Газета Юга
Газета Юга №5(882)
03 февраля 2011 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Электронные аукционы

     С 1 января 2011 все заказчики переходят от обычного «молоточного» аукциона к открытому в электронной форме. При этом остаются такие способы размещения заказа, как конкурс, запрос котировок, размещение заказа у единственного поставщика.
     Особенностью электронного аукциона является то, что весь документооборот между заказчиками и участниками размещения заказа ведется через операторов электронных площадок, которых на данный момент в России пять. Именно в таком способе «общения» заказчиков с участниками размещения заказа Федеральная антимонопольная служба видит решение проблемы сговора на торгах.
     Но это не означает, что заказчикам ничего не придется делать. За ними остаются практически все функции, которые они осуществляли при проведении обычного аукциона, за исключением самой процедуры аукциона, которая проходит в электронной форме.
     Если говорить подробнее, то при размещении заказа способом открытого аукциона в электронной форме заказчик не знает, кто является участниками размещения заказа до момента проведения аукциона, то есть подачи участниками аукциона предложений по цене контракта. Так, например, при обычном аукционе комиссия заказчика рассматривала заявки на участие в аукционе и размещала на официальном сайте информацию обо всех допущенных к аукциону участниках. Получалось, что еще до аукциона всем (и заказчику, и участникам размещения заказа) было известно, кто будет в нем участвовать. Это создавало почву для сговора как между заказчиком и участниками размещения заказа, так и между участниками аукциона.
     В отношении электронных аукционов законом предусмотрено, что заявки на участие в аукционе направляются участниками размещения заказа оператору электронной площадки в виде электронного документа, состоящего из двух файлов (первой и второй части заявки). Действующая от заказчика аукционная комиссия рассматривает сначала первую часть заявки, которая обезличена и содержит только согласие на поставку товара, выполнение работ, оказание услуг и показатели товара, когда это необходимо, и принимает решение о соответствии или несоответствии заявки требованиям документации. Протокол рассмотрения при этом содержит информацию о порядковых номерах (а не сведения об участниках) допущенных к аукциону участников. Затем оператор электронной площадки проводит аукцион и фиксирует поступившие предложения по цене контракта. Лишь после этого заказчик получает вторые части заявок тех участников размещения заказа, которые участвовали в аукционе, и рассматривает их на соответствие действующему законодательству и документации об аукционе. Вторая часть заявки уже содержит сведения об участнике аукциона (наименование, адрес, контактные телефоны) и иные сведения, требуемые в соответствии с законом.
     При этом до подведения итогов открытого аукциона в электронной форме оператор электронной площадки обязан обеспечить конфиденциальность сведений об участнике размещения заказа, направившем оператору такие документы. За нарушение данного положения оператор электронной площадки несет административную ответственность.
     «Учитывая, что с января 2011 начинает функционировать единый официальный сайт по размещению заказов, переход на электронные аукционы будет способствовать также и развитию конкуренции в целом», – пояснил руководитель управления ФАС России по КБР Казбек Пшиншев.
Пресс-служба УФАС по КБР


Политика
Без комментария

     ... так называемый черкесский вопрос – это надуманная тема, с ней носятся три-четыре больных человека. Да, была Кавказская война, чего только не было, но мы это уже забыли давно, мы живем завтрашним днем.
     Арсен Каноков
     в интервью журналу «Эксперт Юг» 24 января – 6 февраля №1-4


«Наши леса кишат партизанами»

     В соответствии с изменениями, внесенными в июне 2010 в федеральный закон «О политических партиях» и позволившими партиям, не прошедшим в законодательные органы субъектов РФ, раз в год с парламентской трибуны излагать свои взгляды на общественно-политическую ситуацию, в парламенте Кабардино-Балкарии выступил председатель регионального отделения «Правого дела» Анзор Шахмурзов.
     Он назвал эскалацию активности религиозного экстремизма и терроризма главным дестабилизирующим фактором в обществе.
     Для эффективной работы силовых структур было предложено руководство правоохранительных органов на территории КБР «инкорпорировать в государственную власть республики»: «Они должны быть подотчетны парламенту и президенту. Неправильно, когда силовые структуры и их руководители не несут ответственности за результаты своей работы перед народом Кабардино-Балкарии.
     Показательный пример – недавний министр внутренних дел. За время его работы схроны и различные тайники с оружием и боеприпасами росли как грибы. Наши леса кишат партизанами, как в Белоруссии во время Великой Отечественной. А он за это время благополучно дважды получил генеральские звания и спокойно отбыл к новому месту службы. Новый министр, говорят, боевой, решительный, активный, хочет навести порядок. Дай Бог. Но что-то мне подсказывает, что он тоже скоро получит генерала и куда-то уедет. Нужно обратиться к президенту РФ с просьбой предоставить дополнительные полномочия по координации деятельности силовиков. Такой прецедент уже есть в Чечне. У нас положение не очень сейчас отличается».
     Председатель регионального отделения предложил внести в закон изменения, позволяющие напрямую избирать глав муниципальных образований: «Это не только обеспечение избирательных прав. Эта процедура даст людям возможность почувствовать, что с их мнением считаются и от них зависит благополучие села, поселка и города. Власть на местах станет ближе к народу и будет ответственней».
     Анзор Шахмурзов сообщил, что «Правое дело» в ближайшее время внесет в парламент законодательную инициативу о выборах глав муниципалитетов: «Даже во времена царизма с 1906 в Кабарде и Балкарии сельских старшин избирали прямым голосованием на сходах. Северный Кавказ тогда считался колониальной окраиной России, а никак не субъектом федеративного демократического государства».
     Третье предложение выступающий сформулировал коротко: «Землю надо вернуть народу – и вернуть бесплатно». Он отметил заявление Арсена Канокова о земельной реформе в I квартале 2011 и подчеркнул, что реформа должна проводиться быстро и в интересах сельского населения: «Мы говорили об этом еще 10 лет назад. Наши противники отвечали, что это спровоцирует войну. В результате землю не раздали, а война идет».
     Анзор Шахмурзов заявил, что без прямых выборов глав муниципалитетов мы не получим социально ориентированное и граждански активное большинство, а без земельной реформы не возникнет среднего класса на селе, класса имущих: «Терроризм и бандподполье получают пополнение в основном за счет сельской молодежи. Но когда у ответственных граждан есть какое-то имущество, пусть небольшой земельный надел, они десять раз подумают, прежде чем поддаться на уговоры взять оружие и воевать против государства, которое им это все дает».


Субсидии получает треть имеющего на них право населения

     Парламент Кабардино-Балкарии обратился к Дмитрию Медведеву, Владимиру Путину и в Госдуму РФ в связи с ростом тарифов в жилищно-коммунальной сфере и общей ситуацией в отрасли.
     В обращении отмечается, что с введением в действие Жилищного кодекса РФ на граждан страны «легла вся тяжесть содержания физически изношенного фонда и пришедших в негодность коммунальных сетей». Износ водопроводных и тепловых в КБР составляет 60%, сетей водоотведения – 40%, есть объекты, полностью выработавшие свой ресурс. Идет рост неплатежей,так как увеличение тарифов опережает повышение реальных доходов населения. Дебиторская задолженность структур ЖКХ превышает 1,1 млрд рублей.
     Депутаты констатируют отсутствие желаемых результатов при модернизации жилого фонда: за три года работы Фонда содействия реформированию ЖКХ удалось отремонтировать около 12% общего числа многоквартирных домов. Основная часть средств при этом была направлена на реконструкцию инженерных сетей: «Но это не привело к существенному улучшению в сфере ЖКХ, где интересы главного участника «рынка» – потребителя – остаются неучтенными».
     По словам парламентариев, от международных обязательств России по приведению цен на энергоресурсы в соответствии с мировыми страдают самые незащищенные. Индексация монетизированных льгот не успевает за ростом тарифов. За 10 лет тарифы на электроэнергию выросли в 5 раз, воду и канализацию – в 9, газ – в 8,6, горячее водоснабжение – в 8,8 раза. Две трети населения КБР пользуются минимальным набором из трех видов коммунальных услуг – газ, вода и электричество. В структуре платежей газ занимает 70%. В то же время прожиточный минимум возрос в 5,8 раза, а количество бедных остается 145 тыс. человек: «Это огромный пласт населения, который является питательной средой для криминалитета».
     Депутаты предлагают обеспечить такой рост тарифов, который не превышал бы уровень инфляции в стране, а также снизить федеральный стандарт максимально допустимой доли собственных расходов граждан на оплату жилья и услуг в совокупном доходе семьи с 22 до 15%, разница в 7% оплачивается из республиканского бюджета. В 2010 на это было затрачено 94 млн рублей. При этом парламентарии подчеркивают, что субсидии в связи с превышением названного стандарта получает лишь треть населения, имеющего право на это. Это происходит «ввиду чрезмерной сложности бюрократических процедур, связанных с получением права на субсидию».
     Парламент КБР предлагает также разработать федеральную программу реконструкции всей инженерной инфраструктуры водоснабжения, канализации, газовых и электрических сетей, рассчитанную на 15-20 лет.


Тоже высказались по Жириновскому

     Парламент Кабардино-Балкарии обратился к депутатам Госдумы РФ в связи с заявлениями вице-спикера нижней палаты парламента Владимира Жириновского, прозвучавшими в программе «Поединок» телеканала «Россия 1».
     Депутаты отмечают, что «его высказывания направлены против Конституционного строя и целостности многонациональной России. Они могут послужить детонатором дальнейших национал-экстремистских проявлений. Вызывает возмущение и недоумение тот факт, что подобные выпады позволяет себе официальное государственное лицо, политик российского масштаба и руководитель одной из политических партий».
     Парламентарии считают, что социальные последствия высказываний Жириновского могут перечеркнуть поступательное развитие России как многонационального демократического государства, и просят Госдуму дать принципиальную политическую оценку высказываниям вице-спикера.
     В ходе тайного голосования против принятого обращения по Жириновскому проголосовали два депутата. Члены фракции ЛДПР, в которую входят 5 человек, во время обсуждения документа предпочли отмолчаться.
     Напомним, что более трех лет назад в брошюре, отражающей программные установки ЛДПР и изданной под общей редакцией Жириновского, утверждалось, что к 2030 на Северном Кавказе не останется ни одного коренного народа, а «в районе Кавказского хребта у России будет Ставропольская, Краснодарская и Ростовская губернии с многоэтническим населением, в основном русским, и постоянной дислокацией русских войск во всех точках Северного Кавказа, где не будет уже никакого другого населения и исключается возможность каких-либо вооруженных конфликтов».
     В брошюре также имелись «конкретные предложения» по безопасности: ввести для кавказцев ограничения для передвижения по стране, ужесточить работу с паспортами, пропиской, регистрацией, взять под контроль вдов и детей боевиков как потенциальных террористов, не сдавать квартиры, не сажать в такси, не давать машины для проезда («Газета Юга» №51, 2007).
     В конце 2007 на эту публикацию никто не отреагировал: ни парламентарии, ни правоохранители, ни общественные объединения. По мнению ряда наблюдателей, это могло повториться и после программы «Поединок», но к активности местных парламентариев подтолкнули выступления коллег из соседних республик, в первую очередь Рамзана Кадырова.
Олег Гусейнов


Общество
Потери за 2010: 108 раненых и 73 убитых

     На коллегии следственного управления СКР по КБР было заявлено, что в 2010 на счету бандподполья 108 посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов, суда и прокуратуры. Это в четыре раза больше, чем в 2009.
     Жертвами преступлений стали 97 сотрудников, 42 из них погибли.
     Потери среди гражданского населения: 53 ранены, 31 погиб.


«Вы точно не из Москвы»

     Накануне общения Владимира Путина с народом нальчанка Светлана УСТАРХАНОВА дозвонилась по озвученному в СМИ телефону. Прошло более месяца, но ответа на свои вопросы она не получила:
     Трубку снял молодой человек, представившийся Михаилом: «Большего я вам сказать не имею права». Я ему: «Вы точно не из Москвы». А мама моя мне говорит: «Это лапша! Тебя перехватили».
     Мы говорили около получаса. Он записывал, иногда просил повторить, говорил: «Не кричите!»
     Я рассказала о маленьких пенсиях в 3,8 тысячи рублей, низких зарплатах – 4,4-5,4 тысячи. Отчет в Москву идет о средних зарплатах в 10 тысяч, а значительная часть людей получает гораздо меньше. Я так и говорила: заглаживают, припорашивают. Цветущий край – а картофель 40 рублей стоит. Когда такое было?! Гречку придерживают на складах, чтобы потом подороже за 80 рублей продавать, а это ведь хлеб для диабетиков. Яблок полно – они гниют: по 60 рублей стоят. Куда это годится?
     Говорила о коррупции, о взятках. У людей по 3-6 детей – и никаких льгот. В школах с них поборы такие же, как с остальных. Собрали деньги на шторы, так их не повесили. Женщина мне жаловалась: «Света, как мне на тысячу купить три куртки для детей?»
     Говорила о приезде высокопоставленного лица. В тот день главные улицы почистили, а во дворах мусор кучами гниет.
     Рассказала о ЖКХ: деньги мы платим, а в доме нашем тепла не было много лет – 9 градусов в помещении.
     Я просила взяться за республику, проверить все.
     Дала свои телефоны, адрес. Но мне кажется, что это был либо человек из аппарата полпреда президента РФ, либо кто-то из Нальчика.


Германия обделила татов

     В Тель-Авиве бывший нальчанин Ицхак Кувент инициировал судебный процесс и организует демонстрации, чтобы привлечь внимание к проблеме отказа от выплат компенсаций евреям Северного Кавказа. В отличие от других репатриантов из районов СССР горские евреи не получают пособие в 1710 шекелей.
     Израильский историк, сотрудник центра и фонда «Холокост» Кирилл Феферман разъяснил «Газете Юга»: «Организация Клеймс Конференс, осуществляющая данные выплаты, действует в соответствии с установками немецкого правительства, которые гласят, что компенсации положены тем евреям, кто бежал вследствие оккупации или участвовал в принудительных работах для нужд оккупационных властей.
     Клеймс Конференс внимательно изучает данный вопрос по отношению к горским евреям, жителям оккупированного в 1942-43 Северного Кавказа, но по состоянию на настоящий момент они не относятся ни к одной из вышеупомянутых категорий».
     «Я доказываю в суде, что в Нальчике нацисты готовили расстрел горских евреев, – сообщил Ицхак Кувент корреспонденту «Газеты Юга». – Была назначена и дата – с 3 на 4 января 1943. Об этом известно благодаря подпольщикам, служившим в немецкой армии. Партизаны и Красная армия освободили Нальчик раньше срока. Однако более тысячи горских евреев Северного Кавказа все же были уничтожены.
     Сейчас все зависит от израильских властей. Они утверждают, что гетто в Нальчике не было. По мнению чиновников, нацисты в отличие от стран Восточной Европы не создавали здесь гетто искусственно, оно уже существовало до войны. Знаю, что границы Еврейской колонки: юг – ул. Ямная, север – ул. Маяковского, запад – ул. Суворова, восток – река Нальчик. Немецкая комендатура располагалась в самом центре Еврейской колонки на улице Рабочая, в помещении детского садика, куда я ходил после войны. По улицам ходил патруль. Лютовали не только немцы, но и русские полицаи. Мама рассказывала, что одну горскую еврейку, на которую показали местные, немцы проверили по возвращении с работ у входа в гетто со стороны ул. Суворова на ул. Горшечная. За четыре картофелины расстреляли. Мама меня привязывала к спине платком, так шла на работу – стирать солдатское белье. Однажды румынский солдат предупредил ее: не бери с собой ребенка, отберут и убьют. С тех пор мама оставляла меня дома с бабушкой…
     В Еврейскую колонку после оккупации переселились евреи из других районов города. Европейских евреев, в том числе всех эвакуированных, вскоре расстреляли.
     Состоялось уже 11 судов. На сегодняшний день дело о компенсациях передано в Верховный суд Израиля».
     Российский историк, сопредседатель фонда «Холокост» Илья Альтман объяснил «Газете Юга», что большинству горских евреев Нальчика удалось выжить в период оккупации, доказав, что они этнические таты, то есть не евреи в расовом отношении, а персы: «В «Энциклопедии Холокоста», выпущенной нашим фондом в 2009, посвящена статья горским евреям. В Нальчике горским евреям (около 3 тыс.) вскоре после оккупации по приказу командира айнзатцгруппы «Д» группенфюрера Вальтера Биркампа было предписано ношение опознавательного знака. Тогда же несколько горских евреев были уничтожены вместе с ашкеназами. Однако подавляющему большинству горских евреев Нальчика все же удалось спастись... Есть несколько документальных версий, как решался этот вопрос. По одной из них, решение было принято в результате экспертного заключения российского востоковеда немецкого происхождения Николая Поппе. Его вызвали в ноябре 1942 в Нальчик в качестве эксперта-этнографа (вместе со специалистом по Кавказу профессором Дитерсом из Боннского университета). Штурмбанфюрер СС Алоиз Перстерер, командир зондеркоманды 10b, предлагал не делать различия между горскими и негорскими евреями и расстрелять тех и других. С ним не соглашался комендант Нальчика капитан Теодор Оберлендер (до войны и после 1943 он был профессором ряда университетов Германии). Поппе написал заключение, в котором указал, что в царской России горские евреи рассматривались не как евреи, а как прочие горцы, и что их правомернее рассматривать как разновидность татов – народа иранского происхождения. Дополнительным аргументом стало посещение Еврейской колонки – традиционного места проживания евреев в Нальчике – и знакомство с их песнями и плясками.
     В письмах и дневниках самого Оберлендера вся история выглядела несколько иначе (ни Поппе, ни Дитерса он не упоминает). Незадолго до Рождества 1942, примерно на третьей неделе декабря, к нему обратился Перстерер с просьбой выделить роту особого войскового соединения «Бергман» для помощи в расстреле 2000 горских евреев Нальчика. Оберлендер пригласил Перстерера и его заместителя Германа Рашхофера на ужин, во время которого убедил их отказаться от расстрела.
     Помимо того аргумента, что они являются евреями лишь по религии, а во всем остальном ничем не отличаются от других горских народов, фигурировал еще и другой – практическая польза от горских евреев, известных своим искусством шитья одежды и головных уборов из овчины. Кроме того, Оберлендер предложил Перстереру и его начальнику – оберфюреру СС Вальтеру Биркампу (командиру айнзатцгруппы «Д», от которого, вероятно, и исходили приказы о ношении горскими евреями магиндовидов и об их расстреле) совершить инспекционную поездку и ознакомиться с ситуацией на месте. Такая инспекция состоялась буквально накануне Рождества, и ее следствием было указание Биркампа (по свидетельству В. Рейнольдса, данному им на суде над военными преступниками) оставить в живых горских евреев. Об этой инспекции 26.12.1942 был проинформирован А. Розенберг.
     Имеется также версия, что в спасении евреев Нальчика участвовали кабардинцы. По свидетельству адвоката Селима Шалова, председателя созданного 6.12.1942 Национального Совета Кабардинской области, к нему приходила делегация горских евреев во главе с председателем юденрата Шабаевым и рассказала об опасениях за свою жизнь. Тогда Шалов обратился в Кисловодск к фельдмаршалу фон Клейсту и заявил, что горские евреи – это таты, такая же горская народность, как кабардинцы или балкарцы. Была создана комиссия, которая в конце концов с этим согласилась и даже освободила горских евреев Нальчика от обязанности носить нашивку с еврейской шестиконечной звездой».
     Живущий в Москве певец Ефрем Амирамов считает, что, не выплачивая компенсации горским евреям, Германия продолжает геноцид: «Пулями нас не убили, теперь решили действовать таким образом. Хотят разрушить нашу нацию. Как можно не считать частью Холокоста то, что происходило с горскими евреями в с. Богдановка Ставропольского края? Там полегла вся первая семья моего отца. Моему брату было 7 лет, когда немцы живьем закопали его в колодце, пожалев пули. Эта проблема показывает, что сам еврейский народ разобщен. Если бы все евреи объединили усилия для того, чтобы отстоять права людей своего же народа, вопрос мог бы разрешиться положительно. Тех, кто преследовал евреев во время войны, теперь устраивает, чтобы мизрахи стояли с протянутой рукой, доказывая свое право на компенсацию. Этот процесс указал нашему народу на то, что мы должны объединиться, и в этом наша сила».
     Нальчикская пенсионерка Бриллиант Мушаилова слышала, что какие-то выплаты должны быть, но куда за ними обращаться, не имеет представления.
     Занимается ли этим вопросом кто-либо в Кабардино-Балкарии, узнать не удалось: раввин местной еврейской общины Леви Шабаев не предоставил возможности с ним побеседовать, несмотря на то, что ему через помощника был передан вопрос редакции.
     Из-за трудности установить контакт с еврейской общиной КБР Илья Альтман через «Газету Юга» просил поднять вопрос об открытии в Нальчике памятника воинам-освободителям и жителям республики, которые спасли горских евреев: «Такого монумента нет ни в одном из населенных пунктов России, где наша армия спасла всех оставшихся в оккупации евреев в ходе боевых действий».
     
     Курс 1 шекеля на 01.02.2011 – 8,02 рубля
Ирина Юдина


Культура
Повезло увидеть не только через объектив

     В музее изобразительных искусств открылась фотовыставка Хасана Журтова «Мелодия тишины», приуроченная к 70-летию со дня рождения Бориса Утижева.
     Хасан Журтов работает начальником отдела информатизации управления федеральной налоговой службы по КБР, но, по словам коллег, все свободное время проводит в горах со своей испытанной цифровой «зеркалкой» Nikon D80.
     Как рассказал сам фотограф, на то, чтобы всерьез заняться фотографией, его сподвиг именно Борис Утижев, который придумывал произведениям племянника лирические названия: «Между облаками», «Хокку», «Про одинокое дерево», «Горы в огне», «Импрессионизм осени», «Одиночество»...
     Панорамные виды грандиозных горных массивов, поднимающихся из облаков, как из океана, метеоры над озаренными восходом или закатом пиками, ультрамариновые озера в труднодоступных районах, парадоксальные природные образования, напоминающие то голову медведя (на фото), то циклопические сооружения иной расы, порождают у зрителя, помимо удивления, тревоги или восхищения, и белую зависть к человеку, которому повезло увидеть все это не только через объектив фотокамеры.
Тимур Бахов


«В обществе назрела необходимость говорить об этом»

     В Кабардинском театре состоялась премьера спектакля «Похороните меня живым» по мотивам произведений Нальбия Куека. На режиссерский дебют актера кабардинской драмы Вадима Мисостова приехала вдова известного адыгейского писателя.
     Сценография Мурата Мисакова с перевернутыми избами, деревьями и венчающей весь этот сюрреализм бутылкой водки обобщила происходящее на сцене. Адыг встает со смертного одра и ходит по деревне, становясь свидетелем разных житейских ситуаций: лгут, трусят, лицемерят, жадничают, завидуют и, конечно, пьют.
     В постановке задеты самые разные актуальные проблемы. В том числе демографическая, половая: «Не разберешь, где беременная женщина, а где мужчина. Все с животами ходят. А рожают мало. Насильно что ли осеменять?»
     Все пьют по-черному: «Кажется, от покойников-адыгов пахнет перегаром...»
     «Покажи мне хоть одного адыга, – говорит главный герой, глядя в зал. – Ты видишь хоть одного черкеса? Пушкин был последний, кто их видел. Сами друг друга ненавидим, сортируем, делим на группы... Сейчас нельзя выделяться. Знаешь, что делают с теми, кто выделяется, кто чтит традиции? Убирают. Надо быть такими, как все. Говорить, что мы адыги – одно, а быть адыгами – совсем другое. Думаешь, только мертвых хоронят? Мы живем, как мертвые, и заживо умираем. Живые – как мертвые, мертвые – как живые».
     Если в начале спектакля зрители еще смеялись, то во время этого монолога в зале стояла тишина. У многих в глазах были слезы. На сцену вышел директор зарагижской школы Хасан Сабанов и признался, что, когда все смеялись, он плакал.
     В спектакле были задействованы одни мужчины: Валерий Балкизов, Владимир Иванов, Борис Кажаров, Каншоуби Хашев, Мурадин Думанов, Валентин Камергоев, Ахъед Кибишев, Рустам Бозиев.
     «Конечно, это не случайно, – пояснил Вадим Мисостов. – На мужчин ложится основная ответственность за то, что происходит вокруг. А женщины свое доброе дело всегда сделают. Все перевернулось с ног на голову. Наши мужчины пьют, особенно в селах, потому что у них нет работы. Многие забыли о хабза и намыс, которыми так славились наши предки. Думаю, в обществе назрела необходимость говорить об этом».
Алена Мякинина


«Состояние этого музея полностью отражает отношение нашей республики к культуре»

     Домик 1912 года в Долинске называют фадеевским. В 1925-26 Александр Фадеев писал здесь отдельные главы романа «Разгром». Сейчас в этом обветшавшем здании находится литературный музей КБР. Но посетителей в нем нет. Пятую зиму в музее не работает отопление. Протекает крыша, от сырости осыпается штукатурка.
     «Музей был задуман еще в 80-е, – рассказывает специалист по экспозиции Артур Азаматов. – Сотрудники Национального музея провели огромную работу: собирали и обрабатывали информацию, экспонаты. Для организации экспозиции были приглашены специалисты из Петербурга. Открытие состоялось в 1997. К нам приходили отдыхающие, студенты, школьники, учителя. Проводились различные просветительские и образовательные мероприятия. Коллеги говорили, что по содержанию и оформлению наш музей лучший на Северном Кавказе».
     «Конечно, отсутствие отопления не самым лучшим образом влияет на экспонаты, – рассказывает зав. литературным отделом Хабас Бештоков. – Сейчас держим форточки открытыми, благо на окнах стоят решетки. Сырость, плесень портят экспонаты, деревянные полы и перекрытия. Весной снимаем витрины, выносим книги, чистим, сушим, переворачиваем каждую страницу.
     Больно, когда видишь, какое богатство гибнет! Ведь в этом музее собраны уникальные архивные и фотоматериалы, рукописи, книги, предметы быта, произведения искусства. Все, что связано с национальной культурой кабардинцев и балкарцев!
     Дело не только в отоплении. Без капитального ремонта не обойтись. Вот в этом зале с ведрами (на снимке) должен был быть зал детской литературы. Мы неоднократно обращались в различные инстанции. Обещают помочь. Мы-то сами терпеливые. Но экспонаты не могут ждать! Состояние этого музея полностью выражает отношение нашей республики к культуре».
Аля Мишина


Образование
Александр Сокуров ответил на вопрос «Что делать?»

     Александр Сокуров рассказал ученому совету КБГУ о работе его нальчикской творческой мастерской («Газета Юга» №33, 2010).
     О мотивах открытия студии режиссер сказал: «Северный Кавказ – практически единственная территория в стране, которая никогда не участвовала ни в выращивании, ни в воспитании кинематографистов, людей театрального порядка. В творческой среде России не известны крупные имена режиссеров, актеров, которые были бы рождены здесь, жили бы здесь, получали бы здесь образование. Мы должны были ответить на вопрос: а есть ли среди нас те, кто защищает национальную традицию, кто живет и работает здесь, и вокруг кого существуют культурные круги?
     Когда идея национального кинематографического образования стала приобретать какие-то определенные очертания, стало понятно, что будет очень трудно начинать в чистом поле. Нам не могли помочь практика местного телевидения и театра, незначительное и слабое филармоническое сообщество. Кинематограф произрастает на какой-то обогащенной национальной почве, приготовленной почве, в которую брошенное зерно обязательно прорастает. Нет этого зерна – нет этой почвы. Такое было мое ощущение, такое предчувствие».
     По словам Александра Сокурова, уже на стадии набора в студию «основательно обозначились проблемы»: «Был творческий конкурс. Результаты стали для меня тревожными, и они подтвердили основательное неблагополучие здесь с жизнью молодых людей, потому что мы не были завалены творческими работами и заявками. Это говорит о том, что у молодых людей очень мало внутренней энергии и целеполагания, и очень мало тех, у кого сформулированные желания – в области гуманитарного начала.
     В итоге мы набрали мастерскую. На экзаменах я держу у себя на столе фотографии этих молодых людей, которые были сделаны сразу же после их зачисления. Прошло полгода, и я вижу, как они изменились. Каждый из них имел ярко выраженную индивидуальность, но было понятно, как все глубоко спрятано внутрь и обручами еще закреплено, – я называю это синдромом лезгинки. А режиссерская профессия основана на способности человека к самоотверженной искренности, самораскрытию и проявлению особых душевных качеств. И, конечно, в этом смысле студенческая группа здесь решительно отличалась от студенческих групп в театрально-кинематографических вузах центральной России степенью изначальной закрытости, установленных границ. И на экзамене, и в дальнейшем общении я понимал, что уровень изначальной базовой культуры молодых людей очень средний, – я сейчас очень это смягчаю».
     При этом Александр Сокуров подчеркнул самый высокий уровень преподавательского состава творческой мастерской: «Нам нужны были те, кто находится в непосредственной связи с производством и с жизнью кинематографа, театра, телевидения, а не просто теоретики. Есть проблема приглашения сюда, сложности в эмоциональном восприятии происходящего на Северном Кавказе. Кроме того, большие, значительные фигуры, людей, которых буквально расхватывают и чья жизнь расписана по часам и минутам, убедить, что этот поступок надо совершить, иногда было непросто. Тем не менее историю русского и зарубежного театров у нас ведет Ольга Королева, преподаватель Щукинского училища, историю русской и зарубежной литературы – Борис Аверин, профессор Петербургского государственного университета, русское и зарубежное искусство – Иван Чечет, доцент Европейского университета из Санкт-Петербурга, сценическое движение – Айдар Закиров, профессор Института кинематографии в Москве, пластические движения – Ксения Холева из того же института. Технику речи ведет Евгения Кириллова, профессор Петербургской театральной академии. Многие поколения артистов, которые у нас известны как звезды, – ее ученики. Актерское мастерство преподает Александр Кладько из Петербургской театральной академии. И, конечно же, Мадина Докшукина и Владимир Теуважуков – наши друзья и очень любимые преподаватели из Нальчика. Отечественную историю у нас согласилась вести Наталья Лаврова, преподаватель из Санкт-Петербургского университета. Историю музыки ведет блестящий музыкант Джабраил Хаупа, иностранный язык – Лариса Дзасежева, а основы журналистики – Адам Камбачоков».
     Режиссер отметил, что существовало два варианта организации обучения: «Приехать сюда, набрать молодых людей, а затем увезти их на берега Невы. Большие соблазны, смена каких-то категорий, смена друзей, среды, отрыв от языка, от родителей, от этого воздуха, которым дышит общество, пауза в контакте с национальной культурой, с людьми своей крови, своего порядка жизни губительно сказываются на художественном авторе. Но это было бы удобно для меня и комфортно для всех педагогов. Но стоит другая задача. И эта задача, другой профиль работы с людьми, принуждают принимать иное решение.
     Я много размышлял, как нам построить учебный процесс. В итоге мы пришли к выводу, что весь общий учебный процесс разделим на две части. Первая часть – несколько месяцев в семестре – учеба с приездом педагогов осуществляется в стенах университета, здесь. А другая часть – это приезд молодых людей в Петербург на месяц, где происходят учебные занятия. Первая половина дня – лекции, вторая – работа в запасниках Эрмитажа, Театрального музея, присутствие на репетициях в театре, на съемочных площадках, монтаже фильмов. В обычной практике такого рода мастерских не принято так рано включать молодых людей непосредственно в производственный процесс. Я полагаю, что у моих учеников очень мало времени и им нужно напрягать все усилия, всю свою волю, страсть для того, чтобы учиться быстрее и лучше, чем их ровесники в центральной части России.
     В первом семестре мы уже осуществили выезд всей мастерской в Санкт-Петербург на неделю. Молодые люди были у меня на перезаписи «Фауста» в большой современной студии. Это технологии, которые не имеют себе равных, есть сейчас только в Лос-Анджелесе и Петербурге. Они увидели, на какой уровень качества надо поднимать свою работу, увидели эти огромные экраны, своих ровесников, которые сидят за пультами перезаписи и умеют это делать. Они посмотрели, как работает киностудия «Ленфильм». И таким образом смогли воочию увидеть вектор развития того ремесла, которым они будут заниматься. Они садились за монтажный стол. Пытаясь монтировать, понимали, как быстро развивается это ремесло и как много им еще нужно сделать. Была встреча с журналистом Максимом Шевченко, который специально по моей просьбе прилетал в Петербург на несколько часов. Была встреча с Басилашвили, где мы говорили со студентами о практике работы режиссера и актера, о специфике театра, о психологии взаимоотношения режиссера с актером. Басилашвили рассказал, как складывался исторический процесс в девяностых годах, когда он был депутатом Верховного Совета и активно участвовал в политике. Он рассказал ребятам, что это такое, когда человек из художественной среды вынужден взять на себя эту тяжелую ношу. Встреча происходила в Большом драматическом театре имени Товстоногова. Они были на нескольких театральных спектаклях, гуляли по городу. Была длинная беседа с Михаилом Борисовичем Пиотровским, директором Эрмитажа. И Михаил Борисович пустил всю нашу группу в понедельник, когда Эрмитаж закрыт и никого там нет, для того чтобы наш педагог по истории искусств провел ребят по основным залам и они увидели оригиналы. Впечатление от Эрмитажа в условиях, когда там нет этих тысячных толп, в тишине, произвело на ребят огромное впечатление. И в этом смысле это было подтверждением того влияния, о котором я им говорю все время: об огромном значении оригинала».
     Александр Сокуров отметил помощь ректора КБГУ Барасби Карамурзова в организации учебного процесса: «В новом корпусе на шестом этаже университет нам предоставил две аудитории. В одной веду занятия я и часть педагогов, там есть проекция. В другой идут занятия по технике речи, там другая акустика. Мы обратились с просьбой к ректору дать нам возможность репетировать спектакли, маленькие отрывки, сценические упражнения на сцене актового зала, и такую возможность получили.
     Договорились с ректором, что будем переоборудовать актовый зал для кинопоказов. Современный кинопоказ – вещь технологичная, недешевая. Но нам очень важно, чтобы качество показа было абсолютно современным. Нужно покупать современное проекционное оборудование, системы звуковоспроизведения и заложить таким образом основы обширного культурного лектория для студентов всего вуза, а не только нашего факультета, показывая большие, серьезные произведения кинематографа всем, кто этого пожелает. Это требует затрат, но, уверяю вас, что, оказавшись в этом зале, поймете, какая это удивительная прелесть, какой подарок – серьезное, большое кино в качественном исполнении. Поэтому мы будем создавать этот просмотровый зал и надеемся, что весной он уже заработает».
     По мнению Александра Сокурова, «здесь, к сожалению, молодые люди читают много меньше, чем в России»: «Некоторые закрыли для себя последнюю книгу, может быть, в девятом классе, и очень многие книгу больше не открывают. Я в этом смысле приветствую точку зрения ректора, который настаивает, что количество и разнообразное номенклатурное содержание преподавания должно быть настолько большим, насколько в принципе может выдержать бюджет. Молодых людей нужно держать в стенах университета, училища, в учебном процессе так долго, пока не поймем, что, уйдя в ту самую жизнь, они будут проводниками трезвого национального сознания, основополагающих принципов культуры, национального духа. Не будет таких людей – будет тихое согбенное проживание, что отличает, по-моему, жизнь в республике.
     У нас в мастерской нет запретных тем. Очень много говорим о том, чего режиссер не имеет права делать, что он может делать, где есть границы нравственности, границы дозволенности или вседозволенности или этих границ нет. Мы обсуждаем темы эстетики, философии. Вчера, например, в одиннадцать вечера мы сидели и пили чай, уже все уставшие после учебного просмотра фильма, и ребята обсуждали Хайдеггера. Можете себе представить, чтобы полгода назад студенты это обсуждали с разных сторон? Абсолютно революционные изменения. При этом наша мастерская – это не синекуры и не богема. У нас обязательное посещение занятий, военная дисциплина, нет студенческой демократии, обязательная, немедленная и категорическая сдача всех хвостов, если человек отсутствует, и жесточайшее наказание за опоздание на занятия и пропуски. По результатам этой сессии – в основном это пятерки и четверки, есть студенты, которые учатся на отлично, и это старшие студенты. Думаю, что те, кто помоложе, постепенно нагонят их и дальше будут развиваться параллельно.
     Я их очень тороплю, потому что не знаю, что может произойти завтра. Я за будущее не могу отвечать, и все время мы, все наши педагоги, говорим им: «Торопитесь, вы должны успеть!»
     По результатам первого семестра я представляю на отчисление одну студентку: большие пропуски и невозможность, нежелание вписаться в коллектив.
     Я очень люблю наших студентов. Понимаю, как им трудно. Я призываю их к острожности – гражданской, социальной, политической. Я призываю их думать, призываю не торопиться решать национальные вопросы быстро, срочно. А эти национальные вопросы историческая практика предъявляет. И это поколение будет решать эти вопросы радикально. Нам от этого никуда не уйти. Мы должны и обязаны оставить как результат нашего труда готовых к трудности интеллигентов – умных, работящих, талантливых, обученных, мудрых. Многие страны, народы известны в мире только потому, что у них есть великие режиссеры. Самостоятельный, талантливый кинорежиссер может об очень многом рассказать другим о своем народе, стране и сократить дистанцию, которая без всякого сомнения существует. Потому что одна из проблем взаимоотношения северо-кавказской части России и центральной в том, что в России не знают людей, живущих на Кавказе. И моя задача, чтобы мои студенты, пока они находятся под моим влиянием, делали фильмы не о лихой истории или как один лихо зарезал другого, и не о том, как лихо он пляшет или скачет на коне, а о том, как люди умеют любить друг друга. Я хочу, чтобы они приоткрыли для всех остальных это духовное состояние людей, живущих здесь. И, может, это поможет спастись нам и спасти наши души от грязных помыслов, жестоких поступков. Вдумайтесь: за все время существования Северного Кавказа по сути не было сделано ни одной картины, где мы бы увидели ласковых, нежных, терпеливых, добрых людей отсюда».
     Отвечая на вопрос о возможности встречи с местной интеллигенцией, Александр Сокуров заметил: «Это возможно, конечно. Только если я могу быть чем-то полезен. Потому что вы на самом деле лучше меня знаете, что и как. Мы встречались с коллективом института гуманитарных исследований, и там шел разговор о том, что делать. Ну, что делать? Что мы в Петербурге делаем? Театры работают со школами и с детскими садами, детскими домами. Артисты собирают деньги на всякие пожертвования, делаются различные благотворительные концерты. Мы широко участвуем в гражданском движении, бываем на политических митингах. И я бываю. И мы демонстрируем свое политическое несогласие с тем, что делает руководство страны. Мы находимся в серьезной конфронтации и в тяжелом диалоге с губернатором нашего города. Это гражданский процесс».
Тимур Бахов


Право
Верховный суд решит судьбу Бориса Рахаева

     В проекте повестки дня заседания парламента 27 января, внесенной президиумом законодательного органа, под номером 9 значился вопрос «Об исполнении решения Нальчикского городского суда…». Речь шла о судебном вердикте, признавшем освобождение Бориса Рахаева от должности председателя Контрольно-счетной палаты КБР незаконным («Газета Юга» №3).
     При обсуждении повестки дня на пленарном заседании комитет по бюджету предложил снять вопрос номер №9, так как решение городского суда обжаловано в Верховном суде КБР («Газета Юга» №4). Депутаты поддержали предложение комитета.
     Вместе с тем в парламенте рассматривался и другой вариант решения проблемы. За неделю до заседания законодательного органа комитетом по бюджету был подготовлен проект постановления парламента «Об исполнении решения Нальчикского городского суда».
     Первым пунктом этого документа намечалось отменить постановление об освобождении Бориса Рахаева, а вторым – постановление о назначении Олега Шандирова, принятые 29 октября 2010 («Газета Юга» №44, 2010).
     Верховный суд КБР рассмотрит кассационную жалобу парламента предположительно в конце первой декады февраля. По мнению наблюдателей, служителям Фемиды придется нелегко: с одной стороны – последние заявления главы государства о судейском сообществе и необходимости реформ, с другой – правовая позиция парламента и президента КБР.
Олег Гусейнов


Валерий Кануков – прокурор Нальчика

     Приказом Генерального прокурора РФ Валерий Кануков назначен прокурором Нальчика.
     Анатолий Тхагапсоев, работавший прокурором столицы республики, ушел на пенсию.
     Валерий Кануков, 50 лет. Старший советник юстиции. В 1987 окончил юрфак Северо-Осетинского университета.
     В 1987 помощник прокурора Тырныауза. С 1988 помощник, старший помощник прокурора Баксанского района. В 1989-2000 старший прокурор прокуратуры КБР. С 2000 прокурор Эльбрусского района.
     Заслуженный юрист КБР. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.
     Женат, трое дочерей и сын.


Отрапортовали

     В результате проверки прокуратуры КБР следственный отдел по Нальчику СКР возбудил уголовное дело в отношении начальника отделения лицензионно-ревизионной работы УВД по Нальчику Нурдина Кужева по ч.2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека).
     Как пояснили «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СКР, 51-летний начальник отделения 19 августа 2009 в своем служебном кабинете принял от Аслана Черкесова («Газета Юга» №50, 2010) заявление о выдаче лицензии на приобретение оружия самообороны. Вместе с заявлением были представлены медицинское заключение, копия паспорта и справка о прохождении инструктажа по правилам безопасного обращения с оружием.
     В СО отметили: согласно существующим инструкциям до принятия решения о выдаче лицензии необходимо было проверить условия сохранности оружия, наличие сейфов или других мест хранения, выявить обстоятельства, препятствующие сохранности оружия. Материалы этих проверок должны были быть приобщены к заявлению Черкесова. После этого при отсутствии препятствий к выдаче лицензии должно было быть вынесено заключение, заверенное личной подписью сотрудника. Это заключение затем должен был утвердить руководитель ОВД.
     Согласно материалам дела, Нурдин Кужев выдал Аслану Черкесову лицензию сроком действия до 19 августа 2014 без вынесения необходимого по инструкции заключения.
     19 августа 2010 Черкесов приобрел травматический пистолет по лицензии, выданной в Нальчике.
     Вместе с тем, как подчеркивают юристы, погашенная судимость Аслана Черкесова не являлась препятствием для выдачи ему лицензии.
     Вопрос о том, кто предоставил Владимиру Путину неверную информацию о судимостях Аслана Черкесова, до сих пор остался без публичного ответа.
Муса Эльдаров


Алкоголиков и наркоманов лишают прав

     Российские суды в массовом порядке начали рассматривать заявления прокуроров о лишении водительских прав граждан, страдающих алкоголизмом и наркоманией.
     В поле зрения попали не только те, кто был поставлен на учет в наркологический или психоневрологический диспансеры, уже имея права, но и граждане, скрывшие факт своего нахождения на учете либо оформившие фиктивную медицинскую справку и сумевшие таким образом получить водительское удостоверение.
     При этом в надзорных органах столкнулись с трудностями выявления таких водителей из-за пробела в законодательстве. В республиканском наркологическом диспансере пояснили, что ГИБДД и прокуратура в соответствии с федеральным законом о персональных данных, защищающим информацию личного характера, в том числе сведения о медицинском диагнозе, не имеют права запрашивать и получать в медучреждениях соответствующую информацию. Поэтому попадаются, как правило, те, кто оказался под пристальным вниманием управления федеральной службы наркоконтроля.
     Как рассказал старший прокурор отдела республиканской прокуратуры Тимур Хуров, в КБР переданы в суды 68 подобных исков: «На данный момент суды пока успели вынести лишь одно решение. Лескенский районный суд удовлетворил заявление прокуратуры района в отношении гражданина, который, находясь на стационарном лечении по поводу хронического психического расстройства, смог получить водительские права категории «ВС».
     В случае когда вскрывается факт подлога медицинской справки, ставим вопрос об уголовном преследовании врачей, выдавших фиктивный документ».
Тимур Бахов


Дело по «Урванскому джамаату» могут передать в военный суд

     В Верховном суде КБР коллегия из трех профессиональных судей, рассматривающая дело в отношении восьми жителей республики – членов так называемого «Урванского джамаата», – вынесла определение о передаче дела в Северо-Кавказский окружной военный суд. Защитники подсудимых не согласны с таким решением и обжаловали его в Верховном суде России.
     Подсудимым вменяются участие в незаконном вооруженном формировании, бандитизм, убийства, разбойные нападения, посягательство на жизнь сотрудника милиции, незаконный оборот оружия и его хищение («Газета Юга» №47, 2010).
     По результатам предварительного слушания 9 декабря 2010 суд постановил, что дело будет рассмотрено коллегией из трех профессиональных судей Верховного суда КБР. В дальнейшем по инициативе суда на обсуждение сторон вновь был вынесен вопрос о подсудности этого дела.
     Вопрос возник в связи с тем, что 26-летний подсудимый Амир Исаков в момент совершения инкриминируемых ему деяний был командиром взвода управления гаубично-самоходной артиллерийской батареи в в/ч 64201, дислоцирующейся в Прохладном. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ дело в его отношении подсудно военному суду. Вопрос о возможности выделения дела Исакова рассматривался еще на стадии предварительного следствия, и руководитель следственной группы пришел к выводу о невозможности выделения дела в отношении любого из обвиняемых, так как это отразится «на полноте и всесторонности рассмотрения дела судом».
     Принимая решение о передаче дела в Окружной военный суд, Верховный суд КБР сослался на часть 3 статьи 34 УПК РФ, которая гласит: «Если дело подсудно военному суду, то оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности». Верховный суд считает: Исакова должен судить военный суд, его дело выделить нельзя, значит, все обвиняемые должны предстать перед военным судом.
     Защитники подсудимых не согласны с этим. Адвокат Олег Келеметов заявил «Газете Юга», что в уголовно-процессуальном законодательстве в принципе нет положения, в соответствии с которым гражданских лиц может судить военный суд: «Недавние изменения в УПК позволяют это по делам, связанным с терроризмом, незаконными вооруженными формированиями, бандитизмом… Но при наличии угрозы личной безопасности участников процесса и ходатайства генерального прокурора или его заместителя. В нашем случае нет ни того, ни другого».
     Адвокаты также ссылаются на статью 47 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом: «А в законах РФ нет положения, по которому дела в отношении гражданских лиц могут быть рассмотрены военными судами».
     Олег Келеметов подчеркнул, что до 2009 в УПК РФ действовала норма: если по делу проходят военные и гражданские, их дело может быть рассмотрено военным судом, но только с согласия гражданских лиц, в ином случае такие дела были подсудны судам общей юрисдикции: «Полтора года назад эту норму из закона исключили. Но в законе нет положения, в соответствии с которым гражданских лиц должны судить военные суды».
     Участники процесса по-разному подошли и к вопросу о рассмотрении дела присяжными заседателями.
     Подсудимые высказались за присяжных, суд им отказал. При этом спор вновь был связан с одним из подсудимых: 27-летний житель Псыгансу Алим Битохов, считающийся лидером «Урванского джамаата», обвиняется по части 1 статьи 208 УК РФ (создание незаконного вооруженного формирования). В соответствии с изменениями, внесенными в УПК РФ в декабре 2008 («Газета Юга» №51, 2008), присяжные не могут рассматривать дела по таким обвинениям. Исходя из этого, Верховный суд КБР отказал обвиняемым в удовлетворении их ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.
     Адвокаты, посчитав, что такое решение нарушает права остальных подсудимых (они в соответствии с законом имеют право на рассмотрение дела присяжными), направили жалобу в Верховный суд РФ.
Артур Мусов


Стажера спас шкаф

     31 января на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, были допрошены шестеро потерпевших.
     В начале заседания было объявлено, что гособвинители Надбитова и Ванюхов выбыли из процесса. Причину это участникам процесса не объяснили.
     Нальчанин К., работавший в 2005 таксистом, в то утро ехал после ночной смены по ул. Кабардинская в сторону ул. Чеченская. В районе 3 ОВД шла перестрелка. К. видел стрелявшего из кустов у дома №208 в сторону отдела. Таксист остановил машину, которая попала под обстрел. Он и его напарник получили огнестрельные ранения, которые, к счастью, оказались легкими. Недалеко от них лежал раненный в плечо и ногу сотрудник ОМОНа. Они отвезли его в кардиологический центр, так как город был перекрыт и в другие медучреждения добраться было сложно.
     Бывшая сотрудница 3 ОВД А. около 9.15 находилась на первом этаже в своем кабинете, окна которого выходили на Кабардинскую. Услышав стрельбу, она выглянула в окно и увидела трех вооруженных людей в спортивных костюмах и с оранжевыми повязками на головах. Они стреляли по зданию. Женщина открыла дверь в коридор. Несколько сотрудников, отстреливаясь из автоматов, отходили от фойе и поднимались на второй этаж. А. хотела последовать за ними, но в фойе раздался взрыв. Она вернулась в кабинет, закрыла дверь и находилась там до следующего утра, когда ее освободил спецназ. Она позвонила брату в УФСБ по мобильнику, узнала, что на них тоже совершено нападение. Он посоветовал ей лечь на пол. Позже брат позвонил ей и сказал: спецназ предупрежден, что она находится в кабинете.
     В кабинете звонил служебный телефон, чтобы не было слышно звонков, она сняла трубку и положила на стол.
     А. слышала, как нападавшие кричали на второй этаж сотрудникам: «Сдавайтесь! Вы окружены!» Ночью было слышно, что кто-то из них звонил и требовал дать им «Газель», чтобы уехать с заложниками, которых позже они обещали отпустить. Судя по рингтонам, нападавшие говорили по трем телефонам. В какой-то момент телефон передали кому-то из заложников, он разговаривал с министром Шогеновым, который сообщил, что «Газель» будет в 21 час. Нападавшие возмущались, что это долго.
     Дверь кабинета А. кто-то обстрелял, а потом бросили гранату, стал действовать газ. Как ей позже объяснили, вошли спецназовцы и вынесли ее, так как она потеряла сознание.
     Бывший сотрудник 3 ОВД Б. утром 13 октября заступил на суточное дежурство. Около 9 часов начальник отдела приказал выдавать оружие: поступила информация о нападении на УФСИН. Оружие выдать не успели, и Б. с несколькими сотрудниками до следующего дня находились в оружейной комнате. Он смог по полу толкнуть коллегам, находившимся в дежурной части, автомат и один рожок.
     Сотрудник 3 ОВД А. в момент нападения вместе с 7-8 коллегами оказался в комнате выдачи противогазов. Кто-то бросил туда гранату. А. был ранен, потерял сознание и очнулся только на ступеньках ОВД. Согласно показаниям других потерпевших, данным ранее, все, кто находился в этой комнате, стали заложниками. Их перевели в помещение для задержанных.
     После этого нападавшие позволили вынести тяжелораненого А. на ступеньки, а затем разрешили еще одному раненому заложнику уйти. Последний и оттащил А. в безопасное место, откуда его увезли в больницу. Затем он долго лечился в Москве.
     1 февраля суд допросил четырех потерпевших.
     Житель Терека Б. вечером 12 октября 2005 находился на вечеринке. У девушки пропал телефон, и всех участников застолья – 5-6 человек – отвезли в 3 ОВД. Когда утром 13-го напали на отдел, Б. с другими задержанными находился в «обезьяннике». Замок на клетке сломал один из нападавших, и они находились вместе с милиционерами, оказавшимися в заложниках.
     В показаниях Б. говорилось о неизвестном мужчине, который вошел в отдел с улицы. Он принес упаковку воды и вел переговоры с нападавшими. Позже он вернулся снова, пообещал, что им дадут автомашину, чтобы уехать. Мужчина попросил отпустить раненого сотрудника. Нападавшие разрешили. Б. помог неизвестному вынести раненого и таким образом покинул здание ОВД.
     Бывший сотрудник 3 ОВД Т. в момент нападения оказался в комнате выдачи спецсредств, где находились еще 7-8 безоружных сотрудников. Нападавшие бросили туда гранату, один из милиционеров получил тяжелое ранение ног.
     Нападавшие приказали им выйти и перевели в комнату разбора административных правонарушений, где позже оказались и задержанные гражданские лица.
     Нападавшие говорили, что они захватили город: «Где же ваш хваленый ОМОН?!» Заложникам они не угрожали – разговаривали на религиозные темы, о службе в милиции.
     Сосруко Апшацев (он возглавлял группу, атаковавшую 3 ОВД) взял телефон у Т. и позвонил своему отцу, просил забрать его из отдела. Потом Апшацев разговаривал с представителями МВД, просил дать коридор, обещал в противном случае расстрелять заложников.
     К вечеру нападавшие ожидали машину, которую им обещали предоставить. У выхода на лестницу, ведущую на второй этаж, они ставили одного из заложников. При этом предупредили находящихся наверху милиционеров: если кто-то оттуда будет спускаться, заложник будет убит.
     В один из моментов перед лестницей оказался Т. Он видел, что дверь на задний двор открыта. Неожиданно витринные стекла на главном входе в отдел стали осыпаться. Все подумали, что начинается штурм. И нападавшие, и заложники разбежались по углам. Т., воспользовавшись этим замешательством, сбежал через задний двор.
     Отвечая на вопросы председательствующей, Т. заявил, что нападавшие имели цель захватить отдел, а дальше, возможно, им должны были дать какие-то указания. Они пытались связаться с кем-то по рации. Возможно, нападавшие получили какую-то информацию, что общая атака отбита, поэтому потребовали автомашину и коридор.
     Вместе с тем потерпевший отметил, что он не слышал разговоров о смене государственного строя.
     Сотрудник милиции П. осенью 2005 был стажером и в то утро находился со своим напарником майором Хачимом Абазовым в кабинете, расположенном на первом этаже с торцевой части здания. К ним зашел 22-летний нальчанин Азамат Цавкилов, которому должны были возвратить водительское удостоверение. Около 9.10 началась стрельба, к ним в кабинет забежала сидевшая в соседнем помещении сотрудница УФСИН Эллина Шикова. Они закрыли дверь и сели на пол. П. оказался за шкафом. Через некоторое время дверь в кабинет взломали. П. услышал, что вошедший сказал кому-то: «Здесь женщина». Из коридора приказали стрелять. Потерпевший слышал, как очередью из автомата были убиты три человека. Его нападавшие не увидели.
     П. просидел на том же месте до утра 14 октября. Снова началась стрельба, дым, он стал терять сознание (позже ему сказали, что это был газ). Он смутно помнит спецназовцев, которые вывели его из кабинета. После перенесенных потрясений П. заболел псориазом.
     Бывший сотрудник 3 ОВД Р. в момент нападения также оказался в комнате для спецсредств и стал заложником. Вечером 13-го нападавшие предложили милиционерам позвонить в МВД и потребовать автотранспорт. Все молчали, и Р. со своего мобильника позвонил в дежурную часть, объяснил ситуацию и попросил соединить с министром. С этого момента и до 0.30 ночи он еще несколько раз говорил с Хачимом Шогеновым, и всякий раз отвечали, что машина скоро будет. «Газель» подъехала около 6.00-6.30, они пошли к ней колонной по три человека: по краям – заложники (милиционеры и гражданские), в середине – нападавшие. Когда дошли до «Газели», Сосруко Апшацев, по словам потерпевшего, приказал гражданским заложникам вернуться в отдел: «Первоначально он хотел и их взять с собой, но потом сказал: «Если что-нибудь произойдет, не хочу, чтобы пострадали гражданские». Милиционеров-заложников посадили вдоль окон «Газели», в центре – шестеро нападавших. В пути, по словам Р., микроавтобус сделал резкий маневр вправо, Р. потерял равновесие, так как руки все время держал за шеей, ударился головой, потерял сознание и очнулся только в санчасти МВД. Он не помнил ничего о спецоперации, в результате которой все нападавшие были убиты, а заложники остались живы. Он заявил, что ему неизвестно о применении газа в салоне «Газели». Вместе с тем отметил, что его все время тошнило, а врач объяснил: «При сотрясении всегда так бывает».
     Отвечая на вопросы Азамата Ахкубекова, Р. сообщил, что после отъезда «Газели» все гражданские заложники оставались живы. Между тем было известно о гибели в отделе К. и Т. Подсудимый, как и на предыдущих заседаниях, заявил, что двух гражданских во время штурма убили сотрудники спецназа.
     Р. рассказал, что в ночь на 14-е 2-3 раза в отдел заходил родственник Сосруко Апшацева, уговаривал его сдаться, но безуспешно.
Олег Гусейнов


Происшествия
Убит глава администрации Чегемского района

     28 января в Чегеме во дворе собственного дома был убит Михаил Мамбетов.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Чегемскому району СКР по КБР, Мамбетов и его водитель на служебном «Гелендвагене» подъехали к дому на Октябрьской около 19.50. Машина осталась у ворот. Первым в калитку вошел водитель, за ним глава администрации района. В это же время у калитки, которая не была сплошной, а имела ажурный рисунок из металла, появился неизвестный и открыл огонь из автоматического оружия калибра 9 мм (это могли быть автоматический пистолет Стечкина или пистолет-пулеметы «Кипарис» или «Кедр»). Преступник, как было установлено позже, сделал 14 выстрелов, 11 из них попали в Михаила Мамбетова. Он скончался по пути в больницу.
     Одна из пуль задела щеку водителя по касательной. Он открыл в неизвестного огонь из травматического пистолета. Во дворе находился также сотрудник ОВО, вооруженный автоматом Калашникова калибра 5,45 мм. Он тоже произвел в преступника несколько выстрелов.
     На следующее утро на улице рядом с домом погибшего были обнаружены следы крови. Возможно, нападавший был ранен. Там же был найден пистолет Макарова с полным боекомплектом и патроном, досланным в патронник. Предполагается, что это был запасной экземпляр оружия убийцы, который не понадобился ему и был утерян, когда он покидал место преступления.
     По предварительным данным, стрелявший приехал на машине: в тот вечер на улице видели «Ладу-Приору». Преступник укрывался за елью недалеко от ворот, а после убийства уехал на машине, поджидавшей его на одной из соседних улиц.
     Уголовное дело, возбужденное в СО по Чегемскому району по статьям убийство, покушение на убийство и незаконное владение оружием, передано в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР по КБР.
     Михаил Мамбетов окончил инженерно-технический факультет КБГУ по специальности инженер-строитель. В 1975-1980 работал мастером участка в строительном управлении «Сельхозтехники», в ПМК-1 «Каббалкводстроя», в филиале объединения «Телемеханика» в Чегемском районе. С 1980 начальник участка СУ-11 треста «Каббалкгражданстрой» и строительного управления треста «Монолит». В 1986-1993 директор кооператива «Зодчий», малого предприятия «Карина».
     В декабре 1993 указом президента КБР назначен главой администрации Чегемского района. Легенда гласит, что осенью 1992 Михаил Мамбетов пришел в окруженный оппозиционерами Дом правительства и заявил о готовности защищать власть. Это и стало причиной его назначения. Он проработал в этой должности 17 лет. Дольше него муниципалитет возглавлял только руководитель Терского района Максим Панагов.
     Михаил Мамбетов был депутатом Совета представителей парламента КБР двух созывов.
     Людская молва связывала его интересы с различными сферами бизнеса, в том числе с алкогольным.
     Михаила Мамбетова похоронили 30 января, через день после гибели: ждали кого-то из близких родственников, находившихся в отъезде. 27 декабря ему исполнилось 57 лет.
     У него остались вдова и четверо детей.


Ранен начальник Урванского РОВД

     Утром 31 января в двух районах Кабардино-Балкарии появились заминированные баннеры, обозначающие границы, установленные запрещенной экстремистской организацией «Имарат Кавказ». В результате взрыва одного из них были ранены начальник Урванского РОВД и его водитель.
     Около 8 утра начальник отдела Анатолий Сундуков направлялся на работу по автотрассе «Кавказ». Примерно через 30 метров после дорожного знака, обозначающего начало Урвани, полковник Сундуков и его водитель увидели деревянную конструкцию, на которой был закреплен светлый холст размером 1,5 на 2 метра с указанием «Юго-Восточный сектор».
     Когда сотрудники приблизились к баннеру, произошел взрыв радиоуправляемого СВУ.
     Примерно в это же время такой «пограничный знак» был обнаружен в Черекском районе у с. Герпегеж. Взрывотехники с помощью специального робота разрушили взрывное устройство.
     Утром 1 февраля баннер «Юго-Западного сектора» появился на трассе «Кавказ» близ административной границы Баксанского и Чегемского районов. На железобетонном столбике был закреплен деревянный брус, к которому был прибит фанерный щит с надписью.
     Часть дороги была перекрыта. Вызванные из Пятигорска взрывотехники с помощью специального робота подорвали взрывное устройство.


Найден специалист по банкам

     Сотрудниками управления ФСБ задержан 25-летний житель Нальчика – автор анонимных сообщений о минировании нескольких банков столицы республики.
     Как сообщили в пресс-службе УФСБ, 20-26 января на электронные адреса банков «Еврокоммерц», «Бум-Банк», «Нальчик» и МКБ поступали анонимные письма о взрывных устройствах, заложенных в кредитных учреждениях. («Газета Юга» №4). На место происшествия выезжали сотрудники ФСБ, МВД, МЧС и других служб. Работников банков эвакуировали, при обследовании зданий ничего не обнаруживалось.
     Был установлен компьютер, с которого отправлялись анонимки: нальчанин посылал сообщения из своей квартиры. По предварительным данным, у подозреваемого были долги, и перебои в работе банков служили ему своеобразным алиби для их невозврата.
     В УВД по Нальчику возбуждено уголовное дело по статье 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма).
Ахмед Акбашев


Таксист запомнил провожающего

     В следственном отделе по Нальчику СКР по КБР расследуется уголовное дело по покушению на убийство таксиста и разбойному нападению. Обвиняемыми по делу проходят двое 20-летних нальчан.
     Как рассказал «Газете Юга» следователь по особо важным делам Артур Бахов, нигде не работающие, имеющие неполное среднее образование Г. и Ш., один из которых женат, имеет малолетнего ребенка и был судим за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, договорились напасть на таксиста и завладеть автомашиной. 19 января около часа ночи, вооружившись ножами, они пришли на стоянку такси в начале ул. Шогенова в столице республики и договорились с 39-летним жителем Чегема Т., занимающимся частным извозом на своих «Жигулях» 99-й модели, доехать до комплекса «Фруктовый сад» в районе поста ДПС «Шалушка». По дороге молодые люди изменили свои намерения и попросили отвезти их в Чегем, но таксист отказался туда ехать. Въезд во «Фруктовый сад» был закрыт шлагбаумом. Тогда Г. и Ш. захотели добраться до ул. Фурманова, где во дворе одного из жилых домов стали наносить таксисту удары ножом в шею, спину и грудь. Они так усердствовали, что один из них ранил второго в руку. Получив множество ранений, хозяин машины смог выбраться из салона и убежать. Молодые люди не стали преследовать его, а попытались уехать с места происшествия, но водитель сумел забрать ключи с собой. Нападавшие пытались завести мотор, но не смогли сделать этого.
     Таксист добрался до ближайшей АЗС, где ему вызвали скорую. По предварительным данным, раны, полученные им, квалифицируются как тяжкий вред здоровью.
     В ходе расследования выяснилось, что один из нападавших накануне днем провожал свою родственницу и посадил ее в машину именно этого таксиста. По дороге девушка попросила водителя позвонить с его телефона маме. Хозяин машины запомнил парня, провожавшего девушку. По этой цепочке и были задержаны оба обвиняемых. Один из них скрывался у своих родственников в Нальчике, второй уехал в Морзох.
Ахмед Акбашев


Спорт
Клед оставил след

     Одолев в двухраундовом противостоянии в Волгограде местный «Аквариус» 97:66 и 96:73, питомцы Александра Кирина еще более упрочили свое лидирующее положение. Накануне решающих игр чемпионата их позиции тверды и непоколебимы. Скорее всего в финальную пульку из зоны «Юг» «нефтяники» шагнут с первой строки.
     «В связи с двухматчевой дисквалификацией Коршунова, мы вынуждены были перестроиться, – рассказал тренер нальчан. – Роль ярко выраженного тяжелого центрфорварда решили отвести Кледу Дзабе. И Клед прекрасно с ней справился! Судите сами: если коэффициент полезности игрока достигает отметки 0,5, то он уже считается добротным. Во второй встрече нападающий довел его до 1,42, набрав в итоге 43 очка. По баскетбольным меткам это просто фантастика!»
     Уверенно выйдя на волжскую авансцену, Клед-Тиффани Дзаба-Биканду продолжил начатое во Владикавказе дело Василия Гладышева. Филигранная техника мулата с российским паспортом оставила в сердцах болельщиков «Аквариуса», по их признанию, неизгладимый след. Такого зажигательного баскетбола они не видели давно!
     «Я могу сказать, что мы сейчас выходим на тот уровень, который должны показывать. Победу над «Аквариусом» я расцениваю как плод командных действий. «Аквариус» в одно время выступал в Кубке Корача, у них приличная молодежь, которая играет в детской Евролиге. Из всех наших соперников мне эта команда нравится больше других», – заключил Александр Кирин.
     «Роснефть-КБТК» одержала шестнадцатую победу подряд. На первом этапе ей осталось провести два домашних матча с «Дизелистом» и сыграть в перенесенной игре с «Аланией-Баскет».
Алим Пшибиев




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2011 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru