Газета Юга
Газета Юга №5(1037)
30 января 2014 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Политика
Появились лейбористы со взглядами консерваторов

     В Кабардино-Балкарии зарегистрировано региональное отделение «Трудовой партии России». Председателем Совета КБРО на учредительной конференции избран вице-президент Союза промышленников и предпринимателей КБР Жантемир Губачиков.
     В интервью «Газете Юга» он отметил, что организация на начальной стадии развития и «ее ядро составляет 50 человек»: «Мы консервативная партия, наша главная задача – защита интересов человека труда, где бы он ни работал – в промышленности, в аграрном секторе или интеллектуальной сфере: заработная плата, условия труда, социальная защищенность».
     Жантемир Губачиков заявил, что партия намерена участвовать в выборах в парламент республики и в органы местного самоуправления.
Олег Гусейнов


Общество
Олимпийский огонь к нам прилетит на вертолете

     30 января олимпийский огонь прибывает в Нальчик.
     Руководитель службы коммуникации эстафеты олимпийского огня Роман Осин рассказал: «Скорее всего, в Нальчике будет такая же схема, как в Махачкале. Огонь доставят на вертолете прямо на стадион «Спартак», где 42 факелоносца пробегут несколькими групповыми слотами».
     Мероприятие начнется в 12.30.
     В МВД по КБР сообщили, что предусмотрены усиленные меры безопасности.
     Вход на стадион свободный, но с обязательным досмотром.
     Движение автотранспорта по пр. Ленина от ул. Головко до пр. Кулиева и по пр. Шогенцукова от ул. Головко до
     ул. Тарчокова ограничено. Стоянки для личного транспорта около аграрного университета и «Вестер-гипера» со въездом со стороны пр. Кулиева.
     В департаменте образования администрации Нальчика подтвердили, что 30 января в школах объявлено нерабочим днем. Старшеклассники приглашены на стадион. Рекомендовано прийти в теплых спортивных костюмах: местные синоптики предсказывают до 10 градусов мороза.
     В культурной программе задействованы местные артисты, в том числе 9-летний танцор Тамерлан Калмыков («Газета Юга» №43, 2012). «Посмотрев прогноз погоды, я сразу сказала, что ребенок на холоде выступать не будет, – говорит Зарема Калмыкова. – Но сын уговорил меня: «Я хочу в этом участвовать! Я одену бурку и шерстяные носки под ноговицы».
Юлия Кармокова


«Хочу работать на родине»

     Маазин Аллаиддин работает режиссером на телеканале «Кабардино-Балкария»:
     Моя настоящая фамилия Лlыгуащlэ (Тлегучев). Было трудно записать ее на арабском, поэтому вместо нее имя прадеда – Аллаиддин.
     В Нальчик приехал в 2012 с женой и детьми. Живем в санатории «Дружба». По специальности я инженер-механик, но переквалифицировался на режиссера и 15 лет работал на сирийском телевидении. Снимал передачи, клипы, фильмы, телесериалы, концерты. Делал прямые эфиры. Сотрудничал с разными компаниями в Иордании, Ливане, Египте.
     На местном телевидении с марта прошлого года. Этому поспособствовали министр по СМИ Мухадин Кумахов и директор телеканала Игорь Дроздов. Ему понравились мои работы, которые показал на видео. Моя супруга работает со мной монтажером.
     Я не знаю русского языка и не в совершенстве владею кабардинским. Родители дома общались в основном на кабардинском, я все понимал, но до приезда в Нальчик не говорил на родном языке. Поэтому коллегам было трудно со мной. Но все помогали и поддерживали, за что я очень благодарен.
     Мне предлагают должность в Ливане, но я хочу жить и работать на исторической родине.


«А ведь ценят то, что мы сделали…»

     Валентине Калабуховой 91 год. Ясный взгляд, хороший слух, прекрасная память:
     Так, вы спрашивали, сколько мне лет было? 16. Только-только закончила медицинскую школу. С мамой копаем в огороде и видим, как двое в форме идут по аллее. Война-то уже шла, и мама быстро скумекала, что к чему, велела мне спрятаться. А те: «Где ваша дочь? Нет дома? Ну, значит, так: или она завтра приходит на вокзал и отправляется на фронт, или сядет в тюрьму». И что делать? Пошла на вокзал. Вот говорят: добровольцы одни шли на фронт. Какой из меня доброволец? Проплакала несколько дней подряд. Так боялась, что и не передать. Девчонка же совсем… В товарном вагоне только солома, на которой два дня и просидела, утирая слезы. И грызла перловую кашу. Да, мы все грызли, так как нам ее выдали в брикетах, но кипяток где возьмешь? Кстати, в Нальчике делали эти брикеты.
     Приехала в Сталинград, как в тумане приняла присягу, прошла курс молодого бойца. Уже не плакала – сил не было никаких. И стрелять мне очень понравилось. Тем более, у меня тут же хорошо получаться стало. Нас как-то собрали: кто знает немецкий язык? И я тут же вспомнила свою подружку, с которой мы в классе учились. Она жила на немецкой колонке, немкой была, и всю дорогу до школы и обратно учила меня языку: «Учи, Валя, язык – уверена, что пригодится рано или поздно. Я у тебя есть, делать нам все равно нечего, пока гуляем – будем заниматься».
     Медработников сильно не хватало. И хотя меня тогда очень трудно можно было назвать работником, мне выдали санитарную сумку и прикрепили к 6 роте 62 армии. А это была штрафная рота, то есть все бойцы – выпущенные из тюрьмы преступники. Слышала, как один офицер другому говорил про меня: «Ну как ты Валентину к ним отпустишь? Она же маленькая такая, а они – бандиты». Второй ему отвечает: «Вот именно: она такая маленькая, что на нее и не посмотрит никто. А прикрепил бы я к ним видную дородную медсестру?» Штрафники отчаянно сражались. Зря думают, что из них бойцы неважные были. Им-то терять вообще нечего было. Сроки у многих чуть ли не пожизненные были. И ко мне очень хорошо относились. Тут же прозвали «кнопкой», и я только и слышала: «Кнопка, а ну шуруй быстро сюда». Из двухсот человек во время самого страшного боя, когда наши войска пытались отстоять завод, где были боеприпасы, осталось всего три человека. И я. Вот снимок: это сделал корреспондент газеты какой-то, он там погиб, а я и не знала, что в кадр попала. Потом его нашли, проявили пленку, эти кадры попали в Мамаев Курган, а уж оттуда много лет спустя до меня дошли. Видите, нас всего четверо, остальные лежат… Вот это – Коля, это – Володя, а это – перевязанный… Не помню имя, но он мне как раз протягивает гранату. Сам же уже не мог ее кинуть: в плечо ранен, видите? Рация тогда разрывалась: «Ну, потерпите еще маленько, еще 20 минут, скоро поможем…» Терпели… А потом «катюши» в ход пошли – и как поперли этих немцев…
     Помню, как помогала переправлять раненых через Волгу. На катере перевозили, но снаряд попал в него и 120 человек оказались в воде. Тяжелораненые сразу потонули, а я, кого могла, тащила за шиворот к берегу. Кнопка – не кнопка, но силенок хватало. Минометы шуруют, а я, кого вытащу из воды, скидывала в большую воронку в земле, прикрывала их, бедных… Когда бомбежка прекратилась, стала разбираться с их жетонами… И не передать мое состояние, когда поняла, что из воды вытащила 12 нальчан. Вот судьба, да? Недавно, когда нас поздравляли с 9 мая, вижу – идет такой старенький, еле-еле оперся на руку внука, наверное. Голову даже с трудом поднимает. А меня увидел: «Валюша, ты ли это? Помнишь меня? Ты же спасла меня тогда, из Волги вытащила…» Я, конечно, сказала, что признала, но сама не помнила. Да и какая разница, помню или нет. Нас же осталось всего ничего. Его внук настоял, чтобы я поехала с ними в Гунделен, там такой стол накрыли. Людей так много. Говорю им: «Ну, вы меня как генерала встречаете». А они мне: «Ты важнее всех генералов. Ведь если бы не ты, нашего табора не было бы». Его уже нет, бедного. На похороны недавно ездила…
     Помню, как после боя ползу по полю, а кругом мертвые или раненые немцы. Может, и непонятно для кого будет, но сердце болело… так хотелось помочь умирающим. Но нам не раз говорили, что за это можно сильно поплатиться. Пугали всем, чем можно. Вот я и пыталась гнать мысли о помощи. А потом смотрю: лежит такой… молодой, красивый, светловолосый... Стонет, кишки наружу. Не смогла я мимо проползти: быстро промыла их, обратно засунула и как могла зашила рану. А он все: «Координаты, координаты». Сперва думала, он спрашивает, где мы находимся, отвечаю, а он злится. Потом уж дошло: о моих координатах спрашивал. Назвала фамилию и город родной. Просто чтобы успокоился – так как уверена была, что не выживет. А через 50 лет меня вызвали из паспорт-ного стола. Он разыскал меня. Гутом его звать. Говорила с ним, и не верилось, что на самом деле все это происходит. Он просил приехать в гости, хоть всей моей семьей, говорил, что все эти годы искал меня. Муж мой ни за что не соглашался: «Видал я эту немчуру». Но я взяла дочь, внука, и мы поехали. 20 дней пробыли в Берлине. Гут так встретил нас, как родных. Он предложил мне дом своей покойной матери, в котором никто не жил: «Живите здесь, переезжайте. Платить не надо – это подарок за спасенную жизнь». Опять муж все испортил – ни в какую просто. Очень жалко. Может, по-другому сейчас жили бы…
     После войны работала медсестрой в больнице, и очень прикипела к одной больной девочке. Ухаживала за ней со всей душой. У самой же две маленькие дочки росли. В общем, выходили мы эту девочку, и ее папа в благодарность принес мне баночку кукурузной муки. А зарплата у меня была 27 рублей. Так вот главный врач снял с меня 7 рублей, объявив прилюдно: за взятку! Представляете? Я же эту баночку принесла в раздевалку, и меня кто-то из коллег заложил. Вот такие времена были. Но не тужили, выживали, а потом и вовсе легче стало.
     В прошлый праздник 9 мая мы с Дусей, Ниной – это подружки мои, ровесницы – зашли в кафе, что напротив Вечного огня. Так мороженого захотелось. Только сели, как к нам три красивых полных таких парня подошли и говорят: «С праздником, мы все оплатим». Даже не поняла сразу, что оплатят. Мы так неплохо наели, хотели расплатиться, а мне официантка: «А за вас уже все уплачено». Я бегом за теми парнями, но они сели в машину и укатили. Стояла, вслед смотрела и думала: «А ведь ценят то, что мы сделали…»


Образование
Нужно ли в Прохладном учить кабардинский и балкарский?

     В парламенте Кабардино-Балкарии прошли публичные слушания по проекту закона КБР «Об образовании», принятому в первом чтении. В центре дискуссии оказался вопрос об обучении на кабардинском и балкарском языках.
     Нина Емузова обратила внимание, что в законе впервые появилась статья о языках образования: «На территории республик России может вводиться преподавание и изучение государственных языков этих республик». Вместе с тем указано: «Изучение этих языков не должно осуществляться в ущерб изучению русского». И.о. министра указала на необходимость определения объемов региональной компоненты, подготовки кадров и издания учебников, которые должны пройти федеральную экспертизу.
     Заместитель руководителя Общественной палаты КБР Людмила Федченко выразила обеспокоенность отсутствием в законе «принципиального положения» об обеспечении бесплатными учебниками и учебными пособиями: «Если республика не может полностью взять на себя реализацию этого положения в настоящее время, надо в заключительных статьях закона предусмотреть поэтапное исполнение этих обязательств».
     Член Общественной палаты КБР Муаед Чеченов, представлявший Координационный совет адыгских общественных объединений, обратил внимание на отсутствие положения об обязательности изучения кабардинского и балкарского языков: «Мы с сожалением констатируем: языковая политика, проводимая в КБР, особенно в последние годы, ведет к тому, что эти языки исчезнут». Он предложил внести в закон «Об образовании» норму: «На государственных языках КБР обеспечивается получение образования на дошкольном, начальном и общеобразовательных уровнях до 7 класса включительно...»
     «Если мы сегодня это не отразим в законе, будем иметь плачевный результат: наши языки просто исчезнут. Мы обращаемся к каждому депутату персонально. От вашей позиции зависит судьба языков».
     По мнению руководителя общественной организации «Алан» Суфияна Беппаева, в обучении истории народов КБР существуют «серьезные перекосы».
     Магомед Абшаев, также представлявший «Алан», указал на отсутствие в законе положений о воспитательной роли образовательных учреждений. Говоря о языке, он подчеркнул, что его хранителем является село, откуда молодежь уезжает из-за безработицы. Профессор предложил провести земельную реформу, создать десятки тысяч фермерских хозяйств, где будут говорить на родном языке.
     Председатель общества «Вече» Анатолий Канунников не согласился с мнением о необходимости обучения на родных языках до 7 класса: «Не делаем ли мы тут ошибку? Не будем ли мы их переучивать после 7 класса? Обучение должно вестись на русском языке с 1 класса, не ущемляя родные языки». Анатолий Канунников выразил сомнение в необходимости изучения кабардинского и балкарского языков в ряде населенных пунктов Прохладненского и Майского районов.
     Ведущий научный сотрудник Кабардино-Балкарского научного центра РАН Анзор Кушхабиев указал на необходимость обязательного преподавания всех предметов на родных языках с 1 по 4 класс.
     С ним не согласилась руководитель управления образования администрации Баксанского района Тамара Абрегова: «Нам будет трудно найти специалистов, которые смогут достойно перевести сложные термины, которые имеются в учебниках. Я видела нежелание родителей обучать детей на родном языке. Видела и нежелание учителей, которые, скажу правду, прятали учебники по математике на родном языке и обучали детей на русском языке. Мы должны понимать, что определяет судьбу человека».
     «КБР – это форма самоопределения кабардинцев и балкарцев. Республика создана для защиты интересов этих народов, а сохранение языка – одно из главных составляющих самоопределения», – заявил руководитель Республиканского правозащитного центра Валерий Хатажуков.
     «Наиболее подвержены вхождению в неформальные экстремистские организации дети, выросшие в неполных, неблагополучных, оторванных от родной культуры семьях. Самый пер-вый национальный маркер человека – это язык. Эти дети, в основном, оперируют народным языком. В их лексиконе более 40–50% – это заимствования из арабского. Все эти моменты говорят в пользу родного языка, они должны работать», – полагает представитель научно-исследовательского центра «Стратегия» Аслан Бештоев.
     Представитель Ассоциации преподавателей родных языков Мурат Табышев предложил внести в закон положения: «В КБР обеспечивается получение дошкольного, начального и общего образования на государственных языках республики. Кабардинский, балкарский и русский язык изучаются в равных объемах в рамках федеральных образовательных стандартов».
     Председатель комитета по образованию и науке парламента Муаед Дадов отметил, что нельзя право человека на изучение языков превращать в его обязанность. Он обратил внимание на то, что за 20 лет существования действующего закона не были созданы условия для обучения всем предметам на родных языках: «Считаю неправильной постановку вопроса – сначала примем закон, а потом создадим условия». По мнению Муаеда Дадова, изучение родных языков обязательно для носителей языка: «Мы должны определиться, чего мы хотим: чтобы русские знали кабардинский или наши дети говорили на родном языке? Когда мы говорим, что русские дети будут знать кабардинский или балкарский, смогут интегрироваться в наше общество, это сказки. Они уедут отсюда. 90% выпускников Прохладненского и Майского районов уезжают учиться в Россию и не возвращаются».
     Говоря о том, как шел процесс изучения родных языков в русских селах Прохладненского района в рамках действующего закона, Муаед Дадов сообщил: в 6 селах изучали кабардинский, в 7 – балкарский: «Потому что нет учителей, чтобы в одной школе изучать оба языка, нет учебников, нет методик, ничего нет. Мы приняли закон в 1994, но ничего не сделали».
     Вместе с тем председатель комитета не исключил возможность обучения на родных языках до 4 класса в каких-то балкарских и кабардинских селах и даже в Нальчике: «Данный законопроект этого не запрещает. Но надо создать условия: учебники, учителя. Любой муниципалитет – район, город – могут это сделать».
Олег Гусейнов


Происшествия
28 января на ФД Кавказ в ДТП с участием 19 транспортных средств погибли три человека.

     В 17.30 на 437 км (примерно в районе развилки на Дыгулыбгей и к посту ДПС Баксан) в условиях сильнейшего тумана столкнулись автобус «Волжанин», принадлежащий администрации Баксана, и грузовик ЗИЛ. Фура Mercedes, чтобы не въехать в них, остановилась. В час пик дорога была загружена, и в седельный тягач начали врезаться другие машины. Предпоследним оказался ГАЗ-2410, оснащенный газобаллонным оборудованием. Когда с ним столкнулся ПАЗ, баллоны взорвались и автобус загорелся.
     Погибли 48-летние Б. и М. из Залукокоаже – водитель и пассажир «Волги», а также находившийся за рулем ВАЗ-21099 24-летний житель Баксаненка Б.
     Госпитализировано 7 человек, в том числе 5-летний мальчик.


«Курьер получил 60 тысяч»

     В первом отделе следственного управления УМВД по Нальчику расследуется несколько уголовных дел, связанных с фактами мошенничества.
     Как рассказал «Газете Юга» старший следователь Залим Захохов, 17 октября 2013 поздней ночью на домашний телефон 60-летней нальчанки С. позвонил неизвестный, представился сотрудником полиции и сообщил о преступлении, совершенном близким родственником. Предложив помощь для избежания наказания, сказал, что она должна передать 60 тысяч рублей курьеру МВД для следователя Владимира Ивановича.
     Женщина передала названную сумму пришедшему к ней «курьеру».
     В ходе следствия установлено, что звонивший находился за пределами Кабардино-Балкарии, а его подельник – в Нальчике.
     В УМВД расследуется несколько аналогичных дел, но в большинстве случаев они возбуждены по статьям 30 и 159 – как покушение на мошенничество, так как злоумышленникам не удалось завладеть деньгами потерпевших.
     Преступники выбирают в качестве жертв пожилых людей, звонят глубокой ночью, чтобы человек не мог спокойно проанализировать ситуацию и связаться с родственниками.


Спорт

     Чемпион Европы – 2013 по вольной борьбе, мастер спорта международного класса 26-летний Аниуар Гедуев (74) (Краснодарский край/КБР) во второй раз выиграл один из наиболее престижных международных турниров – Гран-при Ивана Ярыгина в Красноярске.
     В финале Гедуеву противостоял Ахмед Гаджимагомедов из Дагестана.
     Несмотря на незначительное преимущество хасавюртовца после первого периода, Гедуев смог продемонстрировать свое превосходство в классе, на самых последних секундах броском сняв все вопросы о победителе.
     Тренер Алексей Казиев.




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2014 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru