Газета Юга
Газета Юга №12(889)
24 марта 2011 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Политика
Земельные участки, которые нельзя будет продать

     В парламенте Кабардино-Балкарии в ходе круглого стола был обсужден внесенный спикером законодательного органа проект закона «О бесплатном предоставлении в собственность отдельным категориям граждан земельных участков для индивидуального жилищного строительства».
     Речь идет о землях, находящихся в госсобственности КБР и муниципальной собственности. Участки выделяются дополнительно к случаям, установленным федеральным законодательством.
     Среди тех, кто может претендовать на получение земли под строительство, специалисты в сфере здравоохранения, культуры, образования, социального обслуживания, физкультуры и спорта, работающие не менее пяти лет, молодые семьи в возрасте до 35 лет, неполные семьи, состоящие из одного родителя не старше 35 лет и детей, многодетные семьи, имеющие трех и более детей, семьи, имеющие на иждивении детей-инвалидов, участковые уполномоченные полиции, работающие не менее трех лет, реабилитированные лица, утратившие жилье в связи с репрессиями, члены их семей, граждане, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, а также лишившиеся жилья в результате чрезвычайных ситуаций.
     Согласно законопроекту, граждане получают землю в аренду на три года. И только после завершения строительства жилого дома и его регистрации земля продается им в собственность. В некоторых случаях срок аренды может быть проден до 5 лет. Таким образом полученный в аренду участок земли нельзя будет продлить или передать в субаренду. Земля выделяется по месту настоящей регистрации. Максимальный размер участка – 10 соток.
     Председатель комитета по вопросам местного самоуправления Хазратали Бердов отметил, что у депутатского корпуса нет однозначного отношения к документу: одни сомневаются в его необходимости, другие предлагают расширить список имеющих право на получение участка.
     Заместитель главы администрации Нальчика Хазир Тюбеев поддержал законопроект, отметив, что в Хасанье более 800 очередников, в Кенже – более 900, а Белой Речке – более 300. Вместе с тем он подчеркнул, что землю необходимо выделять «тем, кто нуждается, а не непонятно кому».
     Участники круглого стола обратили внимание на необходимость создания инфраструктуры при жилищном стоительстве: вода, газ, электричество. Хазратали Бердов отметил, что этим совместно должны заниматься и республика, и районы, и сельские поселения.
     Заместитель председателя общественной организации «Алан» Магомед Абшаев предложил выделять землю не «отдельным категориям граждан», а «нуждающимся», внеся в закон соответствующие изменения. Он же подчеркнул, что при предоставлении участков могут возникнуть проблемы: так, до сих пор не везде определены границы между муниципальными образованиями.
     Председатель общественной организации «Вече» Анатолий Канунников считает целесообразным увеличить возрастной ценз молодых семей или записать «одному из супругов не более 35 лет». Он также считает, что в список имеющих право на получение участков необходимо включить не только участковых уполномоченных полиции, но и сотрудников других оперативных служб, а также семьи сотрудников, погибших при исполнении служебных обязанностей.
     Было отмечено, что на территории столицы республики земли под жилищное строительство мало, в связи с чем в Нальчике возможны ограничения на выделение участков.
     31 марта парламент КБР должен рассмотреть законопроект в первом чтении.
Олег Гусейнов


Общество
Почему родители скрывают свои имена?

     Группа родителей из Баксанского района обратилась к своим детям, находящимся в розыске, и призвала их сдаться правоохранительным органам, отметив, что президент КБР гарантировал «гласное, объективное расследование и справедливый суд».
     Обращение подписали девять человек, но опубликовать свои фамилии не решились. «Я не боюсь и готова назвать себя. Но другие – по разным причинам – отказались от этого», – заявила «Газете Юга» одна из матерей.
     На вопрос, как члены НВФ должны узнать, что письмо подписали именно их родители, она ответила: «Во-первых, речь идет о родителях и детях из Баксанского района. Во-вторых, мой сын узнает: я в связи с создавшейся ситуацией обращаюсь во многие организации. Наконец, мы ведь писали не только своим детям, но и всем, кто находится в розыске и может услышать наш голос».
     Как стало известно «Газете Юга», первоначально под письмом значилось 11 подписей, но после нейтрализации в Чегемском районе одного из разыскиваемых (по некоторым данным, его родители тоже готовы были подписать это письмо) число подписантов сократилось до 9, а желавшие выступить по телевидению передумали.
Олег Гусейнов


Нартан обеспокоен

     Около полутора лет жители с. Нартан пытаются выяснить правовое положение и перспективы земель, которые исторически принадлежали селу.
     22 апреля 1987 постановлением Совета министров РСФСР №160 колхоз «Нартан» был преобразован в опытно-производственное хозяйство «Нартан» всероссийского отделения ВАСХНИЛ с общей земельной площадью 5239 га, в том числе 3800 га пашни. Названное постановление правительства РСФСР предусматривало преобразование колхоза в ОПХ с согласия общего собрания членов коллективного хозяйства. Общее собрание в Нартане не проводили. Несмотря на это, земельные угодья, которые, согласно советским законам, находились «в бессрочном пользовании» колхозников, перешли в пользование ВАСХНИЛ.
     Сегодня при разграничении собственности на землю эти угодья в силу пользования ими Россельхозакадемией стали федеральной собственностью. Вместе с тем правительство РФ 22 ноября 1993 приняло постановление «О передаче государственных предприятий, организаций и учреждений в государственную собственность КБР». В соответствии с этим документом в республиканскую собственность было передано ОПХ «Нартан». Однако после обращений жителей села в администрацию президента и правительство КБР выяснилось, что ОПХ не передавалось в республиканскую собственность и позже было внесено в реестр федерального имущества. Почему так случилось, селянам никто не разъяснил.
     Судя по ответам, полученным жителями села из федеральных и республиканских структур, возвращать земли Нартану никто не собирается. Между тем с января 2010 в ОПХ «Нартан» начата процедура банкротства. Решением Арбитражного суда КБР в опытно-производственном хозяйстве открыто конкурсное производство. ОПХ «Нартан» должно 13 млн, но в ходе процедуры банкротства у села могут отобрать все земли со всеми хозяйственными постройками, расположенными на них, хотя, как подчеркивают селяне, ОПХ «Нартан» как государственное учреждение в соответствии с законом не может подвергаться процедуре банкротства.
     У этой проблемы есть еще один аспект: федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» устанавливает, что предельный срок реализации его положений ограничен 1 января 2012. После этой даты вернуть свои исторические земли жителям Нартана будет очень сложно. В своем обращении к президенту России они подчеркивают, что федеральный закон №131 относит к ведению правительства РФ «вопросы безвозмездной передачи в муниципальную собственность федерального имущества, предназначенного для решения вопросов местного значения».
     Сельские депутаты и ветераны в письме к Дмитрию Медведеву подчеркивают, что «лишение Нартана земли не только подрывает экономическую основу муниципального образования, но и ставит под угрозу его существование».
Артур Мусов


Культура
«Национальные балеты – это был единственно правильный путь»

     Мухамед ДАШУЕВ был в составе первой балетной труппы Кабардино-Балкарии:
     Мне очень странно и жаль, что о некоторых людях, которые сделали так много для нашего балета, сегодня не говорят ни слова.
     Тахир Энеев, Мухамед Хамурзов, Арсен Абидов, Саламат Генжеева-Захохова, наш педагог Александр Проценко. Эти люди уже ушли из жизни – и как будто их и не было.
     В конце 1963 по инициативе министра культуры Константина Эфендиева в республике решили организовать балет. Проценко ездил по селам и городам всей республики и отбирал будущих артистов балета. Некоторые с радостью воспринимали весть, что будут учиться балету, некоторых детей Проценко практически отбивал у родителей. Сам родом из Майского, он добился больших успехов, работал в Большом театре. Удивительно, но подавляющее большинство балерин и балеронов были из сел. Это был настоящий народный балет.
     В нартановском интернате был специализированный балетный класс, где преподавал мой отец Хашир Дашуев. Мухамед Хамурзов попал к нам в труппу именно оттуда. Тахир Энеев сам приехал из Гунделена и поступил в культпросветучилище. Как только Проценко увидел его, взял к себе. Отбор был жесткий.
     Карданов Борис, Архестов Хасан, Бекалдиев Ахмед, Жекамухов Малиль, я, Горковенко Василий...
     Мы пришли в балет уже взрослыми парнями. И поэтому нам приходилось работать в десять раз больше. В хореографическом училище нужно учиться 8 лет. Мы же за три года должны были пройти эту программу. У нас не было той пластики, той гибкости, которые свойственны академическим танцорам. Многое нам уже невозможно было дать в силу физиологических причин, скелет уже был сформирован. Мы все делали жестко, железно. Но вот верчения, двойные, тройные туры сделать – это пожалуйста.
     На экзерсис приходили к 8 утра, хотя заниматься разрешено с 10, иначе можно навредить организму. Недолгий перерыв на обед – и опять занятия до 19-20. Реально майки выжимали. Благодаря этой мощнейшей подготовке мне повезло в армии. Меня отобрали в состав суперпрофессионального ансамбля песни и пляски группы советских войск в Германии.
     Органично мы смотрелись в балетах «Лялюца», «Даханаго», основанных на национальной хореографии. Помню первый спектакль «Лялюца». Впечатление было такое, словно мы в Большом театре сделали хорошую премьеру. У нас даже появились свои поклонники, которые по нескольку раз приходили на спектакли. Кроме того, была очень серьезная реклама. Везде, где только можно, анонсировали национальные балеты. Людей из сел привозили. На второй балет «Даханаго» люди пришли с огромным удовольствием.
     Помню, в «Лялюце» с Николаем Кубарем, будущим главным хореографом Кубанского казачьего хора, в течение пяти минут танцевали на пальцах «Танец друзей». От боли в глазах стояли слезы – мы были еще сырые для пальцев. В «Бахчисарайском фонтане» во время битвы на мечах я получил травму. Хорошо, что по сценарию должен был умирать, поэтому зрители не заметили, что я по-настоящему ранен и подо мной расплывается лужа крови. Пришлось долежать до занавеса, а потому меня увезла скорая.
     Проценко, проработавший до этого в союзных республиках, прекрасно знал, что классического натурального танцовщика из местных кадров не сделаешь. Мы были мужественными, страстными, горскими танцовщиками. Роза Хакулова – единственная, кого можно было назвать классической балериной.
     Негласное соперничество с «Кабардинкой»? Да, пожалуй, было. Хотя артисты балета ни в чем не уступали, а в чем-то и превосходили танцоров «Кабардинки». Но они были нашими друзьями, мы делили репетиционный зал. И все-таки чувствовали их взгляды сверху вниз, хотя они и пытались это скрыть. Чувствовалось отношение, словно мы занимаемся чем-то несолидным. Были и шушуканья людей за спиной. Кто-то кому-то передал, что в республике балет не приживется, что все это несерьезно и даже смешно. Но мы отвечали на это только своей работой. Мы любили балет всей душой! Я и два моих друга Тахир Энеев и Мухамед Хамурзов не пропускали ни одной трансляции балета по телевидению. Просили отменить репетиции, откладывали все дела и, прильнув к экрану, смотрели спектакль «Спартак», а не матчи «Спартака». С репетиции шли в Вольноаульский лес отдохнуть. И там – не поверите – тоже говорили о балете!
     Никакого стеснения по поводу балетных костюмов не испытывали. Нам нравилось, как мы выглядим. Первые несколько спектаклей «Лялюцы» вместе с бешметом, черкеской и ноговицами мы надевали трико. Потом, видимо, кто-то сделал замечание, и нас срочно послали в «Березку» и сшили шаровары.
     Тахир Энеев – первый балерон-балкарец. Это был красивый, статный парень, прекрасно сложенный: широкие плечи, узкая талия, стройные ноги. Проценко всегда ставил его на роли «героев-любовников», где нужна была мужская красота. Но не дай бог, на улице кто-то обидит или нахамит! Он был также прекрасен в драках, как и в роли любовников на сцене.
     Лучше Мухамеда Хамурзова роль шута в «Лебедином озере» не исполнял никто. Это был настоящий технарь, очень крепкий физически, экпрессивный, просто огонь. Великолепные растяжка, выворотность, прекрасно делал трюки, которые у других не получались. Его мечтала заполучить «Кабардинка». И заполучила на какое-то время, он даже успел съездить на гастроли в Германию.
     Не могу сказать, когда это произошло, но тихо, незаметно балет умер. Да, формально он жил, но это было уже не то. Мы замахнулись на классику, а сделать это на должном уровне не смогли.
     Стало приходить мало людей. По своему желанию приходили единицы. Мы это чувствовали. Они могли смеяться в зале, бывало, их выводили. Мы потеряли своего зрителя.
     Оглядываясь назад, понимаю, что национальные балеты – это был единственно правильный путь развития местного балета. Но мы сошли с этого пути. Тем не менее люди положили на создание местного балета свою молодость, здоровье, все свои силы. Их не должны забывать!


Право
Суд изучает нос

     17 марта на процессе по делу о событиях 13 октября 2005 были допрошены двое потерпевших и свидетель.
     Нальчанин К. вместе с супругой в то утро привезли в 3 ОВД свою дочь, которая лежала на сохранении в перинатальном центре. Ему необходимо было восстановить паспорт, а дочь работала тогда инспектором по делам несовершеннолетних и хотела быстрее решить вопрос. Она вошла в здание, родители остались в «шестерке» в 20-30 метрах от входа. Почти сразу началось нападение на отдел. К. с супругой легли в салоне, укрываясь от стрельбы. Через некоторое время подошли молодые люди в гражданке, открыли заднюю дверь, предложили выйти. Женщина не смогла выбраться, в связи с чем и К. остался в салоне. Прошло еще время. У шоколадной «шестерки» оказались трое военнослужащих. Сказав «Вас прикрывают», они вывели супругов из машины. 10-15 метров продвигались почти ползком, а затем им разрешили подняться. Почти до следующего утра отец и мать находились на противоположной от отдела стороне ул. Кабардинской, ожидая завершений событий в ОВД, где находилась их дочь.
     Во время перестрелки в руку К. попал осколок, ранение оказалось легким. В его «шестерке» появилось несколько пробоин – ущерб не оценивали и не восстанавливали.
     М., дочь потерпевшего, рассказала, что лежала в больнице со сроком беременности 8,5 месяца. Она зашла в отдел с торца. Началась стрельба, двое сотрудников завели ее в какой-то кабинет на первом этаже и закрыли дверь. Окна кабинета выходили в сторону аэропорта. С той стороны вели огонь, стекла были разбиты. Двое участковых, оказавшихся с ней в одном помещении, сказали, что ОВД захвачен. В середине дня 13 октября кто-то пытался проникнуть в кабинет из коридора, но перестрелка возобновилась, и попытки попасть в помещение прекратились.
     Во второй половине дня у М. начались схватки. Находившиеся с ней милиционеры просили ее не кричать. Она старалась не издавать громких звуков и только стонала. Впадала в обморок, а когда приходила в себя, думала о родителях. За окнами появились другие сотрудники, но вывести ее не могли: окна были зарешечены. Схватки продолжались более 10 часов. Утром 14-го спецназ взломал дверь кабинета, всем приказали лечь, потом ее вывели: «Я не знала, что это сотрудники. Только увидев скорую, поняла, что это милиция». 15 октября она родила девочку («Газета Юга» №42, 2005). По словам М., происшедшее не отразилось на здоровье ребенка, но сама она стала обращаться к невропатологу. От иска М. отказалась.
     С., бывший сотрудник 2 ОВД, в момент нападения на отдел находился на ул. Ашурова с приданными силами. Они быстро возвратились к ОВД. С. видел трех нападавших: двоих у дома №206, одного – у №208 по ул. Кабардинская. Они вели огонь по отделу, а когда он оказался у угла дома №208, стрельба была открыта и по нему. Эти нападавшие в ходе боестолкновения были убиты. С. с коллегами поднимался на крышу 9-этажки, затем помогал скорой вывезти раненого сотрудника от торцевой части здания отдела. Он надел белый халат, поэтому в него не стреляли. Свидетель видел в этом месте тела нескольких убитых: двух участковых 3 ОВД, милиционера из Адыгеи и двух работников электросетей. Затем вновь поднялся на крышу 9-этажки, откуда они стреляли по входу с торцевой части отдела, прикрывая отход раненого сотрудника ГАИ.
     Позже он слышал о двух нападавших, которые вели огонь из общежития за 3 ОВД: эти двое покинули здание и пытались уйти, их пытались задержать.
     Подсудимый Хусей Хуболов заявил, что 4 марта он был избит, ему сломали ребро. Он попросил вызвать скорую, чтобы врачи зафиксировали перелом.
     Суд предложил врачам СИЗО оказать помощь Хуболову.
     Эдуард Миронов и Хабас Емкужев вновь заявили, что подсудимым создают «невыносимые условия»: не допускают к ним адвокатов, лишают возможности готовиться к судебным заседаниям, запретили получать от родственников лекарства и домашние продукты. Галина Гориславская сообщила, что все обращения подсудимых направлены прокурору КБР. Она попросила адвокатов сообщать о каждом случае недопуска конкретно: когда и к кому из подсудимых не пустили защитника.
     Суд поставил на обсуждение вопрос о мере пресечения.
     Руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева ходатайствовала о продлении срока содержания под стражей 56 подсудимых, а также об изменении подписки о невыезде на арест Казбеку Будтуеву и Залиму Улимбашеву. Она отметила, что все они обвиняются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, представляют опасность для общества, могут скрыться, оказывать давление на свидетелей и потерпевших и иным образом воспрепятствовать установлению истины. Гособвинитель подчеркнула, что при прошлых продлениях срока учитывали их семейное положение, отсутствие документально подтвержденных болезней, препятствующих их пребыванию под стражей.
     По словам Чибиневой, не все материалы дела, связанные с Будтуевым, исследованы в суде, а его вина или невиновность будут установлены только по завершении процесса. Прокурор подчеркнула, что Улимбашеву изменили меру пресечения для проведения хирургической операции. Прошло три месяца, а операция не проведена.
     Девять адвокатов просили изменить меру пресечения своим подзащитным на подписку о невыезде или домашний арест. Они подчеркивали, что обстоятельства, при которых их заключили под стражу, давно изменились, часть из них дали показания, нет никаких оснований считать, что они скроются или окажут на кого-то давление. Будтуева и Улимбашева называли «лакмусовой бумажкой», отмечая, что к ним нет никаких претензий у тех структур, которые осуществляют надзор за исполнением ими подписки о невыезде. Адвокаты говорили также, что не нужно обременять бюджет страны дополнительными расходами на тех, кто может находиться дома.
     21 марта суд огласил определение, в соответствии с которым оставил 56 подсудимых под стражей до 26 июня, а Казбека Будтуева и Залима Улимбашева – под подпиской о невыезде.
     Адвокат Казбек Дадтеев заявил суду, что при следовании из СИЗО в зал заседания четырьмя сотрудниками УФСИН, двое из которых были в масках, избит его подзащитный Расул Хуламханов: у него сломан нос. Он попросил направить соответствующий запрос в СИЗО, отметив, что на запросы защиты руководство следственного изолятора не отвечает. Адвокат также попросил вызвать скорую для оказания помощи подсудимому.
     Адвокат Олег Келеметов заявил о нездоровье Хасанби Хупсиргенова и также попросил вызвать скорую.
     Суд отказал в вызове скорой – в зал были приглашены врачи следственного изолятора.
     Через полтора часа суд огласил вердикт медиков: Хупсиргенов может участвовать в заседании.
     Вместе с тем суду не были представлены документы относительно происшествия с Хуламхановым, в связи с чем был объявлен перерыв.
     Во второй половине дня суд получил справку о состоянии здоровья Расула Хуламханова: «может участвовать в судебном заседании».
     Суд решил продолжить процесс, однако адвокат Дадтеев сообщил, что при повторном осмотре Хуламханова врачи обещали ему вечером провести рентген-обследование: «Но в СИЗО нет соответствующей аппаратуры. Его необходимо везти в больницу УФСИН и установить, есть ли перелом носа».
     Адвокат Олег Келеметов попросил крупно вывести лицо его подзащитного Хупсиргенова на монитор, заявив, что последний имеет телесные повреждения.
     Руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева высказалась против удовлетворения ходатайств: в медицинской справке ничего не сказано о необходимости рентген-исследования и ЛОР-врача. Она также подчеркнула нецелесообразность «крупного плана» Хупсиргенова: «Мы не специалисты в медицине. Мы исходим из справок, в соответствии с которыми они могут участвовать в заседании».
     Суд отложил заседание, поручив санчасти СИЗО провести обследование Хуламханова с участием хирурга и ЛОР-врача. Ходатайство о выводе на экран лица Хупсиргенова было отклонено.
Олег Гусейнов


Происшествия
Ликвидирован ответным огнем

     19 марта в п. Кашхатау сотрудниками Центра по противодействию экстремизму и Управления ФСБ по КБР был нейтрализован 30-летний местный житель Марат Зукаев, оказавший вооруженное сопротивление.
     Как рассказали «Газете Юга» в Урванском межрайонном следственном отделе СКР по КБР, 17 марта Черекский районный суд дал санкцию на обследование жилища, в котором проживал Зукаев. 19 марта около 9.20, когда силовики готовились к обыску, Марат Зукаев увидел их на пересечении ул. Мечиева и Черкесова и открыл по ним стрельбу из пистолета Макарова. Ответным огнем он был ликвидирован. На месте происшествия были обнаружены пистолет, в котором оставалось три патрона калибра 9 мм, 11 стреляных гильз того же калибра, самодельное взрывное устройство на основе гранаты ВОГ, трое часов «Касио», используемых в самодельных взрывных устройствах в качестве исполнительного механизма.
     Марат Зукаев был судим за незаконное владение оружием и проходил подозреваемым по расследуемому в следственном управлении СКР по КБР уголовному делу – ему вменялось содействие терроризму. Он был допрошен по этому делу, когда еще отбывал срок за оружие. В декабре он вышел на свободу.
Ахмед Акбашев


Жестокое наказание

     19 марта около 22 часов в квартире на пр. Мальбахова в Нальчике произошел взрыв: 34-летнему хозяину жилища оторвало кисти рук.
     По предварительным данным, мужчина изготавливал самодельное взрывное устройство, готовясь к браконьерской рыбалке. Оно сработало у него в руках. Там же обнаружены гильзы и патроны от охотничьего ружья.
Ахмед Акбашев


Пособник обезоружен

     17 марта в Чегеме в ходе обследования жилища 28-летнего местного жителя, подозревавшегося в пособничестве незаконным вооруженным формированиям, обнаружены самодельное взрывное устройство мощностью 1,5 кг в тротиловом эквиваленте, две гранаты РГД-5 с запалами, патроны различного калибра.
     Хозяин домовладения задержан.
Ахмед Акбашев


Нож в горло

     Прохладненским межрайонным следственным отделом СКР по КБР расследуется уголовное дело по факту убийства в с.Прималкинское.
     15 марта около 20.30 в частном доме между 60-летним отцом и 38-летним сыном произошла ссора. Оба были в нетрезвом состоянии. Сын смотрел телевизор, это мешало отцу спать. Ссора закончилась несколькими ударами ножом, которые сын нанес в область горла. После этого он всю посуду со стола и нож сложил в пакет и спрятал рядом с соседним домовладением. Однако не стал отпираться, показал место, где укрыл орудие убийства, и сознался в содеянном.
Ахмед Акбашев


Спорт
Рисовое поле ни при чем

     Матч нальчикского «Спартака» и «Краснодара» открывал второй тур чемпионата. Нынешний соперник красно-белых – команда выдающаяся. Дебютант премьер-лиги основан всего в 2007. В первом дивизионе под руководством Сергея Ташуева, который собственно и вывел «горожан» в элиту, «черно-зеленые» практически единогласно признавались специалистами «самой играющей командой».
     Кстати, в конце прошлого сезона, когда наставник красно-белых Юрий Красножан принял решение покинуть Нальчик, именно Сергея Ташуева, как специалиста с практически идентичной методикой, он рекомендовал в качестве своего преемника. Ташуев «развелся» с «Краснодаром», с которым у него был контракт на пять лет, но до нальчикского «Спартака» так и не доехал: «Все обернулось на 180 градусов», – прокомментировал он в одном из интервью.
     Спартаковцы добирались в столицу Кубани на поезде, отправлявшемся из Прохладного. Краснодар встретил гостей промозглой погодой, в которой накануне наша «молодежка» «продула» хозяевам 0:2.
     Говоря о стартовых составах, стоит отметить присутствие в обороне «быков» бывшего спартаковца Александра Амисулашвили. Да еще выдающуюся плотность балканских легионеров на поле – по четыре в каждой из команд.
     В дебюте «Краснодар» чем-то напоминал прошлогодний «Спартак-Нальчик»: дисциплинированные действия в обороне, осмысленные передачи в центре, акцент в атаке. А вот наши футболисты пока не могут нащупать свою игру: часто теряют мяч, не успевают возвращаться в оборону. Очень тяжелое поле, напоминающее скорее рисовое, чем футбольное, благоприятствовало разрушительным действиям, поэтому у соперников, обменявшихся несколькими дальними выстрелами, мало что получалось впереди. На 27 минуте спартаковцы соткали ажурную комбинацию у ворот хозяев, но «запороли» все усилия одним бесталанным ударом. Двумя минутами позже сумбурная атака нальчан вызвала в штрафной «черных буйволов» суматоху, когда голкипер Городов попал в завал из собственных защитников и находился в статичном положении. Богдан Милич скинул мяч на Миодрага Джудовича, а тот накатил на набегавшего в штрафную Евгения Овсиенко, который пробил сильно, но, к сожалению, попал в штангу.
     И вот уже нерасторопность наших футболистов, медленно возвращавшихся к своим воротам, приводит к двум угловым подряд у ворот Отто Фредриксона. В первом случае чуть не наказал свою бывшую команду Амисулашвили. Во втором нападающий Игорь Пикущак накрутил двух защитников «Спартака» и пробил выше ворот.
     На 35 минуте кубанский бразилец Марсиу Абреу перехватил мяч у игрока Нальчика и отпасовал Анджелковичу, который прошел по левой бровке и исполнил удобнейший навес на вбегавшего в нашу штрафную Пикущака. Гол получился в футбольные учебники. Зависнув в воздухе в борьбе с двумя спартаковцами, молдаванин кивком переправил мяч в ближнюю девятку, поймав нальчикского финна на противоходе.
     После этого хозяева отошли назад, сделав ставку на игру вторым номером. Гости же не ставили перед «горожанами» неразрешимых задач – Нальчик хоть и владел инициативой, в завершающей стадии остроты не было совсем. На 37 минуте наша оборона вновь провалилась, и «Спартак» чуть было не попался на быстрой контратаке, благо Комков завершил ее сколь сильным, столь же неточным ударом.
     В концовке тайма наши футболисты пытались забить гол «в раздевалку», но и Джудович, и Леандро не попали даже в створ.
     В начале второго тайма на поле вместо Милича появился Игорь Портнягин, который в прошлом туре, выйдя за две минуты до конца игры, стал творцом победы над «крылышками». Наши футболисты сбиваются на навесы вперед, где Портнягин пытается зацепиться за мяч под плотной опекой защиты «Краснодара». На 57 минуте Игорю удалось уйти с мячом от Анджелковича, но вместо передачи на партнера по атаке Портнягин несильно покатил игровой снаряд в сторону вратаря соперников.
     Минутой позже в помощь Портнягину главный тренер нальчан Владимир Эштреков бросает Давида Сирадзе, который заменил полузащитника Даниила Гриднева. «Краснодар» активизируется, чтобы отодвинуть игру от своих ворот. В нашей защите зреет паника. Обстановка накалилась, и пришлось арбитру ФИФА Игорю Егорову в течение каких-то пяти минут показать игрокам обеих команд сразу три горчичника.
     На 70 минуте неутомимый Анджелкович разрезает оборону красно-белых пасом на Татарчука, который сквозь ноги спартаковца Овсиенко делает точную и удобную передачу на Юру Мовсисяна, вышедшего незадолго до этого на замену. Нападающий сборной Армении расстрелял ворота беззащитного финна с арийским хладнокровием.
     После этого нальчане не то чтобы «посыпались», но явно «поплыли». А вот «быки», наоборот, прибавляли куража. Владимир Эштреков бросает в бой третьего форварда, меняя Арсена Гошокова на Леандро. Но игра у его подопечных окончательно разладилась. Тем не менее, как и в прошлом туре, за две минуты до окончания основного времени матча Игоря Портнягина сбивают в штрафной хозяев поля. Судья без промедления указывает на точку. Так как штатный пенальтист – Леандро – заменен, одиннадцатиметровый выполняет Роман Концедалов. Наш полузащитник ударил несильно и практически по центру. Так что вратарь Городов смог отбить мяч, став одним из героев матча.
     Таким образом, «Краснодар» одержал историческую победу, первый раз выиграв в премьер-лиге, а нальчане получили большую пищу для работы над ошибками. Кстати, для размышлений есть целых десять дней до домашней игры с «Зенитом». За это время на республиканском стадионе «Спартак» планируют заменить все сиденья на западной трибуне, а вокруг футбольного поля по периметру беговых дорожек установят оградительную сетку высотой 2 м 20 см. За поведением трибун уже сейчас готовы наблюдать 16 видеокамер.
     Пятеро спартаковцев во время этого перерыва побывают в своих сборных – Отто Фредриксон вызван в Финляндию, Миодраг Джудович и Милан Йованович – в Черногорию, Давид Сирадзе – в Грузию, а Арсен Гошоков в составе российской «молодежки» отправится в Испанию.
Тимур Бахов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2011 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru