Газета Юга
Газета Юга №10(1043)
06 марта 2014 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
«Пришло время платить»

     Премьер РФ Дмитрий Медведев подписал изменения в правила поставки газа для населения, в соответствии с которыми отключать «голубое топливо» теперь можно не после 3 месяцев неоплаты, а уже после 2. Новации, как объясняется, связаны с необходимостью погашения более 40 млрд долга, большая часть которого приходится на регионы Северного Кавказа. По данным директора Кабардино-Балкарского филиала ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» Сергея Смирнова, задолженность населения КБР превысила 3 млрд:
     – По итогам 2013 наиболее низкий уровень оплаты в Лескенском, Урванском и Баксанском районах – 31%. Самый высокий показатель в Майском районе – 77,2%. За ним следуют Прохладненский район и Нальчик.
     По предприятиям теплоэнергетического комплекса республики долг более
     2 млрд. То есть общая задолженность превысила 5 млрд. Цифра, конечно, критичная. Весь потенциал нашего филиала, серьезный административный ресурс направлены на то, чтобы совместными усилиями не дать этой сумме расти, а в перспективе добиться снижения дебиторской задолженности.
     – Прошлому руководству КБР не удалось прийти к согласованной с «Газпромом» позиции по графику погашения долгов...
     – Разработанный в 2013 проект был не совсем корректен, на наш взгляд: предлагалось в 2013 и 2014 предприятиям теплоэнергетики КБР вообще не платить за газ. Поэтому он и не был согласован в Москве. Сегодня есть подписанный «Межрегионгазом» и руководством республики график погашения, рассчитанный на 2014. О сумме я бы говорить не хотел – это пока лишь начальный этап полного погашения дебиторской задолженности.
     – Постоянные совместные с ФССП рейды по неплательщикам говорят о том, что приставы не справляются самостоятельно?
     – Мы проводим по два рейда в неделю по каждому из районов. Скажем так, если с судебным приставом представитель нашей компании, участковый и глава района, эффект значительно сильнее: люди понимают, что пришло время платить.
     Сформировали также специальные «летучие бригады», которые проверяют деятельность наших собственных контролеров, чтобы отношение абонентов к компании становилось более позитивным.
     – И все же в 2013 было подано исков на 242 млн, а взыскано всего 9,5 млн...
     – Процент просроченной дебиторской задолженности, которую мы успевали передавать в суды к середине года, был достаточно низким – 30,6%. Но на конец 2013 мы достигли 70,9%. Несомненно, это даст свой эффект. Мы будем и дальше действовать в этом направлении – другого пути у нас нет. При этом, в общем, к своим абонентам мы относимся лояльно и не ставим во главу угла цель ограничить подачу газа всем должникам. Пытаемся применять индивидуальный подход. Прекрасно понимаем: есть районы, где платежеспособность абонентов-физлиц достаточно низкая. Поэтому стараемся давать рассрочку до 6 месяцев. Самое главное, чтобы абонент понимал: заключив договор о реструктуризации, он должен соблюдать сроки погашения задолженности по графику. Как только идет просрочка, для нас это основание, чтобы снова ограничить подачу газа.
Тимур Бахов


Политика
Педагогов хотят закрепить на селе

     Парламент Кабардино-Балкарии обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву и спикеру Госдумы РФ Сергею Нарышкину по «вопросу обеспечения образовательных организаций квалифицированными кадрами».
     Депутаты отмечают «выявление серьезных проблем» с кадрами и «острый недостаток специалистов» в сельской местности, указывая, что выпускники образовательных организаций различного уровня, обучающиеся за счет средств федерального и региональных бюджетов, получив высшее педагогическое образование, зачастую не работают по профессии.
     Эта проблема, считают парламентарии, характерна не только для Кабардино-Балкарии, но и для многих регионов страны.
     В обращении подчеркивается, что вопрос не решают даже различные меры социального характера, предусмотренные в КБР для сельских учителей: бесплатное жилье, полная компенсация услуг ЖКХ, надбавки к должностным окладам от 10 до 25 процентов.
     Парламент просит центр о «законодательном закреплении на федеральном уровне обязанности выпускников», обучавшихся за счет бюджетных средств, «отработать в системе образования не менее трех лет».


Общество
Государство должно проявить политическую волю, а общественность – гражданскую позицию

     Проблемы сохранения родных языков продолжают оставаться «болевой точкой» современного мировосприятия и самосознания многих представителей общественности республики. Особую озабоченность вызывает то, что субъективные ощущения подкрепляются объективными данными о мрачных прогнозах относительно судьбы кабардинского и балкарского языков: по данным ЮНЕСКО, они объявлены исчезающими языками, которые могут просуществовать от силы 50 лет.
     Проблема родных языков как государственных языков республики стала предметом рассмотрения на парламентских слушаниях, посвященных обсуждению «Проекта закона об образовании» 24 декабря 2013. Представители общественности КБР предложили ряд существенных поправок к проекту закона по части статьи 7 «Язык (языки) образования, этнокультурное образование». 13 февраля 2014 на собрании представителей научной, творческой интеллигенции и общественных движений КБР эти поправки получили единодушное одобрение.
     Всех участников собрания – представителей различных сфер деятельности – объединяла одна общая идея о необходимости принятия решительных мер по сохранению языков титульных народов республики. В то же время их выступления отражают, что в обществе нет единства понимания механизмов решения этой судьбоносной проблемы.
     Именно это продиктовало желание поделиться своим отношением к ней.
     Опыт всех последних лет показывает, что все вопросы функционирования и обучения национальным языкам решаются не в их пользу. Особенно обидной является не позиция родителей, отказывающихся от обучения своих детей родному языку, а отношение к нему некоторых ответственных работников образования, которые, как правило, используют аргументы, основанные на поверхностных фактах, а не на анализе сущности и роли родного языка в развитии подрастающей личности. Это тем более неприемлемо, что уже по своему предназначению они должны «просветлять» умы людей в вопросах обучения и воспитания. В реальности же мы видим, что одни деятели от образования действительно не понимают значение данного вопроса, другие – сознательно тормозят его решение, исходя из конъюнктурных соображений. Так, нередки кощунственные высказывания функционеров относительно роли родного языка в жизни его носителей. Поистине это не вина, а беда народа, который не понимает, что родной язык в чисто коммуникативном плане может и не довести до Прохладного или другого города, но он сделает такой вклад в мышление растущего человека, который выведет его на широкую жизненную орбиту.
     Никому не надо кивать на федеральный центр. Государство, в котором мы живем, никогда не говорит нам «не учите свой родной язык», но, с другой стороны, оно не будет принуждать нас к тому, чего мы не хотим сами.
     Одним из ключевых вопросов сохранения родных языков, в связи с которым предлагаются поправки к законопроекту, является язык обучения в начальной сельской школе. Это вызывает особое сопротивление со стороны руководителей образовательных учреждений и родителей. Да, в начале 90-х годов был проведен эксперимент по обучению учащихся начальных школ на родных языках, который, как показывают официальные данные, не дал положительных результатов. Значит ли это, что мы раз и навсегда должны отказаться от этой идеи? Неудовлетворительные результаты обучения, как известно, далеко не всегда означают порочности целей и методов обучения. Как показывает даже самый поверхностный анализ этого опыта, неподготовленность системы обу-чения на родном языке, отсутствие реальной государственной поддержки «перевесили» определенно имевшиеся положительные результаты обучения не в пользу родного языка.
     Исходя из многочисленных научных данных языкового развития ребенка и из своего собственного многолетнего опыта обучения иностранному языку, которое в своей основе является взаимодействием родного и иностранного языков, следует со всей ответственностью сказать: если ребенок, говоривший в семье на родном языке, приходя в школу, попадает в сферу другого языка, ему наносится непоправимый интеллектуально-психологический ущерб. Это происходит в связи с тем, что в данном случае происходит не развитие, а разрушение той элементарной понятийной базы родного языка, которая успела сформироваться к этому времени. Надо ли говорить о психологическом аспекте такой постановки обучения? В результате наблюдается неполноценное развитие обеих языковых систем, определяющих способности мышления.
     В качестве аргумента могу привести мнение работников университета, с беспокойством отмечающих, что выпускники сельских школ республики плохо говорят на русском языке. Это на самом деле так. Но могу добавить, что эти же выпускники плохо говорят и на родном языке – я имею в виду не только умение общаться на бытовом уровне. В этом можно было убедиться и на занятиях по родному языку со студентами первых курсов неязыковых специальностей, где я присутствовала в качестве члена комиссии по подготовке к ученому совету КБГУ вопроса о состоянии обучения родным языкам в университете. Радует то, что все студенты показывают заинтересованное отношение к изучению родного языка в вузе. Огорчает, что они при этом с трудом читают – не говоря уже о способности свободно формулировать свою мысль на отвлеченные от быта темы. Таким образом, очевидна нерасторжимая взаимосвязь языков, которая позволяет сделать вывод, что учащиеся, грамотно владеющие родным языком, будут непременно успешно усваивать русский и любой другой язык. Согласно закономерностям взаимодействия языков, в двуязычии усвоение второго языка в значительной мере определяется уровнем владения первым языком.
     В связи с этим представители двуязычного образования всегда подчеркивали преимущества последовательного обучения родному и русскому языкам в сельской школе с обучением всем предметам на родном языке на начальном этапе.
     Одна из наиболее часто дискутируемых тем: что или кто важнее всего для того, чтобы ребенок владел родным языком? Многие представители общественности сходятся во мнении, что сохранение родного языка – это священная обязанность семьи, которую надо заставить выполнять свой долг. Другие возлагают ответственность на сферу образования. Не умаляя значения обучения родному языку в этих сферах, следует подчеркнуть, что есть верховная детерминанта, определяющая то, что мамы не поют колыбельные для своих детей на родном языке, а бабушки и дедушки, плохо говорящие на русском языке, пытаются говорить с внуками именно на русском. Здесь срабатывает факт, о котором в свое время писал Б.Х. Бгажноков, изучавший состояние билингвизма в республике: представленность социальной ситуации в голове человека – что, впрочем, может и не осознаваться им. Кроме морально-нравственных пружин, нет закона, согласно которому семью можно заставить культивировать родной язык и спросить с нее за это. К сожалению, «любителей» родного языка, понимающих его неоценимое значение в развитии человека, не так уж много. Если за пределами семьи или школьного класса родной язык нигде не используется, то все усилия ни к чему не приведут. А многочисленные конкурсы, викторины, олимпиады на знание своих языков есть не что иное, как самообман и удобный способ подмены реального владения языком формальными отчетами. Видя такое положение языка, родители, прагматично решая судьбу своего ребенка, отказываются от изучения им родного языка.
     Очевидно, что в качестве главного фактора сохранения языка, определяющего все сферы его использования, выступает его общественный статус. Язык должен входить в контекст жизненных потребностей и устремлений человека. Это исходное условие процесса усвоения и владения языком. Убедительным примером этого служит интенсивное и массовое изучение иностранных языков в современном обществе, в котором их знание связано с жизненным успехом.
     Таким образом, речь идет об общественной востребованности родного языка, или его общественных функциях, выполняемых им в нашем социуме. В таком случае основная ответственность лежит на государственных органах КБР, которые в соответствии с Конституцией РФ, Конституцией КБР должны обеспечивать социальную, экономическую и юридическую защиту функционирования и развития национальных языков.
     Понятно, что проблема сохранения и функционирования языков такая же многогранная, как и сама жизнь. В ее решении государство должно проявить политическую волю, а общественность – гражданскую позицию.
Леорена Хараева,
доктор педагогических наук,
профессор института филологии КБГУ


Ташкентские жили одной семьей

     73-летняя Роза Хаджиева из Хасаньи рассказывает, как в Узбекистане жили раскулаченные балкарцы и кабардинцы:
     В 1935 отца моей матери Атту Тилова раскулачили и сослали в Ташкентскую область, Нижнечиркинский район, хлопсовхоз №10, отделение №3 вместе с женой, четырьмя дочерьми и двумя сыновьями. Моя мама к этому времени была уже замужем, и ее это тогда не коснулось. Дед был зажиточным крестьянином. Разводил много скота и все нажил своим трудом. У него был двухэтажный дом с жестяной крышей.
     Моя тетя говорила, что депортация балкарцев в 1944 – это полбеды, потому что выслали весь народ и горе переживали вместе. А раскулаченных вывозили выборочно, отдельными семьями, и им приходилось труднее. Как с врагами народа с ними не разрешали попрощаться даже родственникам.
     Мой отец Сафар Хаджиев ушел на войну и погиб под Сталинградом. Нашу семью вместе с остальными балкарцами выслали в 1944 в Казахстан. У мамы на руках осталось трое детей – Джабраил, Марьям и я. Мама привезла нас из Алма-Аты в Ташкент, и мы там воссоединились с ее родственниками.
     В Узбекистане находились раскулаченные Курашиновы, Кумыковы, Ульбашевы, Жангуразовы, Гукетловы, Балкизовы, Лукожевы, Мустафаевы, Текуевы, Бердовы, Кушховы, Хацуковы, Хасауовы, Хамуковы, Альмовы... Они называли себя ташкентскими.
     Все работали на хлопковых полях. Ребенок, который пошел в школу, уже должен был собирать хлопок. После уроков мы шли на поле. Нам давали палочки, чтобы измеряли расстояние между кустами. Насильно работать никто не заставлял, но каждый знал, что он должен это делать. Хлопкосовхоз №10 считался отстающим. После того, как приехали раскулаченные, он выбился вперед.
     Мы все жили как одна семья. Никто не разделял нас на кабардинцев и балкарцев. До сих пор скучаю по Узбекистану. Это моя вторая родина. Узбеки к нам очень хорошо относились. Вообще никогда не было конфликтов между нами.
     Раскулаченные женились между собой. Помню единственный случай, когда одна из наших девушек вышла замуж за узбека. В Ташкенте моя старшая сестра Марьям вышла замуж за Хазрет-Али Кушхова (фото 1). Он был из малкинских. Его мать умерла при родах, отца и дядю раскулачили. Как-то его отец, затосковав по родине, тайно поехал домой на побывку. Но его выдали, отправили в Кемерово – и больше никто его не видел. Хазрет-Али был воспитан дядей.
     Помню, как мы с двоюродной сестрой пошли на свадьбу к Александру Бердову и нас угощали там сладостями. Его первенца назвали в честь нашего зятя Хазрет-Али Кушхова.
     Предпринимательский дух у раскулаченных сохранился. Они приспособились к новым условиям, держали скотину и жили неплохо.
     Раскулаченных кабардинцев вернули на родину чуть раньше, чем балкарцев. Они перед отъездом устроили большой праздник в честь этого.
     После смерти моего брата в его личном фотоальбоме мы обнаружили фотографию, сделанную в 1947 или 1948. На ней он с одноклассниками (фото 2) – детьми из раскулаченных семей: Марьям Жантуевой, Тамарой Курашиновой, Магометом Кумыковым, Далхатом Ульбашевым, Нанушей (фамилии не помню), Риммой Шапошниковой, Сулейманом Озаруковым и их учителем Солтаном Цораевым.
     Моими одноклассницами были Фатима Хацукова, Абидат Жангуразова, Куца Кушхова. Куца учила меня кабардинскому, а я ее балкарскому. Каждый ее урок начинался со слов: «Скажи – гумальдин». Видимо, девочке очень нравился такой платок...
     Раскулаченные жили на чужбине 20 лет, и это очень нас сплотило. Раньше мы все тесно общались. На похороны и свадьбы друг к другу. Сейчас все в возрасте, многих уже нет в живых...


«Удалось потренироваться в Долинске»

     Нальчанин Геннадий Скрипко (фото 1) занимается скалолазанием, бегает на роликах и подрабатывает промышленным альпинистом, выкладывая видео своих увлечений на собственный канал на youtube:
     «Когда срываешься с натянутой над пропастью ленты, адреналин просто закипает. Конечно, бывает страшно. Но страх – хорошо. Иначе не почувствуешь черту. Главное, держать его под контролем, не поддаваясь панике. Например, когда на высоте тридцать-сорок метров цепляешься за тонюсенький ствол сосны, которую изо всех сил раскачивает ветер». Это часть подработки, которая, как шутит Скрипко, дает ему неплохие средства, чтобы путешествовать по всему миру: «На Рублевке много коттеджей с дорогими крышами, над которыми надо обрезать ветви деревьев так аккуратно, чтобы их не повредить».
     9 января Скрипко с другом сняли с Эльбруса нескольких незадачливых «горовосходителей»: «Мы поднялись на восточную вершину. Ветер был километров сто, температура минус сорок. Когда спускались, заметили их чуть выше. Сил идти просто не было, но когда увидел, что мой товарищ повернул вверх, понял, что тоже надо».
     В горы Геннадий Скрипко ходил с детства – учился на Искоже в 25 школе. На коньки встал в Москве: «Когда приезжал в Нальчик и на площади перед Белым домом занимался, народ на скамейках пальцами показывал, смеялся... Когда начинал делать трюки, все доставали сотовые и снимали. Потом одного заразил коньками, второго, третьего... Сейчас в Нальчике это уже не редкость».
     О выигранных на спид-скейтерских роликовых коньках 40-километровых марафонах 46-летний Скрипко говорит шутя: «Я и сегодня с молодыми катаюсь и становлюсь первым – не хочется еще переходить в мастера и двигать с пьедестала своих старших товарищей. В том году вот был первым в Минске, потом в Харькове». Хотя после травмы во время исполнения сальто в Казани, когда врачи по частям собрали коленную чашечку, стоял вопрос, сможет ли он ходить не хромая: «Приехал на родину – зализывать раны. И здесь в спортзале познакомился с Таймуразом Катаевым. Он просто человечище: настолько глубоко его понимание процесса восстановления после спортивных травм. Только благодаря ему я сегодня бегаю».
     Одним из запоминающихся мероприятий для Геннадия Скрипко стало открытие Олимпиады в Сочи: «Позвонили ребята, с которыми обычно участвуем в марафонах: «Не хочешь поучаствовать?» Обзвонили друзей. Набралось человек двести пятьдесят со всей России и не только – один парень из Праги, двое из Прибалтики.
     Нам оплачивали перелеты, проживание и питание. Две недели тренировались в Москве, еще две – в Сочи.
     Почему-то вспомнился пионерлагерь – жили по шесть человек в комнате, но условия идеальные, ничего лишнего – все чисто, организованно, кормили очень хорошо.
     С нами занимались Илья Авербух и американская команда, работающая с Cirque du Soleil. Я не понимал, как можно такую массу народа заставить двигаться синхронно, пока не выдали маленькие наушники, по которым слышали все команды режиссера.
     Костюмы были со светодиодами, на батарейках. И все очень боялись, что, когда в самый ответственный момент нажмешь кнопку, иллюминация не загорится и ты должен будешь уйти в сторону, чтобы не мешать основному потоку. Еще просили ничего не фото-графировать – чтоб интригу сохранить.
     Тяжело было из-за покрытия на стадионе «Фишт»: оно под акробатов – резиновое. А по такому ролики не едут, и приходится просто чисто физически бежать. Девушки и некоторые парни послабее уставали – приходилось поддерживать их.
     Когда все закончилось, стало грустно на душе: столько дней тренировок, бешеный ажиотаж, эмоции... И все так быстро прошло.
     Но для грусти нет времени – впереди новые цели».
     Среди них фестиваль хайлайнеров в Турции: «На высоте между скал натягивается лента, по которой ходят и на которой выполняются разные трюки. Вот, к примеру, удалось потренироваться в Долинске (фото 2). Жаль, не получилось сделать фото на фоне Эльбруса. Но в следующий раз обязательно будет».
Тимур Бахов


Культура
«Есть понимание маркетинга, без которого музей не начнет работать по-современному»

     О новом в работе музея ИЗО им. Ткаченко рассказывает директор Рита Таова.
     – Давайте начнем с того, что у вас экономическое образование...
     – Даже с отличием защитила диплом. Но бухгалтером не проработала и дня – как раз во время подготовки к защите меня затянула работа на телевидении. Потом было «Русское радио». Что касается музея, министерство культуры КБР объявило конкурс на замещение должности руководителя. Подготовила программу развития, защитила ее перед комиссией, как и остальные претенденты...
     – Вы пришли сюда из продюсерского центра, активно сотрудничающего по госконтрактам с министерством культуры...
     – Это не моя собственная компания – я работала в ней генеральным директором с 2006. С этим продюсерским центром я повзрослела, получила там хороший практический опыт как руководитель, организатор, менеджер. Сейчас это мне помогает. Потому что есть понимание маркетинга, без которого, на мой взгляд, музей не начнет работать по-современному.
     – В 2000 из-за аварийного состояния по договору на временное хранение в дом правительства КБР были переданы 18 полотен из «золотого запаса», включая подлинники Айвазовского и Васнецова («Газета Юга» №46, 2005). Музей давно отремонтирован. Вернулись ли картины?
     – В доме правительства находилось двенадцать картин. Работ Айвазовского среди них не было. Было полотно Васнецова, а также картины местных художников. Например, Михаила Ваннаха. Все они возвращены, отреставрированы и находятся в хранилище. «Эльбрус» Аполлинария Васнецова можно увидеть на выставке «Эстафета времени».
     Сказать, что трепетно относимся к золотому фонду музея, – ничего не сказать. Там действительно очень редкие, потрясающие экспонаты: наши классики не просто писали – каждое полотно с натуры. Они самостоятельно добирались на пленэр, где не ступала нога человека, работали там в сложнейших условиях...
     – А насколько музей удовлетворяет требованиям к хранению таких экспонатов?
     – Это проблема, которую в одиночку мы решить не в силах. Очень надеемся на помощь министерства культуры КБР, руководства республики. Помещений для хранения не хватает.
     – Правда ли, что часть выставочной площади будет отведена под постоянные фондовые экспозиции?
     – Желающих выставиться много, и на фондовые выставки не остается времени. Между тем люди очень любят эти экспозиции – хорошо с ними знакомо особенно старшее поколение. Хотим изменить ситуацию, чтобы работы из запасников были доступнее зрителям, чтобы их знала молодежь. Решили, что с марта последний, третий зал будет отведен под постоянную выставку работ из запасников музея с разной тематикой.
     – Выставки стали короче. Это часть новой концепции?
     – Работа музеев в советское время была встроена в систему, связанную с учреждениями образования – от детсадов и школ до ПТУ и вузов. Эта система работала, как машина: устраивались экскурсии, выездные выставки... Потом все разрушилось. Есть целое поколение, появившееся со времен распада СССР, которое мы можем потерять в культурном смысле. Наша глобальная цель – вернуть людей в музей. Хотим начать со школьников – чтобы каждый хотя бы раз побывал в музее, заинтересовался, пришел потом сам с родителями, родственниками, друзьями. Хотим извлечь максимально положительного из новых технологий, которые обладают широкими возможностями для объединения людей. У нас уже есть сайт, а также страничка в фейсбуке, на которых активно информируем о своей деятельности, рассказываем о мировой музейной жизни. Образовалась небольшая группа пользователей – людям нравится, что мы делаем.
     – Когда последний раз музей приобретал работы?
     – К сожалению, мы не имеем возможности закупать картины. Но часто бывает, что после выставок авторы дарят их нам – так и пополняем фонд.
     2014 президент России своим указом объявил Годом культуры. Следующий год будет юбилейным для нас – музею исполнится 55. Мы планируем устроить серьезную фондовую выставку, а также затронем такое современное направление – может, не очень актуальное в нашем городе – как карикатура. Эти два года станут очень насыщенным периодом. В который, как мы надеемся, начнут происходить первые позитивные сдвиги, и в последующем музей ИЗО сможет самостоятельно закупать картины для своих фондов.
Тимур Бахов


«К нам будет очень сложно раздобыть билет»

     «Театр юного зрителя – детище, которым мы очень гордимся, – рассказывает директор Объединения парков культуры и отдыха Алий Хочуев. – Почти год назад Аскер Налоев пришел с такой задумкой в управление культуры мэрии. Там его ко мне переадресовали, я с радостью поддержал. Человек он необычный, талантливый и ему нужна площадка для творчества. Нам удалось освободить помещение на втором этаже танцзала. Планируется, что это будет не просто репетиционная база, но и культурный центр, доступный не только для артистов, но и для музыкантов, художников, дизайнеров. Поставим там небольшую сцену. Для более масштабных представлений можно будет спускаться в танцзал – там будет расширена сцена. Театр будет ездить в школы и интернаты, а если там не окажется помещения, будем привозить детей к нам в гости – специально для этого купили микроавтобус. Постараемся все успеть к маю».
     «Очень трудно, если приходится скитаться без собственной сцены, – говорит худрук театра юного зрителя Аскер Налоев. – Мы ждем не дождемся ее. Это помещение обладает уникальной акустикой. Оно небольшое, и там со зрителем можно установить более тесный контакт, слышать его дыхание. Убежден, что к нам будет очень сложно раздобыть билет. Уже три готовых спектакля, на подходе еще два, премьера которых намечена на первую годовщину ТЮЗа – 2 мая».
Алиса Баева


Право
Бульдозер сломался

     28 февраля постановлением следователя следственного управления СКР по Ставропольскому краю «в связи с непричастностью к преступлению» был освобожден из-под стражи 33-летний житель Аушигера Беслан У. Ему вменялось убийство двух человек, покушение на убийство, а также незаконное владение оружием («Газета Юга» №40, 2013).
     В ночь на 27 июля 2013 в ст. Лысогорской Георгиевского района в доме местного жителя К. выстрелами из «неустановленного оружия» калибра 5,6 мм были убиты дети хозяина 10 и 16 лет. Преступники стреляли и в его супругу, находившуюся в соседней комнате, но врачам удалось ее спасти.
     Беслан У. был задержан 16 августа 2013. Следствие считало: он хотел отомстить младшему брату, работавшему в Лысогорской (между ними был бытовой конфликт), поэтому совершил это преступление, рассчитывая, что правоохранительные органы заподозрят брата.
     Беслан У. никогда не был в Лысогорской, не имел ни водительских прав, ни автомобиля. Следствие не имело никаких данных о его причастности к преступлению: генетические экспертизы не подтвердили его присутствия на месте преступления, где были обнаружены окурки, свидетели, якобы видевшие преступника, не опознали его. Четыре экспертизы на полиграфе не дали результатов, и только в ходе пятой поли-графолог из Краснодара пришла к выводу, что У. известны обстоятельства происшедшего. Но к этому моменту он действительно знал о том, что произошло в Лысогорской, из СМИ и других источников.
     Только на этом основании Георгиевский суд дал санкцию на его арест.
     В доме жителя Аушигера, на съемной квартире в Нальчике, в саду, где он работал, провели несколько обысков, используя миноискатели.
     Следствие проверяло обстоятельства утери и хищений малокалиберного оружия на территории Ставропольского края за последние 10–15 лет. Исследовано фото Беслана У. с детским оружием в одной из социальных сетей. По поводу этой игрушки следователи допросили в присутствии матери (но без социального работника или педагога) 5-летнего сына Беслана У. Проверялись тезки, однофамильцы и знакомые У., имевшие автомобили.
     Через 6 месяцев и 12 дней он вышел на свободу. В соответствии с законом он должен получить право на реабилитацию, а прокурор обязан принести ему извинения.
     По словам адвоката Мухтара Асанова, в связи с большим резонансом, которое имело данное преступление, следствие хотело «бульдозерным» методом завершить это дело и отчитаться.
Муса Тамашев




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2014 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru