Газета Юга
Газета Юга №42(867)
21 октября 2010 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Некоторые предприниматели и бухгалтеры обходятся без ИФНС

     В Кабардино-Балкарском институте бизнеса прошел круглый стол, посвященный проблемам взаимоотношений налоговых органов и налогоплательщиков.
     Участникам встречи были предложены результаты проведенного студентами института социологического исследования, которые показали, что 5% опрошенных индивидуальных предпринимателей, 10% бухгалтеров и 65% руководителей вообще не обращаются в налоговые органы. 52% респондентов довольны работой налоговиков, 23% недовольны и 25% довольны не в полной мере. Самый большой процент «недовольных» – 33 – среди руководителей. Еще 17% из них не в полной мере удовлетворены работой фискального органа.
     У 67% опрошенных никогда не возникали конфликты с налоговиками, у 33% такие ситуации имели место. Больше всего конфликтовали бухгалтеры – 50% респондентов, самые мирные отношения с налоговыми органами у руководителей: только 17% из них имели конфликты.
     Почти треть опрошенных считают, что налоговики должны изменить свое отношение к налогоплательщикам, 15% уверены: работникам ФНС надо повысить квалификацию. Остальные респонденты не желают ничего менять или затрудняются ответить. О необходимости уважительного отношения заявили 21% индивидуальных предпринимателей, 38% бухгалтеров и только 3% руководителей.
     За повышение квалификации сотрудников налоговой службы высказались 15% индивидуальных предпринимателей, 1% бухгалтеров и 2% руководителей.
     Руководитель инспекции ФНС №1 по Нальчику Татьяна Евстигнеева сказала, что результаты опроса ее приятно удивили: «Достаточно приличные цифры. А конфликтов, я думала, будет больше. Порой приходят люди разъяренные, обиженные, но не всегда причина этих обид в нас. Люди получают уведомление на транспортный налог за автомашину, которой они уже не владеют, или на земельный налог за проданный давно участок. Такие же проблемы с домовладениями (квартирами). Есть случаи, когда уведомление приходит на имя умершего. Но чаще всего это не наши ошибки: мы пользуемся базой данных других регистрирующих государственных структур».
     Генеральный директор ОАО «Телемеханика» Аслан Каиров указал на чрезмерную централизацию налоговых органов: «Мы вошли в реструктуризацию по налоговым долгам, с 1 января подали документы, срок рассмотрения – 2 месяца, а в это время пени и штрафы «щелкают», но они в реструктуризацию не входят. Вроде бы мелочь, а налоговик принять решение не может. Либо надо закон поменять, либо руководителям на местах давать право решать такие вопросы».
     Аслан Каиров задался вопросом: «Что ждет бизнес с 1 января?» Он указал, что налоговая база «вроде сокращается», но с нового года увеличиваются страховые взносы во внебюджетные фонды – для малого бизнеса с 14 до 34%: «А как будет малый бизнес? Какая будет инфляция? Цены на услуги и продукцию возрастут. А для большого бизнеса – рост 8%. Там еще НДС на это «накрутить», возрастет на 10-11%. А это 30% налогооблагаемой базы. Это значит, увеличится стоимость продукции, либо работодатель должен сокращать рабочие места. Что мы сейчас и делаем. Мы закупили новое оборудование. Два года назад взяли 70 человек, теперь 40 убираем, потому что эта линия заменяет 350 человек.
     С одной стороны, я государство понимаю, у нас проблемы со средствами для выплаты пенсий. Но надо вводить дифференцированный налог на имущество, на роскошь, налог на доходы физических лиц дифференцировать. Это сложно, но надо работать».
     Руководитель «Телемеханики» указал еще на одну проблему: если налоговый инспектор пришел на предприятие, он обязательно должен что-то найти.
     Татьяна Евстигнеева не согласилась с ним, отметив, что проверяющий заранее готовится, отслеживает движение средств на расчетном счете, запрашивает информацию у различных структур и только после этого идет на предприятие: «А зачем холостой выход?»
     Заместитель руководителя департамента финансов администрации Нальчика Ахмед Губачиков рассказал о новой услуге ФНС России «Личный кабинет налогоплательщика»: «Вводишь свой ИНН, фамилию, имя, отчество. Вам «выбрасывают» ваши данные о транспортном налоге и налоге на имущество. Но это информация, поступившая из низового налогового органа. Дальше по всем разногласиям и уточнениям вам рекомендуют обращаться в налоговую инспекцию, низовую. Звонок туда: «Прошу разобраться, вот номер квитанции об уплате налога». Вам отвечают: «Ничего не знаем. Приходите сюда!» Поэтому налоговой службе надо работать над «наполнением» электронных ресурсов».
     Ахмед Губачиков остановился на проблемах бюджетной обеспеченности муниципалитетов, отметив, что бюджетные доходы не позволяют им в полной мере реализовывать все задачи, возложенные на них 131 законом: «32 вопроса отнесены к полномочиям местного самоуправления, а закреплено за ними два налога: земельный и на имущество. Последний для городского бюджета – капля. Чуть больший вес имеет земельный налог. Основой для бюджета является налог на доходы физических лиц, город получает 30% этого налога. Мы ставим вопрос об увеличении доли, получаемой местным бюджетом. Обращались в парламент, в Минфин, но…»
     Татьяна Евстигнеева подчеркнула, что хотелось бы лучшего отношения к налоговикам «в плане заработной платы»: «Честно вам скажу, зарплата никакая у работников, а ответственность очень высокая. Просто в республике мало рабочих мест. Мы знаем, какой список рабочих мест и какие очереди стоят, чтобы устроиться на работу. Но уровень заработной платы не соответствует квалификации и объему труда, который мы выполняем. Но это претензии к правительству страны».
Олег Гусейнов
Общество
С фонариком, но без участкового

     Переписчики Александр и Оксана Штарк надеются заработать около 10 тысяч за 10 дней:
     «Привлек хороший заработок. Мы студенты СГА, будущие программисты. Рассказали о том, что можно устроиться переписчиком, знакомые. Быстренько прошли учебу плюс взяли материалы на дом, за сутки все выучили и вышли на работу. Нам выдали ручки, бланки, шарфики, фонарики, сумки и бейджики.
     Ходим вдвоем для безопасности, хотя положено по одному. У нас нет свистков, чтобы сигнализировать в случае опасности. И участковый по «нехорошим» квартирам с нами не ходит – просто дали его номер: звонить если что. По правилам он должен заходить с нами внутрь. Страшно в некоторые квартиры заходить...
     План – 40 человек в день. Люди разные. Кто-то заводит в дом, приглашает к чаю. Кто-то в коридоре разговаривает. Кто-то даже в дверь не пускает, стоим в коридоре. Есть и приятные ситуации. Один раз дали шоколадку, один раз яблоками угостили и еще подарили открывашку.
     Была ситуация, когда мать оказалась даргинкой, отец – лезгином, а сын – кабардинцем. Пока ни хоббитов, ни джедаев не попадалось...»
     Один из «передовиков» переписи – студент экономического факультета КБСХА Артур Портов. Он работает в паре с однокурсником Расулом Гусейновым: «Обещали нам по 4700 с вычетом налога. Ситуации разные бывают – кто-то в трусах выходит, кто-то варениками угощает. Интересно было, когда пришли переписывать дочку президента. Правда, ее дома не оказалось. Мы оставили адрес участка охраннику...
     Говорить с населением учились по видеоролику, но некоторые вопросы мы не задаем – например, про пол. У нас там, кстати, есть графа про однополый брак, но на нашем участке еще такого не было, хотя иногда подозрения были. Но мы должны писать только то, что люди говорят. Не имеем права спрашивать документы. Что бы ни ответили, все должны записать».
Алиса Баева
Культура
Только пейзажи

     Иорданская компания Motion начала в Кабардино-Балкарии съемки фильма с рабочим названием «Отчизна». Рассказывает продюсер и директор картины 32-летний Мутаз ДЖАНКОТ:
     Там не будет людей, не будет интервью, не будет событий, никаких слов, названий или пояснений – только пейзажи Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи и Абхазии. Разумеется, фильм рассчитан в первую очередь на черкесскую диаспору во многих странах, но также на зрителей всего мира, которые смогут увидеть Кавказ не однобоко, а с другой стороны – как колыбель человечества. Я задумал, что люди, посмотрев этот двухчасовой фильм, захотят увидеть своими глазами эту красоту.
     Фильм будет сопровождаться музыкой этих краев. Основой послужит материал местных исполнителей, который я найду здесь и переработаю уже в Иордании. Музыка будет, так скажем, «интернационализирована», ремиксована, чтобы быть понятней всем. Что-то вроде того, что сделал Юрий Темирканов, – сопровождение королевского оркестра для адыгской гармошки.
     Бюджет фильма – около миллиона долларов. На моем счету 48 фильмов и 6 различных наград. Идея снять такой фильм витала уже года два – я уже имел достаточный опыт, сняв несколько подобных фильмов о Европе, Египте, Ливане и Иордании. Но какие-то дела все время мешали приступить к проекту. Наконец собрался и приехал сюда. Сначала без камер, без группы – «на разведку». Мои родственники живут в Кенже. Они и многие другие настойчиво рекомендовали Ибрагима Яганова как человека, выращивающего лошадей кабардинской породы, прекрасно знающего все уголки Кабардино-Балкарии, близко общающегося с Русским Географическим Обществом. Я очень доволен помощью, которую он нам оказал, и благодарен ему. Мы отсняли Нальчик, Чегемское и Баксанское ущелья, гору Канжал, Тызыл, плато Инал, где Ибрагим держит лошадей, гору Наушидза, село Каменномост, Зольские пастбища.
     Центровой фигурой в фильме станет Эльбрус. Правда, с погодой до сих пор не везло, но мы дождемся. Намерены пробыть здесь еще около месяца.
     Я знал, конечно, что на Кавказе, в Кабардино-Балкарии сейчас не везде безопасно, но решили просто не обращать на это внимания и не менять планы. Ведь это наша родина. Объездили множество мест, но с безопасностью не возникло никаких проблем.
     Моя команда – это оператор и одновременно монтажер Джафар аль-Нофэль, «на хозяйстве» Джамлан Бетока, администратор и переводчик Мохаммад Апеш. Мы все адыги, но, к сожалению, не знаем, кроме Мохаммада, родной язык. Причем мои родители говорят на нем, но в школе мне его не преподавали, и, так как рано стали учиться, работать и практически им не пользовались, потеряли его. Знаю английский, арабский, итальянский, испанский, но адыгский пока нет. Уверен, что найду силы и время и выучу его.


Арсен Гушапша: это знак

     В Майкопе на открытии северокавказского филиала Музея искусства народов Востока скульптор Арсен Гушапша представил проект мемориального комплекса, посвященного адыгам, изгнанным с Родины вследствие Русско-Кавказской войны («Газета Юга» №20).
     «Экспозицию собирали москвичи из Музея искусства народов Востока. Там были представлены союзы художников со всего региона. Я презентовал музею копию Древа жизни. Но основной задачей было представить наш проект с архитектором Асей Мидовой.
     В июне часть проекта уже выставлялась в Москве в Манеже на конкурсе «Мое Отечество». Екатеринбургский художественный фонд включил российскую часть мемориала в 50 лучших проектов.
     В полноценном варианте проект был представлен впервые. Поступило предложение сделать персональную выставку в Москве. Подходили разные люди, не только адыги, оставляли визитки, предлагали помощь. Высказывали мнение, что создание такого мемориала очень актуально, особенно в рамках подготовки к Олимпиаде.
     Мемориал был представлен как раз в контексте того, что надо предпринимать какие-то шаги. Он не ставит каких-то исторических акцентов, не дает оценок. Это знак, выражающий состояние народа.
     Этот проект не может сделать того, что должны сделать историки, литераторы, политики. Ведь людям надо объяснять, о чем идет речь.
     Человеку, который родился век спустя, не за что чувствовать вину. Другое дело, государство, для которого не должно быть народов первого сорта, второго. Взять хотя бы Гражданскую войну – не меньше несчастий она принесла своему народу. Но как-то ведь осознали, царя перезахоронили, сделали выводы. Я не говорю о покаянии. Но осознание-то должно прийти.
     Михаил Шемякин, открывавший в музее свою выставку «Рисунки в стиле Дзен», вместе с президентом Адыгеи Асланом Тхакушиновым выразил поддержку проекту.
Алена Мякинина
Право
УФСИН атаковал 15-летний мальчик

     18 октября на процессе по делу о событиях 13 октября 2005 был допрошен один свидетель.
     Бывший инспектор ДПС М. в тот день не работал, к нему заехал его коллега Д., и они в первой половине дня находились в разных точках в районе Центра «Т», 2 ОВД и Управления ФСБ, наблюдая за событиями со стороны. Когда боестолкновения стихли, к М. и Д. подошел человек в гражданском и сказал, что в магазине «Подарки» заложники и среди них его жена. Сотрудники вышли на площадь 400-летия, их стали обстреливать из здания ФСБ: «Мы укрылись в неработавшем фонтане. Стали кричать им: «Мы свои!» Они нам: «Если свои, должны быть белые повязки на рукавах». Мы подошли к зданию, и нам из окна передали повязки».
     М. видел «Жигули» 15-й модели, стоявшие на площади. Из них вышел человек и направился в «Подарки». По нему открыли огонь из здания ФСБ, он был ранен, но успел забежать в «Подарки». В показаниях свидетеля на предварительном следствии говорилось, что в бежавшем в магазин человеке он узнал «по ориентировке» находившегося в розыске Алима Желихажева. М. заявил, что таких показаний он не давал.
     В один из моментов в то утро М. и его коллега оказались на ул.Мечникова у закрытых ворот детского стадиона. Милиционеры, находившиеся на 2 этаже административного здания стадиона, заметили за туалетом человека в гражданском и попросили их задержать его. В протоколе допроса в октябре 2005 М. говорил, что неизвестный по приказу сотрудников, пребывавших в здании, вышел из-за туалета. Он через щели в воротах направил на него автомат, который взял у коллеги Д., и заставил его раздеться до трусов.
     Через пять лет свидетель отказался от этих показаний, заявив, что следователь, видимо, не понял его: «Раздеться ему приказали сотрудники, которые находились в здании. Из-за туалета он вышел уже в трусах с поднятыми руками». «Зачем его заставили раздеться?» – спросил кто-то из участников процесса. «Наверно, в целях безопасности», – ответил М.
     Наставив автомат на человека в трусах, М. потребовал перелезть через ворота на ул. Мечникова. Неизвестный отказался. Тогда М. сам решил перебраться на стадион, но со стороны Пачева шла стрельба, и он не решился и вынудил задержанного, преодолев ворота, оказаться на Мечникова. К неизвестному применили «приемы рукопашного боя», надели наручники и передали другим сотрудникам милиции, которые отвезли его в УБОП. Еще раньше из-за забора передали его одежду, в карманах которой был паспорт неизвестного, фамилию которого свидетель не помнил. «Он, кажется, был сотрудником МЧС, и его отпустили», – сказал М. «Зачем нужны были приемы рукопашного боя?» – спросили свидетеля. «В связи с опасной обстановкой в городе», – ответил он. «Что значит «приемы рукопашного боя?» – «Мы его просто скрутили». Свидетель признал, что, заставляя задержанного перебираться через ворота, когда вокруг шла стрельба, подвергал его жизнь опасности: «Тогда угроза была для любого в городе». «Почему заставили его перелезать?» – спросила Галина Гориславская. «Сотрудники из здания сказали: пусть перелезает», – ответил М. «Это был приказ?» – уточнила председательствующая. «Нет, но так сказали».
     Отвечая на вопросы защиты и подсудимых, М. рассказал, что слышал о закрытии мечетей, но не знает, в связи с чем это происходило. Слышал и о насилии в отношении верующих: «Наверно, для устрашения или получения информации». Он сообщил суду, что на разводах давали задание обращать особое внимание на так называемых ваххабитов, а наличие «бороды и тюбетейки» могло стать причиной досмотра автомашины. «Только наличие бороды и тюбетейки?» – уточнила Галина Гориславская. «Да», – подтвердил свидетель.
     19 октября суд приступил к рассмотрению эпизода нападения на Управление Федеральной службы исполнения наказаний и допросил семерых потерпевших.
     Согласно выводам следствия, группу, атаковавшую УФСИН, возглавлял 28-летний житель Кенже Мурат Кушхов, имевший радиопозывной «Яхья» (ему удалось скрыться после нападения, он объявлен в международный розыск). В группу входили жители Кенже, Шалушки, Терека, Алтуда, Дейского, Исламея и Нальчика Альберт Бегидов, Руслан Тишков, Роман Гендугов, Анзор Карданов, Ахмед Гонибов, Тимур Гацалов, Азамат Байсиев и Локман Архестов, которому было 15 лет. Остальные – в возрасте от 20 до 37 лет. О том, как создавалась группа, в деле мало сведений. У них был схрон с оружием в лесу близ Кенже.
     Утром 13 октября они выехали из Кенже на двух машинах: светлом «Мерседесе» и красных «Жигулях»-«восьмерке». Группа была вооружена 8 автоматами, а также карабинами, гранатами. Боестолкновение продолжалось с 9.10 13 октября до 12.00 14 октября.
     Восемь нападавших были убиты. Кушхов скрылся. Бегидов, не заходивший на территорию УФСИН, был ранен, его доставили в больницу, а позже увезли в УБОП. Он единственный из членов группы оказался на скамье подсудимых.
     В ходе нападения погибли трое сотрудников УФСИН: майор Джумагельди Нурсахатов, прапорщик Сергей Хлопов и младший сержант Иван Корчагин, ранение получили 6 сотрудников управления.
     Ущерб, причиненный зданиям и автомашинам юридических и физических лиц, составил 8 млн 830 тыс. рублей.
     Отчим 23-летнего Ивана Корчагина рассказал, что воспитывал его с 3-х лет. Он был женат, сыну на тот момент исполнился годик, а уже после гибели младшего сержанта родилась дочь. Хоронили Ивана Корчагина в закрытом гробу, его тело подверглось значительному термическому воздействию.
     Вдова Нурсахатова рассказала, что она лежала в больнице с трехлетней дочерью. Вечером 12 октября 2005 муж навестил их. Утром 13-го он отвел старшую дочь в детский сад и поехал на службу на своей «девятке». После развода ему необходимо было выехать, он открыл ворота, и в этот момент его сразила автоматная очередь.
     «Девятка» в ходе нападения получила различные повреждения на 70 тыс. рублей. Их вдове возместили.
     Потерпевшей пришлось ответить и на ряд вопросов, связанных с ее работой в СИЗО. Она сообщила, что подследственные не говорили о необходимости свержения государственного строя и лично ею физическое насилие не применялось, а как проходили «другие режимные мероприятия», ей неизвестно.
     Вдова Сергея Хлопова рассказала, что муж ушел на работу утром 13 октября, она оставалась дома с трехлетним ребенком. Утром 14-го ей сообщили, что он погиб. Тело супруга выдали 15-го, его хоронили в закрытом гробу. Потерпевшей были заданы вопросы, связанные с ее работой в республиканской больнице УФСИН. Выяснилось, что большинство ее пациентов могут свободно выходить из палат на прогулку, а проходящих по делу о событиях 2005 «держат под замком».
     Сотрудник УФСИН Г. в то утро находился в кабинете одного из руководителей. Когда со стороны КПП послышались выстрелы и взрывы, он получил автомат в дежурной части, выбежал во двор и побежал в сторону КПП. Остановившись под крышей у входа в подвал, он обнаружил, что из здания, кроме него, никто не вышел. Вскоре во дворе управления под навесом, где стояли служебные автомашины, он увидел двух неизвестных в камуфляже, разгрузках, масках и с автоматами. Рядом с ними появился третий. Они открыли по нему огонь, он ответил выстрелами из автомата. Через некоторое время он был ранен осколками гранаты из подствольника. Расстреляв весь боезапас, Г. сумел возвратиться в здание. У него было несколько не очень тяжелых ранений. Врачей в здании не было, ему оказали медпомощь сотрудники.
     После 14 часов через окна второго этажа по приставной лестнице Г. удалось эвакуировать из здания и отправить в больницу. Около двух недель он лечился в госпитале в Москве.
     Сотрудник УФСИН М. в то утро находился в здании управления, получил автомат и занял позицию на 2 этаже. Он видел одного из нападавших в маске и спортивной куртке. Слышал крики нападавших, звавших друг друга «Яхья», «Ваха» и предлагавших сдаться, обещая «никого не тронуть». Потерпевший получил контузию от взрыва гранаты, 10 дней лечился в санчасти.
     Он сообщил суду, что по долгу службы знаком со всеми обвиняемыми: в 2007 был заместителем начальника СИЗО по воспитательной работе. Потерпевший рассказал, что в тот период имел профилактическую беседу с Альбертом Бегидовым, который сообщил: его ранили сами нападавшие, потому что он не хотел вместе с ними атаковать здание УФСИН. Из допроса М. выяснилось, что все подсудимые состоят в СИЗО на профилактическом учете как «склонные к экстремизму, лидерству, побегу, захвату заложников».
     Подсудимые заявили, что находящиеся на подобном учете выводятся на прогулки только в наручниках, а их передвижение по СИЗО возможно только в сопровождении конвоя, возглавляемого офицером. Сергей Казиев сообщил суду, что из-за этого он не имел возможности получить консультацию некоторых врачей, приходивших в следственный изолятор: его было некому сопровождать. Казиев пытался выяснить детали постановки на профилактический учет и снятия с него. Председательствующая сняла некоторые вопросы, считая, что они не относятся к существу рассматриваемого дела. Подсудимый сделал официальное возражение на действие суда, подчеркнув, что ему не дают установить факты физического и морального давления на него и тем самым нарушают его права.
     Водитель УФСИН К. находился во дворе управления, когда раздались взрывы у КПП. Он возвратился в здание, получил автомат и занимал позицию вблизи дежурной части. Нападавших не видел и не стрелял. При взрыве гранаты получил осколочное ранение лица. Лечился амбулаторно.
     Сотрудник УФСИН М. сообщил, что подсудимый Артур Кучменов – его троюродный брат, и рассказал, что получил оружие и занял позицию на 2 этаже. Видел силуэты 5-6 нападавших, которые стреляли со стороны «Автогазсервиса». М. вел ответный огонь. От разрыва гранаты получил легкую контузию. Подсудимый слышал возгласы: «Аллах акбар!» и общение некоторых нападавших на ингушском или чеченском. Отвечая на уточняющие вопросы защиты, он заявил: «Я слышал крики «Ваха! Ваха» и, возможно, поэтому решил, что среди них были чеченцы и ингуши.
     По его словам, ему ничего не было известно о насилии в отношении обвиняемых, а с еще одним братом, амнистированным по этому делу, он на эти темы не разговаривал.
     Все потерпевшие заявили об отказе от исковых требований о возмещении материального ущерба и морального вреда.
Олег Гусейнов


В выдаче тел отказано

     Нальчикский городской суд отказал в удовлетворении жалобы родителей Анзора Татарова, Аслана Лупежева и Алия Гузиева, просивших обязать следователей следственного отдела по Нальчику СУ СК по КБР выдать тела их сыновей.
     Сыновья заявителей были убиты 28 августа во время спецоперации по ул. Захарова в Нальчике («Газета Юга» №35). В тот же день родственники опознали их тела. Родители членов НВФ обращались с просьбой о выдаче тел, но не получили их. Заявители подчеркивали, что в соответствии с российским законодательством особый порядок захоронения, то есть невыдача тел, предусмотрена только в случае, если смерть наступила в результате ликвидации террористического акта. События на ул. Захарова не подходят под эти критерии, поэтому тела должны быть выданы. По мнению авторов жалобы, создавшаяся ситуация нарушает их конституционные права, так как они не могут захоронить своих сыновей в соответствии с традициями.
     В судебных разбирательствах выяснилось, что следствием назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза в Ставропольском крае, и, по мнению следствия, причина невыдачи тел только в этом.
     Суд, констатировав невозможность разрешения этой проблемы до окончания экспертиз, отказал в удовлетворении жалобы.
Олег Гусейнов
Происшествия
В банке из-под кофе

     Утром 18 октября на ул. Ахохова близ автовокзала №2 в Нальчике был обнаружен подозрительный пакет с самодельным взрывным устройством.
     Сотрудники МВД установили, что в пакете радиоуправляемое СВУ. Оно располагалось в метре от проезжей части недалеко от стоящего на постаменте танка. Из-за опасности взрыва при демонтаже взрывотехники управления ФСБ разрушили СВУ на месте.
     Взрывное устройство мощностью 200 г в тротиловом эквиваленте было вмонтировано в банку из-под кофе.


Информацию о поджигателях потушили

     14 октября информационные агентства со ссылками на неназванные источники в МВД по КБР сообщили, что в Баксане задержаны двое пособников местного джамаата, которые по указанию одного из лидеров бандподполья поджигали торговые точки, торговавшие спиртными напитками.
     В Баксанском межрайонном следственном отделе СУ СК по КБР «Газете Юга» сообщили, что такого дела по пособничеству незаконным формированиям в отделе нет. Расследуется дело, возбужденное 3-4 месяца назад, но там речь идет о человеке, который собирал сведения о распорядке дня одного из сотрудников силовых структур.


Пожалела мужчину

     В ночь на 17 октября у одной из ведущих телеканала ГТРК «Кабардино-Балкария» в результате разбойного нападения отобрали «Жигули»-«десятку».
     Около 3 часов ночи в районе автовокзала №2 в Нальчике девушка обратила внимание на голосовавшего мужчину. Из жалости она решила подвезти его. Неизвестному нужно было к пятиэтажке в районе аэропорта. Доехав до места, мужчина даже предложил деньги телеведущей, а когда она отказалась, достал пистолет, высадил ее и уехал в неизвестном направлении. «Десятку» пока не обнаружили.
Ахмед Акбашев
Спорт
Не выполнили установку тренера

     Это была игра, как принято говорить, за шесть очков. «Локомотив» в случае успеха набирал 36 очков, сравнивался с нальчанами и получал хорошую перспективу на попадание в пятерку, дающую право на участие в еврокубках.
     Авторы прогнозов в различных федеральных СМИ ставили на минимальную победу «Локомотива», подчеркивая вместе с тем, что это «самая непредсказуемая игра тура».
     Гогита Гогуа пропускал игру из-за травмы, полученной в матчах сборной Грузии, и слева в полузащите второй раз после возвращения в Нальчик вышел Аслан Дышеков. Пропускал игру и Казбек Гетериев – так решил тренерский состав. Зато после длительного перерыва на поле вышел Роман Концедалов.
     Обе команды начали игру осторожно. И у тех, и у других число защищающихся всегда превосходило количество атакующих. Но «Спартак», хотя и держал, возможно, в уме ничью, но глубоко не садился, встречая соперника на чужой половине поля.
     Васянович уже на 3-й минуте решился на удар издали низом. Мяч прошел в нескольких сантиметрах от штанги, хотя Гилерме контролировал угол. Игра шла равная с взаимными полумоментами: Сычев, находясь на грани офсайда, бил с линии штрафной. Янбаев вошел слева в штрафную и ударил верхом. В обоих случаях Колинько, заменивший травмированного Отто, без особого труда поймал мяч.
     Более реальные моменты были у нальчан в самом конце первого тайма. Леандро получил прекрасный пас на дуге, обыграл защитника и направил мяч в правый от Гилерме угол.
     Бразильский кипер «Локо» перевел джабулани на угловой, после которого в штрафной железнодорожников возник пожар, но в конце концов мяч снова оказался в руках вратаря «Локо».
     Второй тайм хозяева начали активней, а к его середине их давление стало весьма заметным. Нальчане пытались отодвинуть игру от своих ворот: Сирадзе с угла штрафной бил над правой девяткой, Васин со штрафного ударил выше ворот. На 70-й минуте Сычев откликнулся на проникающий пас во вратарскую справа и, еле-еле доставая уходящий за лицевую мяч, сильно прострелил вдоль ворот. Виктор Васин перекрывал эту передачу, но мяч, попав в него, отскочил под левую ногу форварду «Локо», сильнейший удар которого пришелся в дальнюю «девятку». Колинько было сложно: Сычев бил с близкого расстояния, и отбить мяч возможно было, только если заранее идти в дальний угол.
     Пропустив гол, нальчане провели несколько замен, имели несколько моментов и даже забили гол, который был отменен Егоровым из-за офсайда. «Локо» снял Сычева, выпустил пятого защитника и сохранил победный счет.
     Юрий Семин после матча сказал, что игра была равной, а моментами «Спартак» имел преимущество.
     Юрий Красножан, который из-за бытовой травмы глаза наблюдал за игрой в очках, был более критичен, отметив, что его подопечным не удалось выполнить установку: «Первый тайм с нашей стороны получился медленным. «Локомотив» больше владел мячом, хотя мы намеревались не позволить ему это. Во втором тайме мы не почувствовали момент, когда просели в центре и отдали «Локомотиву» территорию. Это и привело к голу».
     После этого матча «Спартак» и «Локо» имеют почти абсолютно одинаковые показатели. У нас лучше разница забитых и пропущенных мячей, у железнодорожников – результаты в матчах между нами.
     В последних шести турах предстоит тяжелая борьба за попадание в «зону УЕФА».
     «Объективно, шансов у нас немного, – сказал после матча Юрий Красножан. – Но у нас есть желание попробовать себя в Европе, сделать качественный скачок в развитии клуба».
Олег Гусейнов


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2010 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru