пьесы на разных языках, чтобы перевести их и предложить режиссерам Европы, Средиземноморья и Средней Азии.
     Мое знакомство с «Домом» началось совершенно случайно. Во время войны в Чечне западные корреспонденты познакомились с драматургом Мусой Ахмадовым, который вместе со мной представляет Россию в «Евродрам»-2014. Их интересовали кавказские драматурги, и он нас связал. Итогом общения стал выход в Париже моей книги «Le sang et la cendre» («Кровь и пепел»).
     Я спрашивал Долмье, почему мы, кавказцы, их так интересуем. По его словам, люди здесь еще не растеряли свои традиции и обычаи, сберегли ментальность. Кроме того, им интересно, что происходит в мировой драматургии, ведь театр – лицо народа.
     Увы, как координатор «Евродрам» по Северному Кавказу могу сказать, что у нас хороших драматургов нет, кроме Мусы. Ни кабардинцам, ни балкарцам некем похвастаться сейчас. Пишутся пьесы-однодневки, «комедии», в которых преобладает пошлость, все плохое, что мы взяли себе с запада. Но у нас нет и по-настоящему хороших режиссеров, а ведь всегда театры создавали под себя драматургов...
     Сам я пришел в театр неожиданно для себя. Все началось с легенды о Гошаях и Къаншаубие, которую любил рассказывать мой отец. Несколько раз за три десятка лет порывался написать пьесу по мотивам этой истории, но всякий раз чего-то мне не хватало. А в 1997 сел и написал объемную пьесу за 9 дней. Получилось сразу на чистовик, как будто писал под диктовку. Наверно, все эти годы подспудно я размышлял над ней.
     Сейчас у меня написано восемь драм, из которых на сцене шли только две. В 2002 была поставлена «Тахир и Зухра». Я был очень недоволен тем, как она была сокращена. Пытался объяснить: когда пишу, вижу, как оно должно быть на сцене... Московские критики, принимавшие спектакль, подтвердили мои слова. Несмотря на эти недочеты, на II фестивале национальных театров Северного Кавказа «Сцена без границ» она была признана лучшей национальной пьесой 2003.
     «Изнанку тишины», признанную в Европе, в балкарском театре ставить отказались под предлогом «не хотим выносить сор из избы». Думаю, это лишь отговорка. Конечно, у нас есть это свойство – «не быть, а казаться», показывать только хорошее. В пьесе идет речь о брошенных, преданных детьми стариках. Идея пришла после того, как сестра, приехавшая с угощением в стардом, обнаружила, что там коротают дни два старика и старушка – балкарцы. В пьесе действие происходит в семье стариков, которые живут в своем домике в Приэльбрусье. Дети живут в городе и очень хотят продать дорогую землю. Когда внук попадает в историю с наркотиками, чтобы помочь ему, старики решаются на это. И оказываются в стардоме...


Образование
«Будем проводить ЕГЭ новой командой»

     Министр образования и науки КБР Нина Емузова рассказала о ЕГЭ в этом году:
     «Экзамены будут сдаваться по 13 предметам – не выбрали только испанский язык. Достаточно большие команды у нас дают обществознание, история, английский, физика… Мы будем проводить ЕГЭ практически новой командой. На сто процентов сменились руководители пунктов проведения. То же самое – эксперты, возглавлявшие группы по проверке работ. В среднем на 60% смена затронула тех, кто будет обеспечивать проверку работ».
     Все аудитории уже обеспечены видеонаблюдением с выходом в интернет, на входах будут применяться металлодетекторы: «Порядок очень жестко обговаривает наличие технических средств у детей. Если даже ребенок не воспользовался, но его обнаружат, он прекращает экзамен и удаляется. И сможет пересдать ЕГЭ только через год». Средства подавления сотовой связи будут использоваться «в рамках имеющихся технических возможностей».
     В этом году республиканский центр обработки информации (РЦОИ) не будет иметь отношения к хранению и доставке КИМов: «Этим занимается спецсвязь, которая получит все материалы на свои склады, оттуда в день проведения экзаменов отвезет их на пункты проведения ЕГЭ. Этот порядок относится не ко всем регионам страны, а к тем, которые в прошлом году себя показали так, как мы».
     Согласно порядку проведения ЕГЭ, все работы, набравшие свыше 80 баллов, будут перепроверяться сперва в республике, а потом в федеральном центре тестирования.
Тимур Бахов


Спорт
Ушли в отпуск с победой

     Нальчикский «Спартак» заканчивал сезон с желанием доказать, что место в середине таблицы – всего лишь неудачное стечение обстоятельств. Оба клуба уже решили свои турнирные задачи. «Мордовия» завоевала путевку в премьер-лигу, «Спартак-Нальчик» сохранил место в ФНЛ. А потому команды имели возможность поиграть в свое удовольствие и по мере возможности порадовать зрителей. Впрочем, ожидать легкой прогулки в последней игре нынешнего розыгрыша хозяевам поля все же не стоило. Ведь в Нальчик приехал новоиспеченный победитель ФНЛ.
     Первый тайм прошел в убаюкивающем темпе. Мячом чуть чаще владели футболисты «Мордовии», однако до опасных моментов у ворот Цыгана дело не доходило. Тихо было и возле противоположных владений, пока вялотекущий ход матча не нарушил Руслан Болов. Приняв мяч в 18 метрах от ворот, молодой нападающий неожиданно для всех пробил с разворота. Мяч пролетел чуть выше перекладины. Спустя считанные минуты, находясь в штрафной соперника, Болов послал мяч низом мимо вратаря и дальней штанги. Этот эпизод встряхнул гостей, они собрались и до перерыва подобных вольностей при обороне своих ворот не позволили.
     После возобновления матча игра по-прежнему шла без ворот и опасных моментов. Со стороны казалось, что команды согласны на ничью, – как вдруг сработала замена, сделанная Биджиевым. Панюков, сменивший Болова, откликнулся на пас Сирадзе внутри штрафной, обыграл Шебанова и поразил пустые ворота – 1:0. У «Мордовии» в запасе оставалось 15 минут, чтобы избежать третьего поражения подряд. Отличную возможность сравнять счет упустил Маркин, мощный удар которого в красивом броске отбил Цыган. Финальный штурм гостей не принес результата. Чем, несомненно, порадовал футболистов и болельщиков нальчикского «Спартака».


«Я максималист по жизни»

     Анзор Темботов – мастер спорта международного класса, заслуженный тренер России, чемпион России, призер чемпионатов мира и Европы, главный тренер кадетской сборной России по вольной борьбе:
     – Первые шаги делал в нашей республике. Потом переехал на Украину, где закончил Херсонское высшее училище физической культуры. После развала СССР выступал за сборную Украины. В ее составе завоевал медали мирового и европейского чемпионатов. В 1997 вернулся на родину. Выступая за сборную республики, стал чемпионом России. Получил вызов в сборную. Но из-за постоянных травм не удалось принять участие в международных соревнованиях. В 2000 пришлось завершить спортивную карьеру и начать тренерскую. Первым местом работы была нарткалинская ДЮСШ.
     – Кто привил вам любовь к спортивному образу жизни?
     – Анатолий и Хатали Темботовы – мои родные дяди. Они привели меня в секцию борьбы, откуда я уже не смог уйти.
     – На вашем счету десятки медалей. Но, может быть, есть соревнования, которые запомнились больше всего?
     – Турнир в Кызыле запомню на всю жизнь. Он прошел на открытом стадионе, который был забит под завязку. Хотя были турниры в Австралии, Париже…
     – Чему пришлось учиться в первую очередь в новом амплуа?
     – Мне повезло, что на разных этапах моей карьеры встречались прекрасные тренеры со всего постсоветского пространства. Я многому у них научился. Поэтому переход от спортсмена к тренерской деятельности мне легко удался. Ничего ломать в себе не пришлось. 7–8 лет я выступал в составе сборной Украины – за это время получил бесценный опыт. Тренировался с олимпийским чемпионом Сагидом Муртазалиевым, Джамбулатом Тедеевым, Эльбрусом Тедеевым, Владимиром Тогузовым…
     – Какая победа приносит больше эмоций – собственная или учеников?
     – Скорее, моих спортсменов. Когда видишь их на пьедестале, видишь их счастливые лица, их родных, понимаешь, что та работа, которую мы вместе делаем, дает результат.
     – Что почувствовали, когда узнали о назначении на должность главного тренера сборной юношей?
     – Возглавить сборную – это пик тренерской карьеры и большая ответственность. Среди тренеров сборной была большая текучесть. Многие думали, что я поработаю полгода-год, и меня уволят. Я задержался.
     – Что вы изменили в сборной России?
     – Первым делом создал благоприятный микроклимат в коллективе. Во-вторых, в свою команду беру только лучших спортсменов. Вне зависимости от национальности, положения в обществе.
     – Каковы перспективы Амирхана Гуважокова в сборной России?
     – Очень неплохие. Если учитывать его последнее выступление на чемпионате Европы. На Евро Амирхан одержал верх над основными конкурентами. В том числе выиграл у победителя прошлого мирового и европейского первенства.
     – Ваши планы?
     – Я максималист по жизни. Когда боролся, мечтал стать чемпионом Олимпийских игр. Став тренером, мечтаю вырастить олимпийских чемпионов.
Константин Арсеньев




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2014 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru