Газета Юга
Газета Юга №8(885)
24 февраля 2011 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
По-настоящему добрые сердца

     Архитекторы Ольга Мальцева (на снимке) и Инна Нырова – волонтеры отделения онкологии и гематологии Республиканской детской клинической больницы.
     «Моя мама, сестра всегда чем могли помогали дому ребенка, – рассказывает Инна. – Я с ними с детства ходила. Потом уехала в другой город на учебу, а когда вернулась, продолжила возить вещи в дом ребенка.
     В интернете узнала о фонде «Подари жизнь». Написала письмо в наш минздрав: есть ли в Кабардино-Балкарии представители фонда. Мне ответили, что таковых нет. А вскоре узнала об онкологическом отделении в детской больнице...»
     «Телефонный звонок: «Хотели бы прийти, готовы посидеть с детьми, постирать, помыть окна, убрать, – говорит заведующий онко/гемотделением Анзор Шомахов. – Нашим детям часто люди оказывают благотворительную помощь, но мало кто готов так, как девочки, приходить систематически, не боясь никакой работы. Они ищут среди своих друзей специалистов, готовых безвозмездно сделать что-то для нас. Поломался компьютер – нашли программиста.
     У нас проблемы с вентиляцией в отделении. Воздух не циркулирует из-за ошибок в проектировке. Мы столько лет ломали голову, как решить эту проблему. А девочки забрались на крышу и тут же нашли причину – трубы расположены ниже парапетов. Будем пытаться реализовать проект с перестройкой, который они же и предложили для нас разработать... Они даже гладильную доску с утюгом принесли нам.
     Знали бы вы, в каком безумном ожидании дети! Девочки заставляют их двигаться, думать, что-то мастерить. Уже за неделю дети сделали аппликации к 23 февраля, поздравили меня. Куплено множество развивающих игр, поставили маленькие стульчики в игровой комнате, светильники в палатах. Они создают уют там, где это так сложно. Дети начали забывать, что они болеют».
     «Нет слов, чтобы выразить нашу благодарность, – делится Марианна Агнокова – мама 9-летнего Аслана. – Мы раньше приходили по средам просто сдавать анализы. Дети рассказывают о девочках друг другу, и Аслан меня попросил, чтобы мы как-то в выходной день пришли. Однажды привели в отделение клоунов. Нам позвонили, чтобы мы не пропустили представление!
     Теперь так получилось, что пришлось лечь в отделение... Инна с Олей нам такую оказывают моральную поддержку. Аслан так любит учиться, в школу ходить. Но не получается. А они занимаются с детьми, развивают их. В пятницу только и разговоров: Оля завтра придет. Гадают, что на этот раз придумают. Не знаю, откуда они силы берут. По-настоящему добрые сердца у этих людей».
Ирина Юдина


«Дедушке на родину не хотелось...»

     37-летний Филипп ОШУРКО из Сиднея приезжал навестить родственников:
     Мой дедушка Шада Бижоев родился в Старом Урухе. Он был учителем русского языка, впоследствии – директором школы. Незадолго до начала войны его призвали в армию. Вся его часть в Белоруссии попала плен, и дедушка с тяжелой контузией был отправлен в лагерь в Германию. Его освободили американцы.
     В плену он познакомился с бабушкой, 19-летней украинкой Надей, которая была моложе его на 8 лет. Она была в плену со своим отцом, все остальные из ее семьи погибли. Я пытался найти ее родное село под Киевом, но не смог. Они поженились, и у них в Германии в городе Хайльбронне родилась дочка – моя мама Нелли.
     После освобождения, в зависимости от того, кто был в каком лагере – польском, украинском, русском, – всех отправляли домой. Дедушке на родину не хотелось, потому что ему рассказали, что Сталин расстреливал всех, кто побывал в немецком плену, или отсылал в Сибирь. Не знаю как, но дедушка сделал себе документы, что он и его семья – поляки. В 1947 дедушка из кабардинца Шады Бижоева стал Мишелем Биджа.
     Сначала семья хотела поехать в Америку, но туда брали только людей моложе 50 лет, а отец бабушки был старше. Решили ехать в Бразилию. Но дедушка услышал, в джунглях, в жаре многие из эмигрантов погибли. Тогда они подумали: может, в Австралию? Пришли в посольство – им сразу разрешили ехать. Добрались до Неаполя на поезде, затем на пароходе до Австралии.
     Первые три года бабушка и дедушка работали на ферме за городом: так было положено по закону. На новом месте дедушка не мог быть учителем: у него не было квалификации, и он не знал английский в совершенстве. Он устроился работать в фирме, которая строила дороги, и потом стал там боссом.
     Дедушка и бабушка успели пожить на холодном юге, затем в центре страны, а потом переехали в пригород Сиднея. Дедушка умер там, и мы забрали бабушку к себе. Ей сейчас 85 лет. Мама предложила переехать к ней: «Построю домик, и ты будешь там жить».
     Бабушка и дедушка освоили английский. Бабушка сейчас даже читает книги, покупает в супермаркете. Дома у нас всегда говорили на русском все, кроме мамы. Отец говорит и по-испански. Он украинец, но родился в Аргентине и с юности мечтал путешествовать. Когда ему было 24 года, он отправился путешествовать, и первой его остановкой была Австралия. Он начал работать, познакомился с мамой, женился и дальше путешествовать уже не стал.
     Я разыскал своих родственников и в Америке, и в Испании, и в России. Все началось с того, что Бижоевы – мать, брат и сестра – стали разыскивать дедушку в 60-е через Красный Крест. Нашли адрес в Сиднее и стали переписываться. Бабушка и дедушка в СССР посылали много лекарств и одежды, потому что тут ничего не было. Мне показали ковры, которые дедушка присылал.
     Они очень друг друга любили. Но в 90-е связь оборвалась. Не было даже номера телефона. В СССР боялись КГБ, ведь проверялись все письма, которые выходили из страны. Я в то время закончил университет Вуллонгонг, работал во Франции и даже не представлял себе, где Нальчик вообще. Но мне очень хотелось приехать сюда и познакомиться. Попросил подругу в Москве, чтобы она позвонила в Нальчик и нашла Бижоевых. Так я познакомился со своими родственницами – Светой и Люной.
     Они сообщили обо мне Марите, маминой кузине, и мы стали созваниваться и переписываться через интернет. Я сейчас работаю по своей специальности – маркетинг – с одним иранцем. По делам три года назад оказался в Иране и решил съездить в Нальчик. Просто от Австралии до России лететь 24 часа – это ужас. А из Тегерана до Москвы – 4, а из Москвы до Нальчика – 2.
     Меня очень гостеприимно встретили – я этого никогда не забуду. В первый день мы пришли в селе в один дом, долго говорили. Было очень много вкусной еды. И наливали водку – я не привык так много пить. Наконец мне сказали: не пей – делай вид, что пьешь. И вот я много поел, много выпил и думал, мы уже домой собираемся. И тут меня повели во второй дом. Снова мы кушали и пили. И так водили из дома в дом по селу, потому что оказалось, что там много Бижоевых и все хотели меня видеть. Так было почти все шесть дней, что я пробыл в России. Меня отвезли в горы. В Приэльбрусье очень красиво и очень холодно.
     В этот раз я снова оказался в Иране и сюда решил приехать. Марита говорит, что сейчас все село меня ждет в гости. Мама и сестра Марьям тоже очень хотят познакомиться с родственниками. Но мама стесняется: она почти не знает русского. Дедушка хотел, чтобы единственная дочь была настоящей австралийкой и знала английский.
     Кстати, на удивление почти все мои родственники – либо филологи, либо учителя. Дедушка хорошо знал немецкий, Люна и Света работают в школе, моя мама – тоже учительница. Я выучил французский, итальянский, испанский, китайский, японский, немецкий. Наверное, это у нас семейное.
     Нальчик – очень приятный город, меня сюда тянет, интересно все у вас тут так устроено. У нас нет маршруток, нет маленьких магазинчиков и базаров, чтобы на улице продавали вещи и блюда. Мне очень понравилось на базаре – меня повели туда родственники. Хотели купить шапочку с надписью «Россия», но не нашли.
     Родственники ни разу не сказали, что хотят к нам приехать. Далеко, наверное, или дорого. Мы живем в Миттагонге – пригороде Сиднея, далековато – в 45 минутах езды от моря. Сейчас там 38 градусов. На юге страны холодно, там есть снежные горы, а на севере, наоборот, не бывает снега и есть крокодилы. Когда мы выходим из дома, трясем обувь: у нас водится много пауков и змей, смертельно опасных, но мы уже привыкли. В качестве домашних животных у меня живут курица с цыплятами и собака Джо-Джо. Мы едим мясо кенгуру – напоминает говядину. Но мне оно не нравится. Очень хотелось бы готовить баранину, курицу, борщ, как у вас.


Право
Третья КТО

     С 10 утра 20 февраля руководителем Оперативного штаба в КБР начальником УФСБ по КБР полковником Сергеем Кменным правовой режим контртеррористической операции введен на всей территории Эльбрусского и части Баксанского районов, включающей Жанхотеко, Заюково, Атажукино и Исламей.
     Режим КТО введен «с целью недопущения диверсионно-террористических акций, которые могут вызвать гибель людей», а также «розыска членов НВФ, причастных к ряду терактов на территории КБР».
     На названной территории в соответствии с законом допускается «применение ряда специальных мер и временных ограничений»: проверка документов, удостоверяющих личность, и доставка в ОВД; удаление граждан и автомашин с определенной территории; контроль телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по телекоммуникационным каналам, поиск соответствующей информации на каналах электрической и почтовой связи; использование транспортных средств граждан и организаций для срочной доставки в медучреждения и преследования лиц, подозреваемых в терактах; ограничение или приостановление услуг связи; временное отселение лиц в безопасное место; ограничение автомашин на улицах и дорогах с 21.00 до 6.00.
     Режим предполагает возможность беспрепятственного проникновения силовиков в жилые и иные помещения для проведения антитеррористических мероприятий, а также досмотр автомашин, граждан и их вещей при проезде через территорию, где проходит КТО.
     Оперативный штаб просит население «с пониманием отнестись к режиму КТО, сохранять спокойствие, пресекать панические настроения, проявлять уважение к участникам операции и оказывать им содействие, не мешать оперативным службам строго следовать указаниям представителей штаба: «От этого, возможно, зависит жизнь людей».
     Это уже третий случай ввода в республике режима контртеррористической операции.
     С 30 июня по 13 июля 2009 КТО проходила в Эльбрусском районе («Газета Юга» №27, 2009), но ощутимых результатов в виде уголовных дел или задержанных членов НВФ она не дала («Газета Юга» №№28, 29, 2009). Второй раз режим КТО был введен вечером 20 октября 2010 в микрорайоне Тырныауза, прилегающем к руднику «Молибден». В тот день близ шахты произошло боестолкновение, погиб 27-летний сотрудник райотдела Ахмат Хубуев, был убит состоявший на оперативном учете 24-летний местный житель Тенгиз Будаев. Изъятый у него автомат оказался «засвеченным» в одном из посягательств на сотрудников милиции («Газета Юга» №43, 2010). 4 ноября 2010 в ходе КТО были убиты двое членов НВФ – жители Тырныауза 32-летний Артур Соттаев и 28-летний Руслан Уянаев («Газета Юга» №45, 2010). Режим КТО был снят 25 декабря. Власти сообщили, что все выходы из шахт замурованы.
     
     О любых фактах, вызывающих подозрение – людях, автомашинах и предметах, – Оперативный штаб КБР просит сообщать по телефонам:
     МВД по КБР – 40-49-11; 49-50-62
     Центр «Э» – 42-70-52
     УФСБ по КБР – 48-16-02; 48-15-81
     Аппарат Оперативного штаба – 48-16-37; 48-15-48
Олег Гусейнов


Происшествия
Женщину зачем-то хотели вывести из маршрутки

     18 февраля около 18.45 на въезде в с. Заюково были убиты трое туристов, направлявшихся в Приэльбрусье. Еще два человека после ранений находятся в Республиканской клинической больнице.
     Как рассказали «Газете Юга» в первом отделе по расследованию особо важных дел СУ СКР по КБР, из Москвы в Приэльбрусье направлялись две группы туристов, которые познакомились в самолете. Из аэропорта «Минеральные Воды» обе группы ехали на двух микроавтобусах – «Газели» и «Соболе». В первом – три пассажира, во втором – пятеро. Водители – жители Тырныауза. По дороге туристы два-три раза останавливались: один раз на границе КБР и Ставрополья, потом перекусить.
     На подъезде к Заюково «Газель» ушла вперед, а «Соболь» стала обгонять темная иномарка, предположительно «Фольксваген», из салона которой помахивали неким подобием жезла инспектора ДПС. Иномарка вышла вперед и стала притормаживать, водитель микроавтобуса остановился. С двух передних сидений иномарки вышли два человека в камуфляже и в масках, вооруженные автоматами. Открыв дверь в пассажирский салон «Соболя», спросили: «Женщины есть?» Единственную женщину пассажиры не выпустили. Неизвестные потребовали предъявить документы. Туристы попросили их показать свои удостоверения. Тогда двое неизвестных открыли огонь внутрь салона из двух автоматов Калашникова калибра 7,62 мм и 5,45 мм. После этого они вернулись в иномарку и, развернувшись, уехали в сторону Баксана.
     Водитель «Соболя» во время обстрела выбрался из кабины и спрятался под микроавтобусом. Потом он довез пассажиров до сельской аптеки и вызвал скорую.
     На месте трагедии скончались жители г. Московский 37-летняя Ирина Патрушева и 34-летний Денис Белоконь, а также 26-летний гражданин Молдавии Вячеслав Кара, проживавший в Москве. Женщина ехала в Приэльбрусье впервые, мужчины были там несколько раз.
     Двое пассажиров «Соболя» были ранены. В следственном управлении отказались назвать их имена, отметив, что к ним будут применены меры по защите свидетелей.
     Однако известно, что это 58-летний Валерий Белоконь – отец погибшего Дениса Белоконя и 40-летний москвич Сергей Ефремов, который первоначально был доставлен в Баксанскую городскую больницу, а 19 февраля переведен в РКБ, где уже находился Валерий Белоконь. Их жизнь вне опасности.
     Убийство туристов взяли на себя так называемые «муджахеды вилаята КБК», разместившие на одном из экстремистских сайтов предупреждение: «Заезд в зону боевых действий под видом туристов и охотников запрещен».
     По одной из версий, преступники могли заметить туристов во время остановки в дороге, по другой – им стало известно о них от кого-либо из жителей Приэльбрусья, знавших, что москвичи едут в Терскол.
     Комментируя сообщения, что Ирину Патрушеву убили, приняв за родственницу бывшего директора ФСБ, а ныне секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева, в следственном управлении СКР по КБР отметили: «У следствия нет данных, что кто-либо из жителей республики, в том числе и водитель «Соболя», знал об анкетных данных погибшей женщины. А до проверки документов пассажиров микроавтобуса в тот физический момент не дошло».
     22 февраля в 9.00 из Нальчика во Внуково рейсовым самолетом были отправлены тела погибших туристов. Этим же рейсом в Москву вернулись двое раненых: Валерий Белоконь и Сергей Ефремов.
     За Ириной Патрушевой приехали ее друг и муж двоюродной сестры, за Сергеем Ефремовым – жена. Отца и сына Белоконей сопровождала супруга Валерия – жена Дениса находится в роддоме. За Вячеславом Карой не приехал никто. Он не был женат. 21 февраля его отец, живущий в Израиле, вылетел в Москву.
     Транспортные расходы оплатило правительство КБР.
     Ирина Патрушева имела собственный салон фотографии. У нее остался 16-летний сын.
     Денис Белоконь был водителем, а его отец – техник на стадионе.
     Сергей Ефремов и Вячеслав Кара официально нигде не работали.


Стрелял по своим

     19 февраля на пр. Ленина в Нальчике 28-летний инспектор ДПС Г. по неосторожности нанес смертельное ранение 25-летнему участковому уполномоченному Тимуру Долову.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СКР по КБР, около 19 часов на проспекте недалеко от кинотеатра «Восток» остановились «Жигули» 14-й модели с госномерами Карачаево-Черкесии. Так как остановка на Ленина запрещена, к машине подошел сотрудник милиции. У сидевшей в салоне женщины не было с собой документов, она сказала: их подвезет родственник. Это показалось милиционеру подозрительным, и он вызвал подмогу.
     Первым прибыл наряд ДПС на патрульных «Жигулях» 15-й модели. Второй через некоторое время подъехала патрульная группа УВД: четыре человека в гражданском, вооруженных автоматами, и машина без опознавательных знаков.
     Г., «полагая, что прибывшие сотрудники являются членами незаконных вооруженных формирований», произвел в их сторону «множество выстрелов» из автомата АК-74М калибра 5,45 мм. Участковый уполномоченный скончался на месте.
     В СО по Нальчику отмечают, что прибывшие к месту происшествия сотрудники спокойно шли к остановившейся на проспекте машине, не передергивали затвор автомата. Подчеркивается, что Г. «проявил преступную небрежность, не выяснил личности лиц и их принадлежность к правоохранительным органам». По словам подозреваемого, работающего инспектором ДПС с ноября прошлого года, он стрелял под ноги.
     У погибшего остались жена и малолетний ребенок. Ему было 25 лет.


Убит Рамазан Фриев

     19 февраля около 20.30 в с. Хасанья был убит глава администрации Рамазан Фриев.
     Как рассказали «Газете Юга» в первом отделе по расследованию особо важных дел СУ СКР по КБР, Рамазан Фриев находился в спорткомплексе, переделанном из бывших автомастерских. Вместе с двумя односельчанами он занимался шпаклевкой стен. Трое в масках и темной одежде приказали всем троим лечь на пол. И почти сразу началась стрельба. Около десятка выстрелов были направлены во Фриева, большая часть – в голову. Стреляли, предположительно, все трое из пистолетов калибра 9 мм. Сделав в коридоре еще несколько выстрелов вверх, неизвестные скрылись.
     Несколько человек, находившихся в другой части спорткомплекса, слышали «какие-то хлопки», но не обратили на них внимания.
     Рамазан Фриев в декабре 2003 вместе с бывшим главой администрации Хасаньи Артуром Зокаевым и несколькими единомышленниками был избран в сельский совет. Недовольные этим власти, применив различные технологии, отменили результаты выборов и назначили новые, на которых в феврале 2004 Зокаев и его сторонники вновь получили поддержку избирателей. 2 марта 2004 Артур Зокаев стал главой администрации Хасаньи («Газета Юга» №10, 2004), а Рамазан Фриев его замом. В тот период он выступал за сохранение муниципального статуса села, считая, что Хасанья для этого должна выйти из состава Нальчика («Газета Юга» №50, 2004; №9, 2005).
     15 мая 2005 у ворот собственного дома был убит Артур Зокаев («Газета Юга» №20, 2005), а Фриев стал исполнять его обязанности.
     С этого момента он изменил свое отношение к статусу Хасаньи и возможному выходу села из состава Нальчика. В августе 2005 он отозвал из Верховного суда КБР жалобу, направленную туда еще Артуром Зокаевым, а 10 октября был назначен главой администрации. Он не поддерживал акции голодающих, проводившиеся в селе, в Ессентуках и Москве в 2010 («Газета Юга» №32, 2010).
     12 февраля на одном из экстремистских сайтов в комментариях к приказу некто, выступающий под ником «Эмир – Смерть кафирам», высказывал угрозы Рамазану Фриеву, который «препятствует исламской молодежи».
     В Хасанье, ссылаясь на высокий рост и правильный русский язык неизвестных, выдвигают даже версию о причастности нападавших к спецслужбам.
     Рамазана Фриева похоронили 20 февраля на сельском кладбище. У него остались жена и двое маленьких детей. Ему было 33 года.


Баллон, канистра, бутылка

     20 февраля в Терсколе была обнаружена серебристая «десятка» с тремя самодельными взрывными устройствами. Они были обезврежены саперами ОМОНа МВД по КБР и взрывотехниками управления ФСБ.
     Первое СВУ представляло собой 50-литровый газовый баллон, начиненный смесью аммиачной селитры и алюминиевой пудры. Второе – 5-литровую пластиковую канистру. По одним данным, в ней находился бензин, по другим – такая же взрывоопасная смесь. Самое малое СВУ было вмонтировано в пластиковую бутылку. Все взрывные устройства были оснащены детонаторами.
     Как установлено, «десятка» со взрывчаткой принадлежала 24-летнему жителю Тырныауза Тенгизу Будаеву. Летом прошлого года он сказал родителям, что едет на заработки в Сочи. 20 октября 2010 был убит на руднике «Молибден» («Газета Юга» №43, 2010). С тех пор его машину никто не видел


Упали 33 гондолы

     В ночь на 19 февраля на второй очереди ведущей на Эльбрус канатной дороги «Старый Кругозор – Мир» произошел взрыв.
     Взрывное устройство находилось на 11 опоре. Был оборван трос, и на землю упали 33 из 45 гондол.
     По разным данным, стоимость ремонта может составить от 30 до 60 млн рублей.
     Генеральный директор треста «Ай-Би-Си Промстрой» Виктор Попович рассказал «Газете Юга», что говорить о стоимости восстановления еще рано: «Наши специалисты работают на месте происшествия. Вызваны представители французской фирмы. Ясность наступит примерно через неделю».
Ахмед Акбашев


Шестеро ранены, один убит

     22 февраля около 16.20 между селениями Булунгу и Былым на дороге, ведущей к кошаре Актопрак, наблюдательный пост внутренних войск обнаружил группу из семи человек в белых маскхалатах.
     Ранены военнослужащие внутренних войск из Нальчика-20 23-летний Х., 20-летний И., 19-летний Ф., а также 27-летний прапорщик ОМОНа МВД по КБР Ж., 24-летний боец ОМОНа МВД Чувашии В., сотрудник ФСБ Б. 38 лет и еще один участник КТО. Один из них скончался.
     Утром 23 февраля бой продолжился, но позже пришло сообщение, что боевики ушли.
     Вечером 22 февраля информагентства сообщили о ликвидации 3-5 боевиков.
     Однако в правоохранительных структурах КБР не подтвердили эту информацию.
Олег Гусейнов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2011 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru