Газета Юга
Газета Юга №46(923)
17 ноября 2011 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Приэльбрусье не умерло

     На днях был отменен режим КТО. Но в эти 8 месяцев мы продолжали вести строительство отдельных объектов, в том числе восстановление канатной дороги. Конечно, мы были стеснены в транспортных передвижениях, в доставке людей. Но особенно удручало видеть, в каком состоянии находились местные жители. В полном смысле слова это был «мертвый сезон». Нет туристов, не работают кафе, столовые, пустые гостиницы, мрачные лица – это распространялось даже на детей и подростков.
     Ситуация удручает. КТО привело к тому, что «Курорты Северного Кавказа» как-то обходят Приэльбрусье – как будто его нет, как будто оно не входит в туристический кластер. Несмотря на то, что Эльбрус – это бренд для горнолыжного спорта, для туриндустрии. Мамисон – это хорошо. Но никакого сравнения с Эльбрусом он не выдерживает.
     Правда, в последнее время появилось движение. На днях глава республики подписал дополнительное соглашение об отводе земли для большого курорта, в стадии завершения юридическое оформление в минфине и правительстве особой экономической зоны, запрошены и от нас, и от минэкономики наработанные материалы по курорту. Мы этим предметом занимались достаточно давно, с удовольствием отправили материалы и готовы сотрудничать ради развития большого курорта.
     Мы подходим к финалу восстановления канатной дороги. Были проблемы – мы вынуждены были взять краткосрочный кредит, потому что финансирование не обеспечивалось. На прошлой неделе я получил заверения, что в течение 10 дней объект будет профинансирован. Мы с 8 ноября приступили к пуско-наладочным работам отдельных узлов, отдельных объектов под нагрузкой и в комплексе. С 15 ноября оформлены документы на пуск дороги в эксплуатацию, которая сможет перевозить 1500 человек в час.
     Эльбрус – не только бренд. Здесь и природные условия складываются удачно: естественный снег повсеместно становится все выше и выше на абсолютных отметках 3000–3500 м над уровнем моря, а это как раз вторая очередь, которую мы восстановили. Таким образом, в два раза расширяется по времени сезон естественного снега и, следовательно, катания. В 2009 мы провели значительную работу и по третьей очереди, спроектировали. Но, к сожалению, объект остается незавершенным. Часть оборудования приобрели и очень надеемся, что будет найден инвестор и нам удастся в будущем году задействовать и третью очередь. В таком случае на гору Эльбрус – этот важный сектор большого курорта – мы обеспечили транспортную схему подъемников «Азау – Старый Кругозор», «Старый Кругозор – Мир», «Мир – Гара Баши». Это 8–9 месяцев в сезон естественного снега. Приэльбрусье не умерло.
Виктор Попович,
генеральный директор треста «Ай-Би-Си Промстрой»


Общество
Балкарцам предлагают местный сорт «Яблока»

     Партия «Яблоко» перевела предвыборную программу на 18 миноритарных языков России – те, которые, по данным переписи населения, родными назвали более 300 тысяч людей. В эту категорию попал и кабардинский.
     Как объяснил корреспонденту «Газеты Юга» председатель партии Сергей Митрохин, это его личная идея: «Мы намеренно приурочили презентацию программы к русским маршам. Сегодня надо четко ответить людям, которые увлеклись национализмом в разных его формах. А от русских он особенно опасен, потому что народ самый многочисленный. Антикавказские лозунги, противопоставление русского народа другим подрывают основу нашей государственности. Мы идем по пути Югославии, когда страна по этой же причине пропала. Для того, чтобы перевести программу, мы обратились в ростовское бюро переводов. Это своеобразный символический жест в защиту малых народов России».
     Председатель отделения партии в КБР Хаким Кучмезов сообщил, что перевод программы на балкарский язык для желающих делают члены местного «Яблока»: «Таких людей немного – порядка 200–300. Мы им переводим не всю программу, а те ее части, которые близки нашей реальности».
Ирина Юдина


Культура
Малевич с человеческим лицом

     В Москве в галерее «Кино» прошла персональная выставка Андрея Колкутина («Газета Юга» №36, 2010) «Провинция уходящая».
     «Ваш Колкутин – художник мирового уровня. Он просто поразил меня. Удивительно чувствует плоскость, свет, тональность. А главное – его творчество не искусственное, а живое. В Москве столько известных художников, которые сделали себе имя и успокоились. А Колкутин развивается. Это что-то невероятное!» – поделился впечатлениями президент гильдии художников кино и телевидения России, народный художник РФ Борис Бланк.
     Возвращаясь из столицы на автобусе, Андрей Колкутин дал интервью «Газете Юга»:
     – 20 лет назад французский журнал «Connaissance des Arts» назвал вас «Малевичем с человеческим лицом»...
     – Абсолютно согласен с этим и сегодня. Квадрат Малевича – это холодный космос, абсолют, пустота. А я эту холодную клетку оплодотворяю жизнетворящей клеткой. Ирония в моих картинах присутствует в форме гротеска, как художественный прием. А так я жалею и люблю своих героев – обитателей саманных домов, бабушек, торгующих пирожками и чесноком на остановках по маршруту автобуса «Москва – Нальчик»…
     Из Москвы большая часть выставки отправилась в Европу, где в 2012 будет экспонирована в Galerie Moderne Silkeborg в Дании.
Алена Мякинина


Елена Образцова впервые пела с микрофоном

     В рамках фестиваля «Нальчик – культурная столица Северного Кавказа» в Кабардино-Балкарию приехала Елена Образцова. Перед выс-туплением в ГКЗ она объявила, что впервые в жизни будет петь в зале с микрофоном: «Потому что сказали, что никакой акустики нет. И вчера, когда я приехала и сама это увидела, стала нервничать, как я буду петь такие тонкие вещи, как Лист, на пианиссиссимо – и ничего не несется, и ничего не слышно, никакой отдачи…»
     В выходе на бис публика увидела одну из самых ярких ролей певицы – графиню из оперы Чайковского «Пиковая дама». За мгновенье блистательная оперная дива превратилась в мрачную старуху с запущенной болезнью Паркинсона. В ответ на комплименты Елена Образцова пошутила, что перевоплощаться в старуху ей уже не сложно: «Вот когда я впервые спела ее в 25 лет, тогда было трудно».
     Публика реагировала восторженно. Два местных тенора – Мухадин Батыров и Алий Ташло – постоянно кричали «Браво» и одновременно выбежали на сцену дарить певице букеты. Елена Образцова удивлялась желтым тюльпанам: «Где вы взяли? Это же весенние цветы!»
     После концерта артистка переживала: «У меня платье было коротко. После подшивки впервые надела. Ничего, не заметно? И еще так перемерзла. С собой ничего теплого нет. Хорошо, что поехали на ваш шерстяной рынок. И такие милые бабушки подарили мне шаль и пуховые носочки. Так это трогательно. Я никогда не была здесь. И хочу посмотреть горы, Эльбрус…
     В России я больше всего ценю нашего вашего Темирканова. Он выдающийся дирижер, и я недавно с ним пела в Ла Скала «Пиковую даму», имела счастье. Мы вместе учились, он был постарше курсом – и я была в него влюблена».
Алена Мякинина


Право
«Я испугался, что лошадь потеряется»

     10 ноября на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, были допрошены семь потерпевших.
     Нальчанин Т., работавший в ПМК, расположенном рядом с полком ППС, рассказал, что на их территорию утром забежали люди в камуфляже и масках, открыли стрельбу из автоматов. Сначала решили, что это учения, но затем всем работникам ПМК приказали лечь на землю, достать мобильники и положить их рядом. Телефон Т. кто-то из нападавших раздавил ногой, а его самого ударили прикладом по затылку: «Им показалось, что медленно ложусь». Затем неизвестные прошли к сварочному цеху, с кровли которого стреляли по территории полка ППС. Как ушли нападавшие после 40-минутной перестрелки, потерпевший не видел. Позже ему рассказали, что они скрылись на грузовой «Газели», принадлежавшей ПМК.
     Житель Герпегежа И. тоже работал в этой организации, его также уложили на землю, приказали достать телефон, который разбили. Он не видел, что делали нападавшие. И. спросил кого-то из коллег: «Что они делают?» «Лезут наверх», – ответили ему, имея в виду крышу цеха, с которой велась стрельба по территории полка.
     Когда началась стрельба, И. и еще несколько работников ПМК убежали, перебрались через ограждение и, остановив на улице случайную «Газель», уехали. С ними был раненный в ногу коллега – водитель ПМК («Газета Юга» №45), они довезли его до больницы.
     Теща Эдуарда Миронова Е. рассказала об обстоятельствах его задержания 12 ноября 2005. Около 15 часов в дом на Фестивальной в Нальчике забежали люди в масках и приказали им выйти. По словам женщины, дом на Фестивальной состоит из двух половин. В одной жили они, а вторая принадлежала первой жене ее мужа. Там никто не проживал: она находилась в Германии. В ту половину дома и пришли через месяц после 13 октября Миронов и Азамат Браев. Е. сообщила, что она об этом ничего не знала. Тещу вместе с дочерью и ее детьми увели к соседям.
     Минут через 15 ее попросили обратиться к зятю: «Я подошла к той половине дома и несколько раз крикнула. Он вышел с другой стороны – босой, раздетый. Его посадили в какую-то машину. Через некоторое время зятя снова подвели к дому, чтобы он обратился к другому парню. Я его никогда не видела».
     Женщина рассказала, что потом началась перестрелка, продолжавшаяся 1,5–2 часа. Сотрудники несли «какие-то бутылки»: «Министр Шогенов во дворе у соседей командовал: в этот дом все, что есть». По словам потерпевшей, когда дом загорелся, огонь никто не тушил, а пожарных подпустили, когда уже ничего нельзя было спасти. Вспоминая о пожаре, Е. стала плакать: «Это все у меня перед глазами». Ей принесли воды. Она рассказала, что за потерю имущества выплатили 700 тыс. рублей, а за дом ничего: «Я пять лет живу на квартире».
     Женщина сообщила суду, что с зятем у нее были нормальные отношения. Он работал на мойках, покупал старые автомашины, ремонтировал и продавал. Летом 2005 больше трех месяцев находился в Кисловодске – дядя подарил ему линию по производству макарон, они ее налаживали: «Оружия у него никогда не видела. У нас с 2003 еженедельно были обыски. Искали литературу, но не находили. Он просто делал намаз, и все. Ему из-за такого положения приходилось менять место работы. Почему правоохранители так к нему относились, не знаю. Мы с его матерью однажды сказали ему: «Пойди, узнай». Он ушел в 6 отдел и вернулся через три дня с поломанными ребрами. Месяц отлеживался».
     Бывший сотрудник полка ППС З. 13 октября с раннего утра находился в актовом зале. Его родственник и коллега Тимур Дышеков попросил машину, чтобы забрать детей из санатория «Горный родник». Около 9 часов З. увидел из окна, что его серебристая «девятка» заезжает на стоянку перед КПП полка. В это время началась стрельба, за высокими елями он не видел, что дальше происходило на стоянке. Позже З. узнал, что старший лейтенант Тимур Дышеков был убит в первые минуты нападения.
     «Девятку» потерпевшего позже нашли в силосной яме на окраине Нальчика, на ней уехали нападавшие. В машине не было стекол, имелось несколько пулевых пробоин. Ущерб был оценен в 27 тыс. рублей, но деньги ему не выплатили.
     З. рассказал, что не был вооружен и не стрелял. На стоянке на территории полка возник пожар, сгорело несколько машин.
     Бывший сотрудник полка ППС Б. в момент нападения находился во дворе, ждал развода. С началом обстрела хотел укрыться в казарме, но попасть туда было сложно. Он находился около автозаправки и видел, что огонь из автоматов вели 3–4 человека в «светлом камуфляже», располагавшиеся на крыше со стороны ПМК. Б. был вооружен автоматом Калашникова и стрелял в нападавших. В первые же минуты боя он получил касательное ранение груди и сквозное в ногу.
     Коллеги смогли доставить его в казарму, женщины-сотрудницы оказали первую помощь, а через 30–40 минут, когда боестолкновение завершилось, его отвезли в больницу.
     В ходе допроса бывшего инспектора ДПС Чегемского РОВД А. выяснилось, что он второй раз вызван в суд. 15 июля 2010 А. уже давал показания по другому эпизоду, связанному с нападением на магазин «Охотник плюс» и перекрытием автотрассы на въезде в Нальчик («Газета Юга» №29, 2010). Он второй раз рассказал, как ехал со своим напарником Аскером Дышековым из Нартана и перед мостом через Шалушку их машина была обстреляна. А. был ранен, а Дышеков, вышедший из салона, убит. В связи с чем потерпевший, не имеющий отношения к эпизоду нападения на полк ППС, был вторично вызван в суд, никто не объяснил.
     Житель Нартана С. сразу сообщил участникам процесса, что он почти ничего не помнит: «У меня провалы в памяти. Меня в детстве уронили со второго этажа. Я с папой пришел, но его не пустили в здание, он был без паспорта».
     Согласно материалам дела, Эдуард Миронов и Азамат Браев по завершении боестолкновения у полка ППС уехали на машине и оказались у с. Нартан, где им встретился С., ехавший на лошади. Они забрали у него животное, проехали около 500 м до кладбища и оставили его там.
     С. вспомнил, что у него забрали лошадь, но на вопросы об угрозах в его адрес или оружии ответил: «Не помню». В его показаниях на предварительном следствии говорилось, что ему приказали слезть с лошади, а после отказа на него направили пистолет, пообещав, что оставят животное у кладбища. С. сказал, что было так, но на вопрос об угрозах снова ответил «Не помню».
     «Вы читали ваши показания на предварительном следствии?» – спросили адвокаты. «Со мной все время папа ходит, помогает». Отвечая на многочисленные вопросы сторон об угрозах, испуге, моральной травме, С. сказал: «Я испугался, что лошадь потеряется».
     Этот эпизод вменяется Эдуарду Миронову как разбойное нападение. «Это не разбой, – заявил подсудимый. – Лошадь хозяину вернули». По словам Миронова, это можно было легко установить, но суд не дал ему допросить потерпевшего.
     По ходатайству Хабаса Емкужева в дело вступил адвокат Мурат Озроков, с которым родственники подсудимого заключили соглашение. Емкужев одновременно просил освободить Татьяну Псомиади от обязанностей его защитника по назначению, мотивируя это «принципиальными разногласиями» и «ухудшением личных взаимоотношений». Ходатайство поддержала и Татьяна Псомиади, но суд, допустив Озрокова в дело, не удовлетворил просьбу подсудимого об отказе от прежнего защитника.
     14 ноября заседание не состоялось из-за болезни Сараби Сеюнова.
     В ходе последних 5–6 заседаний подсудимый трижды обращался к председательствующей с просьбой о медицинской помощи, отмечая, что в СИЗО ему колют только жаропонижающие и обезболивающие препараты, не проводя лечения. Однажды вместо него к суду обратился Хабас Емкужев, отметив, что сам Сеюнов не может этого сделать по состоянию здоровья. Подсудимый просил о вызове скорой, но в зал заседаний вызывались медики СИЗО, которые после оказания помощи выносили заключение: «Участвовать в заседании может».
     Галина Гориславская сообщила, что 11 ноября подсудимый направлен на обследование в республиканскую больницу УФСИН в Каменке. По словам адвокатов, у него, возможно, туберкулез.
Олег Гусейнов


Происшествия
Отказался платить?

     11 ноября в с. Яникой был убит генеральный директор фирмы «Ахмат и К°» Ахмат Геграев.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Чегемскому району СКР по КБР, около 19.30 предприниматель, возвращаясь домой на «Тойоте RAV4», свернул с Ленина на улицу Мира. Дорога была плохая, и он ехал очень медленно. В это время из переулка вышел неизвестный и открыл огонь из автомата Калашникова калибра 5,45 мм. Преступник выпустил по «Тойоте» почти весь рожок: в машине было обнаружено 23 пробоины. От полученных ран предприниматель скончался на месте. Стрелявший, по всей видимости, ушел к реке.
     Возглавляемая Ахматом Геграевым фирма занималась изготовлением пеплоблоков, большие партии которых реализовывались в Чечне.
     По одной из главных версий, убийство могли совершить члены НВФ: по некоторым данным, представители бандподполья требовали с него крупную сумму.
     Ахмат Геграев был женат, у него осталось пятеро детей. 4 ноября ему исполнилось 57 лет.
Мила Рашевская
Ахмед Акбашев


6 магнитиков

     13 ноября в 19.30 возле дома №16 на улице Комсомольской в Тырныаузе старший инспектор гостехнадзора ГИБДД Б., заметив двух подозрительных молодых людей, попытался установить их личность.
     Один из них убежал, а второй попытался вытащить из кармана куртки «хаттабку», которая взорвалась у него в руках. В большей степени пострадал он сам, но и полицейский получил несколько осколочных ранений. Б. открыл огонь из табельного пистолета – сделав 5 выстрелов, он ликвидировал нападавшего. Он сам позвонил в дежурную часть, после чего был сперва доставлен в тырныаузскую районную больницу, а потом в санчасть МВД. Угрозы его жизни нет.
     В кармане куртки убитого обнаружены паспорт на имя Тембота Мамхегова, 22 лет, с тырныаузской пропиской, пистолет Макарова, который был похищен у дознавателя Эдуарда Дзамихова, убитого в Тырныаузе в 2009 («Газета Юга» №9, 2009), 5 магазинов к нему, «хаттабка» и рация. Рядом с ним был пакет, в котором находились 30 пачек хлебцев, лекарства, зимняя одежда и 6 магнитиков.
Мила Рашевская
Ахмед Акбашев


Убиты двое участковых

     14 ноября в Нальчике в микрорайоне Вольный Аул убиты участковые уполномоченные полиции Хасан Кушхов и Заудин Жамбиков.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СКР по КБР, в опорном пункте полиции на Калмыкова недавно закончили ремонт. Капитан Кушхов жег строительный мусор на полянке справа от ОП. Около 12.30 подъехал лейтенант Жамбиков. В это время со стороны ул. Руставели к ним направились трое неизвестных. Один из них зашел за метровую сетчатую ограду, отделявшую территорию опорного пункта, двое остались с внешней стороны. Они и открыли первыми огонь, затем начал стрелять третий.
     Первые выстрелы пришлись в безоружного лейтенанта. Капитан укрылся за деревом, попытался применить табельное оружие, но оказался под перекрестным огнем. Отходя к углу здания опорного пункта, он получил смертельное ранение.
     Тяжело раненный Заудин Жамбиков был доставлен в РКБ, но врачи не смогли его спасти.
     Трое преступников вели огонь, предположительно, из пистолетов ТТ калибра 7,62 и Макарова калибра 9 мм. На месте происшествия обнаружены 11 гильз. Нападавшие уехали на серебристых «Жигулях» 99-й модели с обозначением «такси». Позже машина была обнаружена недалеко от «Телемеханики». Как установлено, нападавшие захватили ее в 7 утра и возили с собой связанного таксиста.
     В правоохранительных органах не дают информацию о возможных участниках нападения. Вместе с тем, как стало известно «Газете Юга», по кадрам с камер видеонаблюдения оперативники опознали двух находящихся в розыске как участники бандподполья жителей Нальчика – 22-летнего Шамиля Ульбашева и 21-летнего Азпаруха Шамаева.
     Хасан Кушхов работал в органах внутренних дел с 1999, на нынешнюю должность назначен в этом году. Ему было 34 года, у него остались жена и трое детей.
     Заудин Жамбиков пришел в полицию только в этом году, на должность участкового назначен 1 июля. Ему было 25 лет, жениться он не успел.
Мила Рашевская
Ахмед Акбашев


Спорт

     Хаджимурат Аккаев в Париже завоевал титул чемпиона мира по тяжелой атлетике в весовой категории до 105 кг, показав 430 кг в сумме двоеборья.
     «Я целый год посвятил этому. Отказался от всего. Это значит, я не видел своих родных ровно год… Я полностью посвятил себя тренировкам и просил Всевышнего о том, чтобы мне воздалось. В итоге мои мольбы, мольбы моих близких были услышаны», – заявил спортсмен сразу после победы.
     С нового года чемпион мира начинает подготовку к Олимпийским играм.


«Желаю клубу сохранить место в премьер-лиге»

     Как сообщала «Газета Юга» в предыдущем номере, 48-летний воспитанник кабардино-балкарского футбола Виктор Кумыков, возглавлявший карагандинский «Шахтер», выиграл со своей командой чемпионат Казахстана по футболу.
     – Вы 12 лет работаете в Средней Азии и Казахстане. Сложно было привыкать к новой обстановке?
     – У нас такая профессия – приходится много ездить. В Нальчике только одно место по моей специальности. Поначалу непривычно было, но менталитет у нас схож, поэтому я довольно быстро адаптировался и к Казахстану, и к Узбекистану. Возможно, если бы это была другая азиатская страна, не с постсоветского пространства, было бы тяжелее. А здесь, самое главное, люди знают русский язык, нет барьера.
     – Можно сравнить уровень российского и казахстанского футбола?
     – В первый период моей работы в Казахстане в 2000–2004 было заметно сильное отставание от российского. Сегодня этот разрыв сильно уменьшился. С переходом в Европу из Азии казахстанские клубы очень сильно прибавили, и их уровень сопоставим со средними командами российской премьер-лиги. Хотя финансовые условия в Казахстане далеки от российских.
     Если говорить о «Шахтере», он находился бы в середине турнирной таблицы в России. У нас играют 6 футболистов сборной Казахстана, один из сборной Литвы, два человека из сборной Боснии и Герцеговины. У них достаточно высокий уровень, поэтому «Шахтер» был бы крепким середняком в РФПЛ.
     – Условия работы тренеров?
     – Они существенно различаются по финансам. А в остальном все – инфраструктура и остальное – зависит от того, какой клуб, где-то лучше, где-то хуже. В общем ситуация в России получше.
     Вместе с тем в регионе происходят большие перемены. В Узбекистане 5–6 лет назад был принят закон «О футболе», освободивший все клубы от налогов и таможенных пошлин. У них появились спонсоры. Стали строить новые стадионы, а через пару лет начали приглашать звезд, например, Ривалдо. Проводили мастер-классы с известными футболистами. Это дало свои результаты. Они участвовали в финальной стадии двух последних юношеских чемпионатов мира, 14 игроков национальной сборной Узбекистана играют за границей в сильных клубах. Все это – результат внимания руководства страны.
     В Казахстане пока закона о спорте нет, и эти процессы идут тяжелее. В большинстве клубов деньги на 50% бюджетные, хотя инфраструктура развивается. В Астане прекрасный крытый стадион на 30 тысяч построили, новые или реконструированные стадионы во многих городах. Учитывая климатические условия, каждый клуб по регламенту обязан иметь искусственное поле с трибунами на 5 тысяч человек. Ранней весной игры проходят там, а с апреля футбол переходит на естественный газон.
     Способствовать развитию футбола должен и переход Казахстана в УЕФА. С одной стороны, в Азии Казахстану играть было бы проще: уровень команд там ниже. Но, играя в Европе с сильными клубами и сборными, получаешь необходимый опыт, это положительно влияет на развитие футбола и рост мастерства игроков. Я думаю, недалеко то время, когда мы увидим Казахстан на чемпионате мира и Европы.
     – Ваш контракт с «Шахтером» продлен еще на год. В связи с участием в Лиге чемпионов команда будет усиливаться?
     – Руководство дало добро на приобретение 2–3 игроков высокого уровня. Но у нас ограничение на легионеров, поэтому их будет 1–2. И также 1–2 футболиста уровня сборной Казахстана. Кого-то из Нальчика? Из российской премьер-лиги очень сложно кого-то сейчас приглашать: уровень оплаты разный. А из первой лиги нет смысла брать. Поэтому мы ориентируемся на бывшие республики СССР – Литву, Латвию и Югославию. Их запросы соответствуют тому, что есть в Казахстане. А у российских футболистов требования выше.
     – В 2004 вы увели с поля свой «Кайсар»...
     – Причиной был судейский беспредел. После 9–10 тура «Кайсар» шел в лидерах. Видно, это не входило в планы тогдашнего руководства, поэтому с помощью судей начали «ставить на место». Когда отрицательные эмоции достигли предела, они прорвались в одной из игр, когда у нас удалили трех футболистов. Чтобы обратить внимание на это, я в середине второго тайма увел команду с поля. По-другому что-то доказывать не получалось.
     Такие случаи и до нас, и после в казахстанском футболе происходили 14 раз, но наказали только нас. «Кайсар» сняли с чемпионата, он вылетел в первую лигу и вернулся через год, выиграв этот турнир.
     А моя «пожизненная дисквалификация» была только на словах, потому что она была незаконной. А когда руководство федерации поменялось, все отпало само собой.
     – Все эти 12 лет ваша семья оставалась в Нальчике?
     – Да. Но несколько раз в год жена приезжает, я тоже домой возвращаюсь. Когда дети были маленькие, реже виделись, а сейчас они взрослые, она может почаще ездить и дольше там оставаться. Жена – медик, работает, приходится брать отпуск за свой счет. Самолет из Караганды летит только через Москву, можно из Астаны в Грозный два раза в неделю. В Узбекистане было проще, есть рейс из Ташкента в Минводы. В течение 2–3 часов добраться тяжело.
     – Ваши сыновья имеют отношение к футболу?
     – Старшему сыну 24 года, он с отличием окончил юрфак КБГУ и пятигорский иняз. Учится в Брэдфордском университете в Англии. Он не футболист, но профессия у него спортивная: менеджмент спорта и туризма.
     Средний и младший сыно-вья – футболисты. Младший – полузащитник, капитан молодежной команды «Спартака», средний – вратарь, принадлежит «Спартаку», но прошедший сезон провел в аренде в «Ангуште» (Назрань) во второй лиге.
     – В «Шахтере» вашим помощником был Роман Узденов.
     – Он играл у меня в Нальчике, затем в Казахстане. Год назад он заканчивал карьеру игрока, а мне необходим был еще один помощник. Я его пригласил: умный парень, у него все данные, чтобы стать хорошим тренером. Роман имел и общие обязанности в команде, а кроме этого, работал с нападающими.
     – Год назад, когда в нальчикском «Спартаке» возник вопрос о смене тренера, среди возможных кандидатур звучало и ваше имя.
     – Да, звучало, где-то обсуждалось, но официальных шагов не последовало, на меня никто не выходил. С тех пор, как я ушел из Нальчика, все время были какие-то разговоры, но ничего конкретного.
     Желание работать дома? У меня есть желание трудиться, а где… Конечно, чем ближе к дому, тем лучше, но в России и за ее пределами очень много безработных тренеров, поэтому самое главное – работать. И работать в клубе, который ставит амбициозные задачи, там, где ты нужен, где тебя уважают и создают условия.
     – Вы следите за игрой «Спартака», анализируете ситуацию?
     – Да, я наблюдаю за командой. Зимой один сбор в Турции мы жили в одной гостинице, «Шахтер» и «Спартак». Мне уже тогда показалось, что руководство команды и футболисты как-то не особо нашли между собой общий язык, и у них чувствовалась какая-то напряженность во взаимоотношениях. Хотя деталей я не знаю. Это, наверное, и сказалось в начале сезона.
     С приходом нового тренера, может быть, что-то изменилось. Чтобы это все понять, надо находиться внутри клуба. Я всего этого не знаю. Будем надеяться, что это был правильный шаг и он изменит ситуацию. Сезон, будто специально для «Спартака», длинный в этом году. Я желаю клубу сохранить место в премьер-лиге. Иной исход будет большим шагом назад для республики: потом будет очень сложно вернуться. Гораздо проще приложить сейчас максимальные усилия.
Артур Мусов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2011 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru