Газета Юга
Газета Юга №48(925)
01 декабрЯ 2011 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Дотационность республики «чуть более 49%»

     В парламенте Кабардино-Балкарии на публичных слушаниях был обсужден проект бюджета КБР на 2012 и плановый период 2013 и 2014 годов.
     Министр экономического развития и торговли Алий Мусуков представил прогноз социально-экономического развития республики в двух вариантах: оптимистическом и пессимистическом. Он сообщил, что в 2012 по оптимистическому варианту объем валового национального продукта достигнет 92 млрд 162 млн рублей (рост 4% по отношению к 2011), а к 2014 – 113 млрд (рост 12,3%). В прогнозируемый период, по словам министра, будут введены ООО «Чистые полимеры» (производство полиэтилентерефталата пищевого и текстильного назначения), ООО «Севкаврентген-Д» (цифровая медтехника), на Прохладненском ремонтном заводе начнется производство европрицепов и дисков. ООО «Нальчикский бумажный комбинат» будет выпускать бумагу и тонкие многослойные картоны: «Все эти проекты нам удалось защитить в этом году на федеральном уровне для привлечения государственных гарантий и кредитов».
     Среди наиболее крупных инвестиционных проектов в сельском хозяйстве докладчик назвал реконструкцию птицеводческого комплекса в «Баксанском бройлере», строительство молочно-товарной фермы на 450 голов в ООО «АПК «Приэльбрусье» в Прохладненском районе, возведение тепличного комплекса на 100 га ООО «Агро-Ком».
     Вице-спикер парламента Натби Бозиев обратил внимание министра, что в структуре налоговых доходов 34% занимают акцизы, а в объеме последних львиная доля принадлежит акцизам на алкоголь: «Как это подтверждается? Сколько предприятий? Сколько из них работает на законных основаниях, то есть имеет лицензии? Каков объем выпускаемой продукции? Здесь все увязывается или нет?»
     Алий Мусуков ответил, что при разработке прогноза исходили из 23 предприятий, имеющих действующие лицензии: «Мы запрашивали у них, сколько они планируют произвести. Наши цифры стыкуются с их показателями».
     Вице-спикер напомнил, что месяц назад произошло секвестрирование бюджета именно из-за акцизов на алкоголь («Газета Юга» №41): «Из 7,5 млрд собственных доходов 2,5 млрд составляют акцизы. Если здесь будем хромать, будем хромать в целом по республике».
     «Сегодня мало водки производят не из-за отсутствия лицензии, а по другим причинам, – не согласился министр. – Да, там есть причины. Я сейчас не буду это развивать. Мы провели анализ: сколько предприятий, какой объем они собираются произвести, и исходя из этого спланировали. Назовите мне другой вариант прогнозирования».
     Натби Бозиев вновь не согласился с таким ответом: «Что случилось в этом году? Эти
     23 предприятия ведь работали в 2011? Тогда почему нет доходов? Ведь в прошлом году они были записаны в бюджет. Сегодня мы вновь перепишем это в новый бюджет, а потом в 2012 не получим? Нас это, наверно, не устроит. Посмотрите, что там у нас творится и почему не получили то, что запланировано. Не просто посчитать количество предприятий, не зная, работают они или нет. От них деньги не поступают, а мы их снова включаем в план. Почему мы в 2009 выполняли акцизы, в 2010 и 2011 – нет, и вновь закладываем это на 2012?»
     Председатель парламента Ануар Чеченов предложил министру подготовить аналитическую справку – причины, следствия и что необходимо предпринять: «Это можно сделать?» «Можно, – ответил Алий Мусуков, но тут же добавил: – И все знают, почему это произошло». Вместе с тем он не стал ничего объяснять участникам публичных слушаний.
     Министр финансов Азрет Бишенов сообщил, что доходная часть бюджета 2012 составит 20 млрд 472 млн, расходы 21 млрд 256 млн рублей с дефицитом 784 млн рублей. В структуре доходов 12 млрд 581 млн занимают безвозмездные поступления из федерального бюджета, 7 млрд 891 млн – собственные доходы. Дотационность республики «чуть более 49%».
     95% собственных доходов будет получено за счет четырех налогов: на доходы физических лиц (1526 млн), на совокупный доход (402 млн), на имущество предприятий (913 млн) и акцизы (2169 млн).
     Министр отметил, что создание территориального дорожного фонда меняет всю структуру республиканского бюджета. В 2011 на дорожное хозяйство пошло 400 млн, а в 2012 намечается 1,6 млрд рублей: При этом объем бюджета не меняется, поэтому дорожный фонд приходится формировать за счет сокращения других расходов: «Это приводит к сокращению капитальных и отраслевых материальных расходов. Это вызывает массу вопросов».
     Азрет Бишенов подчеркнул, что «отдельного серьезного обсуждения» требуют все республиканские целевые программы. Они предусматривают на 2012 средства в 7,9 млрд рублей, а в проекте бюджета на будущий год заложено чуть более 400 млн: «Необходимо пересмотреть все программы. Какие-то важные мероприятия будут реализованы, какие-то перенесены на следующие годы, какие-то приостановлены».
     Первый вице-спикер Руслан Жанимов обратил внимание, что республиканские целевые программы из года в год не обеспечиваются должным образом, хотя они очень актуальны: профилактика наркомании, профилактика терроризма и экстремизма, а также республиканская молодежная программа: «Кто сейчас бегает по лесу? Двадцатилетние наши парни. А в программу закладывается мизер».
     Азрет Бишенов, согласившись с доводами первого вице-спикера, вместе с тем отметил, что в молодежной политике финансирование – не главный фактор, «есть и другие обстоятельства».
     Отвечая на вопрос о выделении 2 млн рублей республиканскому совету ветеранов, министр подчеркнул, что прямое финансирование общественных организаций законом запрещено, но можно оплачивать выполнение каких-то услуг и работ: «Такой механизм найден».
     Вице-спикер Татьяна Саенко заявила, что «очень остро поднимался вопрос» о сокращении финансирования телекомпании НОТР с 12 в 2011 до 2 млн рублей: «При таком подходе компанию можно будет просто похоронить». «Это не государственное учреждение, а акционерное общество, – ответил Азрет Бишенов. – За выполненные работы, оказанные услуги населению, органам власти мы найдем средства и оплатим их».
     Ануар Чеченов обратил внимание, что рост внутреннего регионального продукта не сопровождается таким же повышением налоговых доходов.
     Азрет Бишенов отметил, что ВРП растет на 12%, но налоги так не повышаются, хотя логически так должно быть.
     В своем заключении по проекту бюджета участники слушаний отметили, что динамика показателей в 2009–2012 свидетельствует «об отсутствии возможности существенного увеличения доходов бюджета». В документе подчеркивается, что полномочия по финансированию помощи отойдут на федеральный уровень (раньше милиция общественной безопасности финансировалась из республиканского бюджета). Вместе с тем на республиканский уровень передано обеспечение содержания детей в приемной семье и опекунами, социальная поддержка репрессированных, содействие занятости населения. Эти расходы составят 228,5 млн рублей.
Олег Гусейнов


Политика
У факса с результатами исследования на ботулизм двоение

     Как сообщил руководитель Роспотребнадзора по КБР Клим Хацуков, 28 ноября из ставропольского научно-исследовательского противочумного института поступили результаты исследования консервированных домашних огурцов и горошка производства СПК «Агро-7» и нальчикского консервного завода.
     Однако какой из этих продуктов стал источником заражения ботулизмом обедавших в столовых сельхозакадемии, месяц спустя не известно. «Строка находит на строку, невозможно прочитать», – заявил Клим Хацуков корреспонденту «Газеты Юга» 30 ноября.
Марианна Калмыкова


Культура
«Дети должны простить Лабакана»

     В Кабардинском драматическом театре прошла премьера русской драмы – «Мнимый принц». Пьеса написана Сергеем Ильницким на основе одноименной сказки Вильгельма Гауфа. Украинский драматург создал веселое, понятное детям произведение, лишив его оригинального обаяния. А заодно и некоторых «неудобных» нюансов – в частности, происхождения принца Омара от султана Вехабитов.
     Но фабула осталась той же. Очень хороший портной грезит о богатстве и славе принца. Обманом он хочет занять место настоящего наследника. Но судьба расставляет все на свои места: принцу – кинжал, портному – ножницы. Режиссер Султан Теуважев доступным для детей языком объяснял, что лучше быть хорошим портным, чем плохим принцем.
     Юным зрителям пьеса понравилась. Многие достали сотовые телефоны и снимали. Реагировали бурно, порой даже мешая ходу действия. Поддерживали несправедливо обиженного принца Омара. И когда в запланированном хеппи-энде к ним обратились: «Простим Лабакана?», зал взревел: «Нет!»
     – Я не удовлетворен подобным финалом, – заявил режиссер. – Надо доработать спектакль. Дети должны простить Лабакана – замечательного портного. Конечно, театр воздействует эмоционально, он не должен прямолинейно воспитывать. Но, видимо, придется сделать это, поговорить актерам с детьми прямо со сцены. Они должны понять, что даже у больших мастеров бывают ошибки. Надо пробудить в них великодушие.
     – Вы репетируете в помещении, которое в несколько раз меньше сцены. Это повлияло на конечный результат?
     – Музыкальный театр до сих пор не работает, ремонт приостановлен. Пришлось использовать свой огромный опыт, чтобы в таких сложнейших условиях поставить спектакль. Всего раз до премьеры почувствовали сцену. Я сделал все, что мог: смотрите, критикуйте, ругайте, хвалите – это ваше личное дело. А вот свою команду я хочу похвалить. Спектакль оживила хореография и постановка драк Юрия Кузнецова. И музыка, и тексты куплетов – нашей актрисы Элеоноры Успаевой. Замир Ораков играет в русской драме уже несколько лет, но у него не было значительной роли. В роли Лабакана, мнимого принца, он воплотил все, что я хотел. Настоящего принца играет приглашенный из музтеатра Рустам Абаноков – это его дебют как драматического актера. В другом составе эту же роль исполняет Залина Батова.
     Драматургам непросто со мной работать. Потому что в итоге я всегда делаю свой сценический вариант. Настоящая сказка полностью отличается не только от Гауфа, но и от Ильницкого.
Аля Мишина


Право
Обвинение заинтересовало завещание свидетеля

     24 ноября Сараби Сеюнов, которого врачи обещали к этому дню поставить на ноги («Газета Юга» №47), не был доставлен из республиканской больницы УФСИН в Каменке, где находится с 11 ноября.
     Председательствующая огласила медицинское заключение, в котором говорилось, что подсудимому проводится «интенсивное противотуберкулезное лечение, которое положительных результатов не дало»: «С целью устранения опасности распространения заболевания на окружающих и других участников процесса требуются длительное лечение и изоляция Сеюнова от 6 месяцев до одного года».
     Суд поставил вопрос о выделении дела в отношении Сеюнова и продолжении процесса без его участия.
     Руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева, подчеркнув, что приостановление дела в отношении Сеюнова не препятствует достижению истины и не нарушает права подсудимых на защиту, предложила выделить дело в отношении Сеюнова, оставив его под стражей, так как он «может скрыться от суда».
     Адвокаты заявили, что Сеюнову для полноценного лечения необходимо изменить меру пресечения на подписку о невыезде. Они подчеркнули необходимость реагирования на действия медработников СИЗО, которые своими заключениями о состоянии здоровья Сеюнова поставили всех участников процесса в опасную ситуацию. Часть защитников считала, что нельзя выделять дело в его отношении в отдельное производство, так как он тесно связан с другими подсудимыми и его вывод из процесса не решит вопрос о рассмотрении дела в разумные сроки.
     Все 17 подсудимых, высказавшихся по ситуации с Сеюновым, заявили о необходимости изменения ему меры пресечения, обратив внимание: за время лечения в больнице УФСИН его состояние не улучшилось. Азрет Шаваев сообщил суду, что о болезни подсудимого было известно уже два года, он «харкал кровью», неофициально это признавали и в СИЗО, где Сеюнову был поставлен диагноз «туберкулез под вопросом». Этим были поставлены под угрозу здоровье и жизни других участников процесса: «Сегодня всем обвиняемым из третьего сектора, где находился Сеюнов, назначили профилактическое лечение». Шаваев рассказал, что у Ахкубекова и Эржибова закрытая форма туберкулеза, а оставление Сеюнова под стражей назвал «убийственным»: «Ему необходимы нормальное питание и лечение, а он будет лишен этого». Аслан Беров сравнил оставление Сеюнова под стражей со смертным приговором. Подсудимые вспомнили Валерия Болова и Мурата Карданова, которым мера пресечения была изменена, когда они находились в безнадежном состоянии.
     Подсудимые были против выделения дела Сараби Сеюнова в отдельное производство. Они подчеркивали, что эпизоды, вменяемые им, тесно связаны с ним и рассматривать их отдельно нецелесообразно: Сеюнова придется доставлять на этот процесс в качестве свидетеля, а их всех – в другой суд при рассмотрении дела Сеюнова. Все это только усложнит ход процесса.
     Подсудимые указывали и на другую проблему: если Сеюнова вывести из этого дела, его «заколят и замучают».
     «Оставить его одного – это смертный приговор, – заявил Азамат Ахкубеков. – Он сейчас в одиночке, без прогулок и нормального лечения. Я сам там был, писал об этом в прокуратуру. Он не один болен. Если вы пригласите независимых специалистов, вы многое узнаете». Подсудимые обращали внимание, что в последние три недели перед попаданием в больницу Сеюнов несколько раз просил о вызове скорой, к нему приглашали медиков СИЗО, ставили диагноз ОРЗ, оказывали помощь и приходили к выводу: участвовать в заседании может.
     По словам подсудимых, если Сеюнова отпустить под подписку о невыезде, при нормальном лечении он через 2–3 месяца сможет участвовать в процессе «в ватно-марлевой повязке».
     Суд после получасового пребывания в совещательной комнате выделил дело Сеюнова в отдельное производство, приостановив его на период лечения. Было подчеркнуто, что это не повлияет на объективность рассмотрения дела. Подсудимый был оставлен под стражей, так как туберкулез не входит в перечень болезней, которые препятствуют нахождению за решеткой, и у суда нет информации, что в больнице УФСИН его лечение проводится не на должном уровне.
     Суд обратился к прокурору республики с просьбой о проверке того, как Сеюнову выставлялся диагноз до его помещения в больницу, и хода его лечения.
     Свидетель Алим Таов проходил по этому делу в качестве обвиняемого. В октябре 2006 он вместе с еще 11 фигурантами дела был амнистирован. По версии обвинения, он входил в резерв группы, атаковавшей пограничный отряд. Таов рассказал, что в то утро ему позвонил Залим Дугулубгов (он на скамье подсудимых) и попросил подойти на угол Гагарина и Суворова, не объяснив, для чего это необходимо. Они жили рядом, ходили в одну мечеть. Таов пришел, находился там около часа, слышал звуки выстрелов, а затем ушел.
     В его показаниях на предварительном следствии говорилось, что до 13 октября 2005 Дугулубгов рассказывал ему о притеснениях мусульман правоохранительными органами, о джихаде. В этих же показаниях отмечалось, что в то утро Дугулубгов куда-то пытался дозвониться, находясь на пересечении Гагарина и Суворова, а примерно через час-полтора отпустил Таова, а также еще 2–3 человек, которые позже стали обвиняемыми, а потом были амнистированы. В ходе следствия Алим Таов опознал этих трех человек, находившихся рядом с погранотрядом на ул. Суворова.
     В ходе процесса Таов заявил, что никаких разговоров о джихаде и притеснениях мусульман Дугулубгов до 13 октября не вел. По его словам, он не видел, чтобы Дугулубгов 13 октября с кем-то говорил по телефону. Команды от него идти домой Таов не получал, а ушел сам. Таов также заявил, что не видел у погранотряда опознанных им трех человек. Свидетель подчеркнул, что давал ранее показания под психологическим давлением со стороны оперативников и из-за угроз его жизни и здоровью.
     В конце октября 2006 Алим Таов был амнистирован, 27 октября его допросили уже в качестве свидетеля. В его показаниях говорилось: «В марте 2005 на территории КБР Астемировым и Мукожевым был объявлен джихад, то есть война с неверными, под которыми подразумевались представители власти, силовых ведомств. Дугулубгов предложил вступить в банду под его руководством. Я дал согласие на участие в банде и преступном сообществе. Я полностью разделял его взгляды по поводу негативного отношения к существующему конституционному строю и необходимости применения насильственных мер для его свержения. Дугулубгов сообщил, что в ходе нападения на погранотряд будут похищены оружие и боеприпасы, которые должны передать мне и другим резервистам, а затем мы присоединимся к основной группе».
     Таов заявил, что он давал такие показания, хотя они и не соответствовали действительности. По его словам, это было условием амнистии и обменом на получение свободы: надо признать вину в участии в банде и организованном преступном сообществе, тогда из обвинения исключались статьи «убийство», «терроризм» и другие. Свидетель заявил, что на самом деле ему ничего не было известно об Астемирове и Мукожеве и их стремлении посягнуть на конституционный строй.
     Множество вопросов вызвало завещание, составленное Алимом Таовым. Обвинение и суд интересовало, почему 19-летний молодой человек в мирное время пишет завещание. Таов отвечал, что это исламская традиция. Человек не может знать, что с ним произойдет завтра, поэтому у любого взрослого должно быть завещание.
     28 ноября участники процесса просмотрели видео допроса Алима Таова и проверки его показаний на месте происшествия.
     После демонстрации первой видеокассеты адвокат Мурат Зекореев обратил внимание на неточное отражение в протоколе допроса слов Таова. Отвечая на вопрос следователя «Кто был старший?», он произнес: «Старшим по возрасту был Дугулубгов». Однако в протоколе словосочетание «по возрасту» отсутствовало. Гособвинитель Шматов заявил, что это ничего не меняет. Ему возразил Олег Келеметов, подчеркнув, что это разные понятия и слово «старший» без упоминания возраста означает «начальник», «предводитель», «лидер». Таов вновь повторил, что Дугулубгов ничего не говорил ему о джихаде, священной войне и необходимости идти против власти. По словам свидетеля, если бы он знал, что Дугулубгов имеет отношение к чему-то криминальному, он с ним не встречался бы и не приходил утром 13 октября к погранотряду.
     По словам Таова, он не вступал в банду и организованное преступное сообщество, не собирался брать в руки оружие.
     В ходе заседания Эдуард Миронов попросил вызвать ему скорую, подчеркнув, что он не хочет, чтобы ему приглашали медиков из СИЗО, считая их необъективными.
     Суд вызвал к нему работников следственного изолятора. В конце заседания стало известно, что к подсудимому приходили сначала фельдшер, а потом врач СИЗО, но он отказался к ним выйти.
     Адвокат Олег Келеметов заявил, что у его подзащитного признаки туберкулеза, но после случая с Сеюновым он не доверяет врачам УФСИН. Сам подсудимый отметил, что врачам СИЗО не дадут поставить ему нормальный диагноз, это могут сделать только специалисты «с воли»: «Я не симулирую, я хочу нормально дожить до приговора».
     Суд не стал вызывать ему скорую.
     Во второй половине дня суд допросил трех потерпевших.
     Бывший сотрудник полка ППС Е. рассказал, что в десятом часу он с коллегами (около 40 человек) возвращались с дач на Белой Речке. На ул. Северной, не доезжая до Тепличного переулка, они выбрались из КамАЗа и рассредоточились слева и справа от дороги. В их сторону велся огонь от темно-синей «семерки». Стреляли и со стороны полка. Те, кто оказался слева от дороги, открыли ответный огонь. Скоро перестрелка прекратилась.
     Позже он видел на территории полка сгоревшие автомашины, самодельный гранатомет, тела трех убитых сотрудников, у забора снаружи лежало тело «молодого пацанчика» из нападавших.
     Потерпевший утверждал, что он в тот день не стрелял, но в его показаниях на предварительном следствии говорилось обратное. Е. заявил суду, что настаивает: он не открывал огонь.
     В ходе нападения у Е. сгорела белая «шестерка», стоявшая во дворе, ему выплатили 44 тыс. рублей. В материалах дела была написанная им расписка о том, что он получил кузов своего автомобиля. Потерпевший заявил, что там забирать было нечего, но признал, что писал расписку.
     Бывший сотрудник полка ППС Ш. утром 13 октября направлялся к расположению своего батальона, когда начался обстрел. Он расставил трех вооруженных сотрудников (у других оружия не было) по точкам. Через некоторое время он выдвинулся на 30–40 метров к кустарникам и вел огонь одиночными выстрелами в одного из нападавших, который располагался на крыше навеса в 300 метрах. После боестолкновения, продолжавшегося около 30 минут, он участвовал в прочесывании местности вокруг полка и видел около десятка гильз от снайперской винтовки.
     Ш. сказал, что о возможном нападении членов незаконных вооруженных формирований было известно, и их призывали к бдительности.
     В тот день у Ш. пострадала белая «семерка»: рядом с ней взорвалась граната. Ему выплатили 11 тыс. рублей.
     Житель Чегема К. утром 13 октября ехал на своем КамАЗе в Нальчик. В сотне метров от поста ДПС его остановили сотрудники милиции и предложили поставить грузовик поперек дороги, чтобы перекрыть дорогу в столицу республики. Он стоял там больше часа, а потом «все разбежались»: из города ехала тентованная «Газель» (по версии обвинения, в ней находились те, кто атаковал полк ППС). К. развернул свой КамАЗ и направился домой. Не доезжая до Чегема, вновь увидел ту «Газель»: «На ней горели аварийные огни, все кричали: «Заминирована!» Я потихоньку подошел, выключил «аварийку». Ничего там не было заминировано».
     Потом милиционеры предложили К. везти их в кукурузное поле на КамАЗе. Он не хотел ехать, но когда сотрудники предложили отправиться без него, повез их в кузове. Они долго стояли в кукурузе, было тихо: «Я еще пошутил: если бы здесь кто-то был, вас бы давно перестреляли».
     Через некоторое время К. вылез из кабины и отошел от КамАЗа метров на десять. У оросительной канавы он увидел человека в гражданке с автоматом. Тот приложил палец к губам. К. молчал, но через несколько мгновений неизвестный крикнул: «Аллах Акбар! Стреляем!»
     Потерпевший бросился на землю и пролежал между двумя группами все боестолкновение.
     Через некоторое время в небе появился один вертолет, затем другой. Стрельба стихла, и К. выбрался из этого места. Кто был в кукурузе – были убиты. Ему предложили вывезти тела на КамАЗе, но он отказался.
     Он сообщил суду, что в его грузовик попало более 300 выстрелов, ущерб был оценен почти в 100 тысяч, но ему ничего не выплатили: «Я до сих пор потихоньку восстанавливаю машину».
     Подсудимый Азрет Шаваев огласил подписанное большинством обвиняемых заявление о необходимости санитарной обработки зала заседаний, а особенно третьего сектора, где находился Сараби Сеюнов.
     Суд обратился в Судебный департамент для решения этого вопроса.
Олег Гусейнов


Доводы Леонида Зрумова сочли убедительными

     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда КБР отменила постановление судьи Зольского районного суда, разрешившее проведение обыска в квартире руководителя управления Федерального казначейства Леонида Зрумова в начале июля.
     Подробности в бумажной версии "Газеты Юга".


Происшествия
«Виновата сама»

     23 ноября около 11.30 в цехе «Техноприбора», сдающемся в аренду частным лицам для производства пластиковой тары, 43-летней Асе Ж. станком оторвало кисть правой руки.
     Подробности в бумажной версии "Газеты Юга".


Спорт
Магомед Митришев сравнялся по числу голов с Арсеном Гошоковым

     И «Спартак-Нальчик», и грозненский «Терек» подошли к последнему матчу в этом году с кадровыми проблемами. У хозяев на игру не смогли выйти травмированные вратарь Отто Фредриксон и полузащитник Роман Концедалов, а также перебравшие «желтых» защитники Миодраг Джудович, Михаил Багаев и хавбек Даниил Гриднев. Тренеру гостей Станиславу Черчесову в отсутствие опытнейшего Мартина Йиранека пришлось затыкать дыру в обороне дублером Зенге.
     «Терек» начал игру агрессивно. Сперва справа пощекотал нервы спартаковцам Лежар, запускавший нацеленный прострел на идущего параллельным ходом партнера. А затем – уже слева – Власов выкатился один на один с Намашко, но не сумел в цейтноте принять правильное решение. Следом – снова на противоположном фланге – как вихрь пронесся по бровке Шамиль Асильдаров, обстрелявший с острого угла ворота «красно-белых». Ну а на 15 минуте на стороне нальчан вообще сыграло что-то посильней фортуны: после навеса со штрафного Лежара кто-то из грозненцев, сыграв головой, попал в штангу, мяч покатился вдоль линии ворот Намашко, и Польчак, которому не мешал вообще никто, мог спокойно открывать счет. Но защитник «Терека» сыграл настолько неуклюже, насколько этого могли желать хозяева.
     После этого один за другим стали возникать острейшие моменты у противоположных ворот. Рухаиа запустил в прорыв по левому флангу Магомеда Митришева, которому бить пришлось со слишком уж острого угла, и Джанаев выручил. Тут же следует навес – и уже Гошоков мог праздновать гол, но игровой снаряд прошел недалеко от штанги. Потом – снова ассистировал Рухаиа – Митришев бил с лету, но кожаная сфера не легла как надо форварду на ногу, и удар вышел корявым и слабым. Но заряженность спартаковцев на результат все же отлилась в гол на последней минуте тайма. Подключившийся к атаке справа полузащитник Йован Голич отпасовал Александру Щаницину. Наш полузащитник подождал забегания Лебедева и передал мяч прямо мимо зазевавшегося Зенге. Юрий продвинулся к угловому флажку и сделал расчетливую передачу в центр штрафной, где уже ждал серб, который внутренней стороной стопы положил мяч точно в дальний угол. «Гол в раздевалку» сломил грозненцев, и во втором тайме на поле была только одна команда. На 55 минуте Зенге и Польчак подарили «пятнистого» Магомеду Митришеву, который, выйдя на рандеву с Джанаевым, проявил хладнокровие и удвоил преимущество своей команды.
     В дальнейшем помимо активного 95 номера «Спартака» дважды имел шанс отличиться Щаницин, который в первом случае после флангового навеса Рухаиа бил головой в упор, но не попал в створ, а во втором после разрезающего паса Митришева полет мяча прервал Джанаев. Зато Александр выступил соавтором третьего гола на 83 минуте, когда оттеснил от мяча Зенге и прострелил на дальнюю штангу, где передачу замкнул «злой гений» «Терека» Магомед Митришев, сравнявшийся по числу голов (4) с лучшим бомбардиром «Спартака» Арсеном Гошоковым, которому в этом матче Сергей Ташуев доверил капитанскую повязку.
Тимур Бахов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2011 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru