Газета Юга
Газета Юга №7(884)
17 февраля 2011 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Политика
Мораторий на федеральные земли

     В комитетах парламента Кабардино-Балкарии рассматривается внесенный правительством КБР законопроект об изменениях в закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».
     Как известно, вышеназванный закон, принятый в июле 2004, устанавливает мораторий на 49 лет на приватизацию земель сельхозназначения. До сих пор в законе речь шла о землях, находящихся в государственной собственности КБР и муниципальной собственности. О федеральных землях, расположенных на территории республики, в этом документе не говорилось.
     Внесение изменений позволит восполнить этот пробел: под мораторий попадут и земли, находящиеся в федеральной собственности.
Олег Гусейнов


Общество
Как воспитывали адыгского мальчика

     В адыгской традиции каждый мужчина воспринимался как воин. Исходя из этого, и выстраивалось воспитание мальчика. Но оно не было узко направленным, сугубо военным. Из мальчика должен был вырасти рыцарь, обладающий определенным набором высоких моральных, духовных, интеллектуальных и физических качеств.
     Дворянское сословие имело свою специфику. Воспитание ребенка родителями считалось непозволительным. Кроме всего прочего это могло привести к излишней привязанности, мягкости, которую ни в коем случае нельзя было демонстрировать – особенно прилюдно. Поэтому мальчики передавались воспитателям (аталыкам). Родитель, занимавший высокую ступень в социальной структуре общества, относился ко всем его членам, в том числе и к своим детям, одинаково требовательно и справедливо. В литературе описывался случай, когда после боя князь – предводитель войска, увидел среди храбро сражавшихся и погибших молодого парня, оказавшегося его сыном. На тот момент сын еще находился у воспитателя и не прошел церемонию возвращения в дом. Князь сказал: «Он не должен лежать при мне. Отнесите его в сторону». Эти моменты мало понятны современному человеку, но несут в себе глубочайшее философское содержание. Ярко выраженное избегание глубинной родственной связи приводило к тому, что мальчик-воин воспитывался без излишнего проявления привязанности родителей, порой пагубно, излишне расслабляюще влияющей на формирование личности.
     Воспитатель должен был быть известным рыцарем, мудрым и достойным членом общества. Примерно к семи годам аталык искал мастера-оружейника, кузнеца и заказывал для воспитанника сначала комплект детского клинкового оружия. Пушкин в «Путешествии в Арзрум» писал о черкесских мальчиках следующее: «Ребенок там начинает владеть оружием раньше, чем лепетать».
     Когда моя прабабушка выходила замуж, ее братику было порядка 8 лет. А так как на свадебной церемонии он должен был присутствовать при оружии, специально пригласили кузнеца и изготовили ему кинжал. Часть этих правил действовала еще в начале ХХ века.
     Мальчик учился владеть любым клинковым, огнестрельным оружием и луком со стрелами. Детское оружие было абсолютной копией взрослого, таким же функциональным, но меньшего размера. Тренировки начинались с рубки лозы, овощей, которые имитировали цель. Упражнялись на глине, воде, скрученной бурке. Известны случаи, когда дети применяли оружие, защищая себя или родных. Например, во времена Русско-кавказской войны в Западной Черкесии мулла проводил занятия с детьми, когда прозвучала тревога о наступлении отряда. Мальчики бросили учение, схватили свои детские винтовки и приняли участие в бою.
     Воспитание предполагало серьезное физическое развитие. Ребенок бегал, прыгал, боролся, плавал, учился подниматься в горы в любое время суток и года.
     Его с малых лет сажали на взрослую лошадь. Во время скачек на испытание резвости лошадей жокеями выступали либо подростки, либо дети. Они уже в малом возрасте были отличными наездниками, способными помочь проявить все возможности лошади. А чем меньше весил жокей, тем лучше конь мог продемонстрировать свою резвость.
     Проводились занятия по ориентированию на местности: человек должен был суметь выжить в лесу, горах, на море. Воспитатель брал с собой мальчика в различные, достаточно сложные ситуации, где тот учился адаптироваться к постоянно меняющейся боевой обстановке в Черкесии.
     Кроме того, для ориентирования на местности обязательно нужно было владеть информацией о звездной карте, знать местонахождение звезд в той или иной части неба в разное время года, знаниями в области географии, ботаники, зоологии и т.д.
     Один из элементов, который воспитывался с раннего детства, – терпение, умение стойко переносить тяжелые физические нагрузки и боль. Мальчик должен был спать в достаточно холодном помещении далеко от очага, на грубой циновке или бурке, чтобы уметь переносить трудности зимнего, осеннего похода. Некоторые авторы XIX века сравнивали адыгскую систему воспитания со спартанской.
     Но более важной частью было приобщение к традиционным ценностям. Огромное значение придавалось четкому знанию норм хабза, истории своего народа, рода. Формы донесения этой информации были разными – рассказ, беседа, старинные песни и предания. Но самым главным был личный пример старших, которые всей своей жизнью, а часто и достойной смертью преподавали молодежи этот важнейший урок. Кроме того, мальчиков из знатных семей вывозили в поле и проводили с ними юридические и риторические занятия. 13-14-летние подростки делились на две группы. Один из старших воспитателей ставил задачу, какой-то юридический казус. И парни, основываясь на нормах хабза и прецедентах, которые имели место в обществе, пытались отстоять заданную позицию. Это можно сравнить с прецедентным правом, которое является основой юриспруденции, например, в Великобритании.
     У высшего сословия был секретный язык, употреблявшийся в переговорах о военных действиях, при передаче секретной информации. Ребенок осваивал и его.
     Молодого человека учили общению с другими народами. Как правило, мальчик владел языками, которые в то время считались международными: персидским, турецким, позже русским. Прививались знания о законах, правилах соседних народов, их религии. Все это воспитывало при всей воинственности серьезный уровень толерантности.
     Мы, к сожалению, представляем сейчас наших предков как отчаянных рубак. На самом деле это было более тонкое воспитание глубокого человека с изящными аристократическими манерами.
     Человек, обладавший только физическими достоинствами, обществом не принимался. Даже социальное происхождение не гарантировало уважение в обществе. Его можно было заработать только высокими личными качествами, среди которых храбрость и отвага были необходимыми, но далеко не достаточными.
     И в крестьянской среде, где в первую очередь приобщали к какому-либо ремеслу, военная составляющая была необходимой. Воины из крестьянского сословия, проявив выдающиеся качества, могли стать предводителями отряда. Работал социальный лифт, когда за счет своей доблести крестьяне могли перейти в низшие слои дворянского сословия. В обществе в целом рыцарь-всадник – идеал, которому стремились подражать все слои.
     В 16-17 лет юношу брали в военный поход, где он мог проявить свои лучшие качества. Только после этого воспитатель должен был снарядить воспитанника с ног до головы, устроить празднество – и юноша возвращался домой настоящим рыцарем в сверкающих доспехах и с оружием.
     В кабардинском языке «я» и «нож» – одно и то же слово – сэ. Думаю, это не случайно. Во всех мужских захоронениях присутствует клинковое оружие. Эта самоидентификация мужчины и клинка, на мой взгляд, имеет глубокую философскую суть.
Феликс Наков,
генеральный директор Национального музея КБР


Сталин помогает понять современный национальный вопрос в России

     Прохладненский коммунист Владимир КОЖИЕВ хранит полное собрание сочинений Ленина. После смерти Сталина его полное собрание сочинений не было выпущено в Советском Союзе – остановились на 13 томе. Эти 13 томов сохранились в личной библиотеке Владимира Алексеевича. Недавно стали выпускать недостающие тома сталинского теоретического наследия, и ветеран-коммунист заказывает их для себя:
     Я регулярно перечитываю труды Ленина и Сталина. В последнее время особую актуальность представляют идеи Иосифа Виссарионовича по национальному вопросу. Его взгляды на национальную политику на Кавказе могут быть использованы и сейчас.
Александр Зубенко


Культура
Сапог изобилия

     Студентка музколледжа Валентина ШВЫДКО-ФОРИСЬ победила в «Поле чудес» на «Первом канале»:
     В январе прошлого года в Москве я заполнила анкету в музее «Поле чудес». Через 8 месяцев позвонили и предложили принять участие в съемках. Я поехала. Перед записью эфира была пробная игра: в один день собрали игроков и отсняли несколько эфиров. Игра одной тройки проходила около трех часов.
     Перед записью Леонид Аркадьевич зашел в гримерку, сел пить с нами чай. Сказал: «Если хотите, чтоб вас больше показывали – проявите все таланты». Я пою давно. Спела две песни, но показали в эфире только одну. Вообще, многое вырезали. Не показали подарки, которые я привезла: рог изобилия, магниты с изображением Сосруко и надписью «Нальчик», приветы, которые передавала своим родственникам и преподавателям, и разные наши шуточные диалоги с Якубовичем.
     Нашей тройке вручили DVD-плееры, а предыдущей – кухонные комбайны. У меня дома есть DVD, а о комбайне давно мечтала, поэтому предложила одной из участниц поменяться. Парни, которые выносили подарки, говорили, что со дня создания передачи ни разу такого не было!
     Когда я вышла в финал, сразу поняла, какое слово загадано, – сапог. Но надо было набрать как можно больше баллов, поэтому крутила барабан. За три правильно угаданные буквы полагаются две шкатулки. Когда их вынесли, я выбрала левую. Она оказалась пустой, но я быстро сориентировалась и сказала Леониду Аркадьевичу, что имела в виду левую от меня. Он, шутя, извинился и дал мне другую с деньгами. А потом уже я угадала слово.
     Первое, что из предложенного на стенде списка подарков мне захотелось, – тренажер. Но брат начал просить: «Пожалей мою спину, везти далеко», и я передумала. Хотела спутниковую тарелку, но, когда увидела ее размеры, тоже передумала. Взяла ноутбук, фотоаппарат, цифровую видеокамеру, два навигатора, синтезатор и два мобильных телефона. Мне не хватало 50 очков на второй телефон, и Леонид Аркадьевич говорит: «Я тебе его подарю».


Право
«Таких будут убивать в этой республике»

     10 февраля на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, были допрошены четыре свидетеля.
     Две пенсионерки – жительницы микрорайона «Искож» почти весь период боестолкновения у 3 ОВД просидели в котельной у дома №208 по ул. Кабардинская и мало что видели. Одна шла за хлебом, а когда началась стрельба, спряталась в котельной. Вторая там работала. Первая, возвратившись к себе в квартиру, видела скорую у отдела и тела двух убитых. Внизу под балконом ее дома был ранен сотрудник.
     Вторая иногда приоткрывала дверь котельной и смотрела в щель. В ее показаниях на предварительном следствии говорилось о человеке с оранжевой повязкой на голове, сидевшем у торца дома №206. Свидетель не могла уверенно сказать, видела ли она его или ей об этом кто-то говорил.
     Вокруг этой детали развернулся спор, переросший в конфликт.
     Председательствующая попросила подсудимого Эдуарда Миронова не давить на работницу котельной и не затягивать допрос свидетеля. «Вы хотите увидеть, как затягивается процесс? – спросил Миронов. – Я вам это покажу». Ему отключили микрофон и занесли его слова в протокол.
     Позже Миронов заявил, что процесс затягивает сторона обвинения, которая вызывает в суд бабушек и дедушек, чьи показания не имеют никакого значения, а 60 свидетелей по ФСБ, которые «обладают конкретной информацией о том, что было и как было, не были вызваны»: «Вы хотите на основании показаний людей, которые видели кого-то в оранжевых повязках, обвинить нас в преступлениях, которые влекут пожизненный срок. Чтобы мы, как Герасим в «Муму», стояли и согласно мычали? Такого не будет».
     Азамат Ахкубеков напомнил, что не был вызван в суд бывший министр внутренних дел Хачим Шогенов. При этом подсудимый применил словосочетание «пока он живой»: «Таких будут убивать в этой республике. До конца процесса их всех, хвала Аллаху, уничтожат». Галина Гориславская попросила дословно занести его слова в протокол.
     Анзор Сасиков произнес в адрес председательствующей: «...вы возомнили из себя...» Руководитель группы гособвинителей Ольга Чибинева попросила занести в протокол замечание подсудимому за оскорбление суда. Сасикову отключили микрофон и занесли замечание. Позже ему было объявлено предупреждение, что при повторном нарушении он может быть удален из зала заседаний.
     Адвокат Олег Келеметов возразил: за один и тот же поступок нельзя дважды наказывать.
     Нальчанка Г. весной-летом 2005 сдавала квартиру на ул. Самотечная подсудимому Альбияну Малышеву. Отвечая на вопросы обвинения, она сказала, что ей ничего не известно об Анзоре Астемирове и Руслане Одижеве (согласно материалам дела, в 2005 они проживали некоторое время в квартире, которую снимал Малышев). Свидетель сообщила суду, что не видела в квартире на Самотечной оружия, амуниции, листовок, брошюр и других предметов ни в период проживания там Малышева с супругой, ни после них.
     Тесть Малышева Каральби Архагов рассказал суду, что его сын Аслан, находившийся среди тех, кто атаковал 3 ОВД, несколько раз звонил ему из здания отдела: «Сказал, что он там со своими ребятами-мусульманами. Я знал, почему он там. Знал по ул. Северная, по «Норд-Осту», по Беслану. Я понимал, он с оружием пошел. Вы сами знаете: если министр захотел, год будешь сидеть. Десять суток сидели ребята и мой сын в 2005, их увели из мечети в отдел, избивали. Я это очень хорошо знаю».
     Свидетель рассказал, что сын спрашивал его «о ребятах, которые должны быть у 3 ОВД»: «Я сказал: «Если и были тут, давно никого нет. Тут только солдаты и милиция».
     По словам Каральби Архагова, он просил сына сдаться. Тот «поговорил с ребятами» и отказался, сказав, что никто не хочет: «Тогда я сказал: «Подорвите себя или расстреляйте!» Так как другого выхода у них не было».
     Свидетель сообщил, что 13 октября Альбиян Малышев был у них дома. Во второй половине дня из микрорайона Александровка они вдвоем пошли к третьему отделу и добрались до стоматологической поликлиники. В это время Аслан Архагов позвонил на телефон Малышева: «Что он хочет?» – спросил я. «Спрашивает, как обстановка», – ответил Альбиян. «Скажи, тут БТРы, милиция, ОМОН, солдаты. Если хотят выходить, пусть через черный ход. На Кабардинской вся Александровка собралась и весь Искож. Будет много жертв. Малышев говорил с моих слов, повторяя, что я ему сообщал».
     Каральби Архагов рассказал, что Малышев все лето и начало осени провел на море: он помог ему приобрести партию минеральной воды, которой зять торговал на черноморском побережье, а сам он несколько раз ездил к нему.
     Гособвинителей интересовали подробности того, почему свидетель жил во времянке, а его жена в доме. И как вышло, что Малышев и его жена определенное время проживали раздельно. В показаниях Каральби Архагова на предварительном следствии причиной первого называлось, что он не делал намаз. Во втором случае говорилось, что Малышев не часто совершал намаз, в отличие от супруги, поэтому джамаат решил: они должны жить отдельно. Свидетель не подтвердил этих показаний, отметив, что «такие разговоры ходили».
     «Как вы относитесь к поступку сына?» – спросили гособвинители Каральби Архагова. «Плохо, – ответил он. – Мне нелегко. Но, по его словам, он вынужден был из-за правоохранительных органов. К ним стали придираться, что у них оружие, не хотели, чтобы они намаз делали. Выгоняли из мечетей. Нападал ОМОН, избивали, ребра ломали...»
     За кулисами продолжается противостояние руководителя группы государственных обвинителей Ольги Чибиневой и подсудимого Эдуарда Миронова.
     28 июля 2009 в ходе судебного заседания, реагируя на реплику Миронова о том, что его брат незаконно посажен, Чибинева заявила: «Его брат задержан по подозрению в убийстве Богатырева» (заместителя начальника СИЗО – ред.). Эти слова были зафиксированы в протоколе судебного заседания, а Миронов отметил, что это не соответствует действительности, и обещал подать в суд («Газета Юга» №31, 2009).
     Брат Миронова был осужден за кражу. После чего в сентябре 2010 подсудимый обратился с заявлением о привлечении Чибиневой к уголовной ответственности по части 3 статьи 129 УК РФ (клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления).
     В октябре 2010 следственный отдел по Нальчику СКР по КБР отказал в возбуждении уголовного дела, отметив, что для этого необходимо «наличие такого субъективного признака, как прямой умысел». Кроме того, сведения должны быть «заведомо ложными», а брат Миронова допрашивался по обстоятельствам убийства Богатырева. Наконец, Чибинева говорила о подозрении, но прямо не заявляла о совершении братом Миронова какого-либо преступления, считают в СО по Нальчику.
     Эдуард Миронов обжаловал постановление об отказе в возбуждении дела в Нальчикском городском суде. Он подчеркивает, что в связи с убийством Богатырева были допрошены большинство обитателей СИЗО и это обстоятельство не давало Чибиневой право на публичное заявление о причастности брата к этому преступлению: «Руководитель группы государственных обвинителей является юристом, носителем высокого классного чина и должна отличать допрос свидетеля от протокола задержания по подозрению в убийстве. Исходя же из сделанного заявления, следует, что Дмитрий Миронов задержан не по какому-либо другому поводу, а именно как подозреваемый в убийстве Богатырева».
     Миронов отмечает публичный характер заявления, сделанного в присутствии публики, прессы и других подсудимых, а также то, что слова гособвинителя не дезавуированы и извинения не принесены. Он просит отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
     Эдуард Миронов обратился с жалобой также к заместителю Генерального прокурора России Ивану Сыдоруку. Он подчеркивает, что в создавшейся ситуации Ольга Чибинева не может сохранить объективность и беспристрастность – чувства, необходимые гособвинителю.
     По словам заявителя, дальнейшее ее участие в процессе «не представляется возможным, поэтому он просит принять меры к отстранению руководителя группы государственных обвинителей от участия в деле».
Олег Гусейнов


«Канатные дороги Приэльбрусья» протянулись до суда

     Нальчикский городской суд признал незаконным постановление о возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора ОАО «Канатные дороги Приэльбрусья» по статье 199.2 УК РФ – сокрытие денежных средств, за счет которых должно производиться взыскание налогов («Газета Юга» №6).
     В следственном управлении считали, что ОАО, имея долги по налогам и сборам, провело ряд расчетов с другими организациями. При этом 16 млн 877,9 тыс. рублей, за счет которых можно было погасить часть этих долгов, были сокрыты.
     Генеральный директор ОАО Мухамад Хаджиев заявил суду, что при возбуждении дела не было принято во внимание, что денежные средства расходовались исключительно для содержания канатных дорог и выплаты заработной платы.
     Суд констатировал, что ответственность по статье 199.2 наступает только за деяние, совершенное с умыслом и направленное на избежание взысканий недоимки: «Это предполагает необходимость в каждом случае установить не только наличие денежных средств, но и то, что эти средства были намеренно скрыты».
     В постановлении суда отмечается, что в ноябре 2009 неизвестные подорвали в Эльбрусском районе электроподстанцию и опору канатной дороги: «На канатной дороге «Азау-Кругозор» в результате взрыва был оборван трос между 4 и 5 опорами. На ликвидацию последствий взрывов были привлечены процентные займы ОАО «Агентство инвестиций и развития КБР» на 14 млн рублей со сроком погашения один год. Для восстановления дороги заключен договор с ООО Трест «Ай-Би-Си Промстрой» на 14 млн 462 тыс. рублей, а фонд заработной платы в ОАО составляет 1 млн 850 тыс. рублей в месяц».
     Суд также указал, что судебными приставами было реализовано имущество ОАО на 287 тыс. рублей и изъято 8 млн 222 тыс. рублей.
     Было отмечено, что приставы арестовали имущество «Канатных дорог Приэльбрусья» на 1 млрд рублей. Кроме того, в связи с всероссийскими соревнованиями ОАО вынуждено было заплатить за электроэнергию.
     Все эти обстоятельства, подчеркнул суд, не были приняты во внимание при возбуждении уголовного дела.
     Суд обязал руководство следственного управления СКР по КБР «устранить допущенные нарушения закона».
Артур Мусов


Происшествия
Кто стреляет?

     5 февраля около 23 часов неизвестные обстреляли офис местного отделения информационного холдинга «Ислам в Евразии», расположенный на ул. Осетинская в Нальчике.
     О происшедшем стало известно гораздо позже, так как представители холдинга не обращались в правоохранительные органы.
     Как рассказали «Газете Юга» в представительстве, стреляли из проезжавшей машины из автомата Калашникова калибра 7,62 мм. В двухэтажное строение попало 9 пуль. Сотрудница холдинга, находившаяся в офисе, не пострадала.
     Выстрелы повредили окна как в представительстве, так и в магазине исламской парфюмерии.
     В холдинге предполагают, что к происшедшему могут быть причастны представители силовых структур. По другим данным, случившееся – акция новой антиваххабитской организации «Черные ястребы». Вместе с тем «Ислам в Евразии» никогда не позиционировал себя радикальной организацией и сотрудничал с руководством республики.
     6 февраля в Зольском районе исчез 42-летний житель с. Малка Муса Вороков. Через два дня его тело было обнаружено в с. Крем-Константиновское.
     Как рассказали «Газете Юга» в Баксанском межрайонном следственном отделе СКР по КБР, погибший занимался предпринимательством и имел в селе животноводческий комплекс, откуда выехал на своей «Ниве» для встречи с неизвестными людьми. В тот же день его машина была найдена в с. Старопавловское Ставропольского края, расположенном рядом с административной границей КБР.
     В Баксанском межрайонном следственном отделе СКР по КБР расследуется уголовное дело по убийству 46-летнего Хусена Жемухова – заместителя директора Дворца спорта, расположенного на ул. Балкарская в Нальчике.
     Как рассказали «Газете Юга» в Баксанском МРСО, 7 февраля около 22 часов в с. Заюково неизвестные вызвали его из дому к воротам и произвели множество выстрелов из пистолета. От ранений в голову и туловище хозяин дома скончался на месте происшествия.
     Коллеги и односельчане отзывались о нем как о добропорядочном семьянине и богобоязненном человеке, соблюдавшем исламские традиции. Его профессиональная деятельность, отмечают коллеги, не вызывала никаких нареканий. Вместе с тем источники в правоохранительных органах говорят о весьма глубокой набожности Жемухова.
     У погибшего остались жена и трое детей-школьников.
     12 февраля около 18.00 во дворе дома на ул. Горького в Нальчике был убит 41-летний Илияс Трамов.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СКР по КБР, он был у своих знакомых в пятиэтажке на углу Горького и Кешокова, и, когда вышел из подъезда, неизвестный произвел в него три выстрела из оружия калибра 5,45 мм – первый в грудь, а затем два в голову.
     Некоторые информагентства связывают Трамова с действующим в республике бандподпольем. Адвокат Казбек Дадтеев, знавший погибшего с детства, утверждает, что никакого отношения к НВФ он не имел: « В это никто не верит – и мусульмане, и немусульмане. У него было обостренное чувство справедливости. Он защищал тех, кого обидели, и жил, чтобы обеспечить четырех своих детей».
Ахмед Акбашев


«Пояс шахида» сдался добровольно

     14 февраля в с. Чегем-2 в частном доме задержан 30-летний местный житель Алим Шебзухов, у которого изъяты пистолет Макарова с тремя обоймами и две гранаты. В доме также обнаружено самодельное взрывное устройство – так называемый «пояс шахида».
     Как сообщили «Газете Юга» в следственном отделе по Чегемскому району СКР по КБР, их ведомство не занимается расследованием обстоятельств задержания, так как в действиях Шебзухова не было признаков посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Материалы по незаконному владению оружием, боеприпасами и взрывным устройством рассматриваются в отделе дознания Чегемского РОВД.
     Это означает, что дом никто не штурмовал, а Алим Шебзухов сдался добровольно.
     Вместе с тем при выяснении всех обстоятельств появления «пояса шахида» в доме в Чегеме-2 этот эпизод может быть соединен с одним из дел в отношении участников НВФ, расследуемых следственным управлением СКР по КБР.
Ахмед Акбашев




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2011 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru