Газета Юга
Газета Юга №41(866)
14 октября 2010 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Политика
Александр Меркулов снова премьер

     Парламент Кабардино-Балкарии дал согласие президенту КБР на назначение Александра Меркулова председателем правительства республики.
     Указом главы КБР он назначен премьер-министром.
     Представляя программу социально-экономического развития республики, Александр Меркулов отметил, что, обладая значительным энергетическим потенциалом, республика вырабатывает собственную электроэнергию только на 27-30% необходимого и сообщил о возможности строительства в КБР до 50 ГЭС: «Сегодня рассматривается вопрос о строительстве отводного канала на реке Терек с последующим размещением на нем каскада из трех гидроэлектростанций общей мощностью около 500 мегаватт. Реализация этого проекта позволит полностью обеспечить потребности в электроэнергии».
     Премьер-министр рассказал, что в рамках стратегии развития Северного Кавказа с 2012 начнется реконструкция автотрассы «Кавказ», которая от Пятигорска до Владикавказа будет иметь четыре полосы движения. Будут реконструированы дороги «Кисловодск – Джилы-су», «Терек – Нижний Курп – Назрань» и автодорога в Приэльбрусье. Намечено строительство кольцевой автодороги в Нальчике.
     Глава правительства заявил о строительстве международного аэропорта в Нальчике, который удовлетворит потребности в грузо- и пассажирских перевозках в Западную Европу и на Ближний Восток: «Таким образом, все утверждения о нецелесообразности его строительства в Кабардино-Балкарии остались позади. Новый аэропорт будет, работа начинается, общая сумма инвестиций около 20 млрд рублей».
     По словам Александра Меркулова, правительство решило отказаться от реконструкции старых общежитий. Они будут сноситься, а на их месте возводиться новые многоэтажки. Премьер вновь подтвердил планы возведения микрорайона «Восточный», к нему уже подводятся ЛЭП от Кашхатау ГЭС и газораспределительные сети. Далее необходимо подговить водопроводные и канализационные сети, и тогда можно будет начать застройку микрорайона.
     Глава правительства сообщил о строительстве в кардиологическом центре хирургического корпуса, что позволит приглашать в Нальчик лучших специалистов и проводить сложные операции.
     Александр Меркулов рассказал о приобретении для нужд патрульно-постовой службы и инспекторов ДПС 12 бронированных автомобилей, о программе «Безопасный город»: «Камеры видеонаблюдения установлены на некоторых улицах, они дают возможность он-лайн наблюдения за ситуацией, отслеживать номерные знаки, предотвращать преступления. Наша задача – закрыть Нальчик по периметру, чтобы знать, кто въезжает и выезжает».
     Павел Кармалико напомнил, что очистные сооружения в Майском начали строить еще при советской власти, не так давно строительство возобновили, но опять все затихло: «В жаркую погоду весь запах идет в город, дышать невозможно, растет заболеваемость».
     То, что в Майском начинали строить, премьер-министр назвал «настоящей профанацией», подчеркнув: «Там нет ничего. Я дал задание внимательно изучить проектно-сметную документацию. Нам надо посмотреть мощности и с учетом этого готовить совершенно другую документацию».
     Отвечая на вопросы вице-спикера Татьяны Саенко о низкой зарплате учителей, Александр Меркулов сообщил, что в бюджет-2011 заложены средства на увеличение заработной платы бюджетников на 20%.
Олег Гусейнов
Общество
Почему это стало возможно?

     По мнению аналитиков, происходящие сегодня в республике убийства, диверсии и теракты – результат того, что ни государственные, ни силовые, ни религиозные структуры, а также гражданские институты общества не сделали должных выводов из трагедии 13 октября и того, что ей предшествовало.
     Глава администрации с.Безенги Мурадин Рахаев вспоминал, что почти еженедельно получал инструкции относительно молящихся мусульман: «Рекомендовалось увольнять их с работы, отнимать у них бизнес, давить и душить их экономически. Известно, что некоторые районные руководители собственным распоряжением закрывали мечети и открывали их только во время пятничной молитвы. Власть испугалась нарождающегося ислама. И вместо того, чтобы вести диалог с верующими, их решили извести».
     Профессор КБГУ Мурат Хоконов, анализируя общественно-политическое и социально-экономическое положение Кабардино-Балкарии в 90-х – начале 2000-х годов, отметил, что радикализации части молодых мусульман способствовали конфликт в исламской общине, связанный с пропажей денег, собранных гражданами на строительство мечети; действия властей во время митинговых событий в Нальчике осенью 1992 и первая война в Чеченской республике в 1994-1996, которая привела к кардинальному изменению в социально-политической атмосфере на всем Юге России: «Эти три фактора сформировали общий негативный фон, способствовавший событиям 13 октября 2005».
     Правозащитный центр «Мемориал» в 200-страничном докладе «Кабардино-Балкария: на пути к катастрофе. Предпосылки вооруженного выступления в Нальчике 13-14 октября 2005» делает вывод: «По большому счету тогдашнему муфтию и его команде было просто нечего предложить верующим. Это стало еще одним козырем для молодых исламских лидеров, которые воспользовались им в яростной (и зачастую небезосновательной) критике ДУМ».
     Власть в Кабардино-Балкарии, отмечают исследователи, имела варианты по реформированию ДУМ и снятию напряженности, но вместо этого был взят курс на ужесточение контроля Духовного управления над местными религиозными организациями: «Эта мера еще больше настроила значительную часть мусульманской общины, причем не только членов «опозиционного» джамаата, против ДУМ...
     Летом 2003 началась продолжавшаяся вплоть до осени 2005 открытая «антиваххабитская» кампания со стороны силовых министерств и ведомств республики. В этот период правоохранительными органами совершался ряд вопиющих правонарушений против членов мусульманского джамаата: избиения, незаконные обыски и незаконные задержания». Представители «Мемориала» констатируют, что во многих населенных пунктах КБР по распоряжению МВД мечети открывались на 15-20 минут для совершения молитвы, причем некоторые – только по пятницам, служители мечетей находились под жестким контролем милиции, которые следили за неукоснительным соблюдением «нового графика» работы мечетей: «Именно с этого времени можно говорить о массовом уходе в подполье мусульманской молодежи (речь не о вооруженном подполье, а «подпольном» совершении молитвы)».
     Все это, считают исследователи, подготовило питательную почву для проповедников «вооруженного джихада против России» и способствовало радикализации большого числа членов общины.
     По данным «Мемориала», в сентябре-октябре 2005 в мечетях Кабардино-Балкарии открыто при участии амиров джамаатов ряда сел распространялось так называемое «Заявление инициативной группы мусульман Кабардино-Балкарии», создававшее предпосылки для вооруженного выступления 13-14 октября: «Несмотря на откровенно экстремистские призывы, которыми изобилует «Заявление», не было предпринято никаких попыток привлечь к ответственности инициаторов его распространения. Почему МВД КБР, регулярно рапортовавшее об успехах по борьбе с «ваххабитским подпольем», никого не привлекло, хотя «Заявление» распространялось совершенно открыто? Вопрос остается открытым».
     «Чтобы сохранить в Кабардино-Балкарии элементарную стабильность, необходимо начать диалог между государством, муфтиятом и ребятами из джамаатов. Надо найти консенсус. Ведь если бы с джамаатами могли справиться силой, это бы давно сделали. ДУМ нужно быть готовым к тому, что придется поделиться частью своего влияния...» – говорил эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко («Газета Юга» №34, 2002).
     В июле 2002 в Кабардино-Балкарии была проведена комплексная этнографическая экспедиция по изучению современного состояния ислама в республике. Один из руководителей экспедиции доктор исторических наук Валерий Кажаров писал, что в КБР наметилась весьма опасная тенденция, связанная с дискриминацией молодых верующих под предлогом борьбы с так называемым ваххабизмом: «Дискриминация осуществляется практически на всех уровнях: в семье, в учебных учреждениях и на предприятиях, не говоря уже о правоохранительных органах. Практически они оказались в положении социальных изгоев. Не вызывает сомнений, что такое положение может стать одним из фактов, способных существенно дестабилизировать этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе («Газета Юга» №23, 2003).
     В апреле 2009, выступая в парламенте, заместитель начальника отдела МВД по КБР полковник Сахадин Ульбашев заявил, что в конце 80-х – начале 90-х «отношение к так называемым ваххабитам было неправильным»: «Эти люди проповедовали, возможно, гораздо ближе к чистому исламу, чем то, что мы сегодня имеем на бытовом уровне. Они не требовали, чтобы народ полностью пошел за ними. Они просили о пятиразовой молитве и чтобы на намазах и похоронах читалось, что положено. Но это не означало, что они должны были уйти с автоматами в леса. Но мы их подтолкнули к этому, потому что полностью взяли одну сторону» («Газета Юга» №15, 2009).
     За пять прошедших лет общество не получило ответа от силовиков: почему эти события стали возможными? Почему погибли 35 сотрудников и военнослужащих, а также 14 гражданских лиц? Можно ли было это предотвратить?
Олег Гусейнов
Культура
«Продолжение «Черкеса» – в окрестностях Сочи»

     Режиссер фильма «Черкес» Мухадин Кандур, прибыв по делам в Нальчик, решил ответить на письмо интеллигенции Кабардино-Балкарии, опубликованное в мае:
     «Некоторые люди, которые подписали письмо, даже не видели фильм. Когда одного из них я спросил, зачем, он ответил: «Они попросили меня».
     Почему мы взялись за съемки «Черкеса»? Принц Али позвонил мне в Англию: «Ты единственный иорданец, который имеет кинематографический опыт. Мы хотим сделать фильм, который будет соответствовать международным стандартам. Приезжай и сделай что-нибудь для нас».
     Конечно, я принял это предложение. Но у меня было одно условие: тему выбираю сам. Я хотел показать приезд черкесов в Иорданию и то, как они налаживали отношения с бедуинами. Как диаметрально противоположные культуры находили точки соприкосновения и учились уживаться вместе. Об этом никто никогда не писал и не говорил в Иордании.
     Мы сделали фильм в жанре историко-лирической драмы, поскольку исторический блокбастер снять не смогли бы по финансовым причинам. Суть того, через что нашему народу пришлось пройти, отразить постарались. И в этом контексте особенно обидно звучат обвинения в том, что в картине есть этнографические и временные неточности. Например, в поезде, на котором наши предки добирались до Трансиордании, «пластиковые окна». Это такая глупость! Мне стоило монументальных усилий добиться, чтобы из музея позволили взять именно тот самый поезд, на котором ехали сюда наши предки. Критиковалось платье бедуинки. Но и это платье музейное! Я чувствую себя очень странно, разъясняя эти моменты...»
     «Я негодую как кабардинка, как представитель нации, о которой Мухадин рассказал всему миру, – говорит продюсер фильма «Черкес» и супруга режиссера Люба Балагова. – Ведется работа, чтобы разбить сердце человеку, который столько сделал для своего народа. Он ни у кого денег не просит. Он оплатил все из собственного кармана при поддержке Королевской кинокомиссии Иордании. Как черкес, который родился за границей, он уже себе сделал имя, когда издал трилогию «Кавказ», ставшую бестселлером. Когда французское телевидение обратилось к нему с предложением снять фильм о лошадях, он согласился при условии, что там будут кабардинские лошади. Ему было важно, чтобы звучали кабардинцы. В истории с «Черкесом» ситуация повторилась. Люди, которые подписали это письмо (я знаю некоторых), они к этой работе даже не прикасались. По какому-то телефонному звонку кто-то подписался...
     Показательный пример. Нас пригласили на кинофестиваль «Кавказ и мир» в Нальчике, и один местный человек, имеющий влияние на жюри, сказал: «Мы не должны показывать этот фильм из-за скандала». А российское жюри возразило: «Давайте для начала посмотрим фильм, а потом будем решать». В результате нашу картину пригласили на Московский кинофестиваль. Среди приглашенных были Клод Лелуш, Люк Бессон и Мухадин. Михалков остановил Мухадина и сказал ему: «Вы кабардинский режиссер – вы легенда».
     «Нас пригласили и на Каннский кинофестиваль, но, поскольку он был в апреле, мы не успели закончить работу над картиной, – продолжает Мухадин Кандур. – Мы приглашены на кинофестиваль в Монако, на Берлинский кинофестиваль, на фестивали в Турции, Дубае, на фестиваль европейского независимого кино в Париже. Собираемся в Малайзию, Филиппины, Японию, возможно, в Китай. Для нас очень важно, что фильм путешествует по всему миру, донося свой посыл до народов других культур. Пока на массового зрителя картина транслировалась только в Иордании. И примечательно, что «Черкес» шел параллельно с «Аватаром» и обогнал его по посещаемости. Вместо положенных двух недель он шел пять. «Аль Джазира» делала репортаж об этом. К фильму сделали субтитры на испанском, английском, турецком, русском. Сейчас переводится даже на индонезийский.
     Я объясню, почему Западу так интересен наш фильм. Никто не знает, кто такие черкесы. Никто о них не слышал. Вдруг появляется фильм, сделанный по международным стандартам. Черкесов это должно воодушевить: впервые в истории качественный фильм на черкесском языке транслируется на весь мир.
     К несчастью тех, кому не нравится наша работа, черкесская киноиндустрия началась. Останавливаться мы не собираемся. Следующий шаг – продолжение «Черкеса» о жизни адыгов на Черноморском побережье в XIX веке. Могу гарантировать, что этот проект еще больше огорчит наших оппонентов».
Ирина Юдина
Образование
Валерий Петросян: это мне льстит

     Нобелевский лауреат Андрей Гейм («Газета Юга» №40) признался, что использовал в своей научной работе некоторые приемы решения задач своего репетитора по физике – Валерия Петросяна.
     «Это мне льстит, – говорит доктор педагогических наук Валерий Петросян, директор лицея для одаренных детей МОН КБР. – С Андреем я познакомился в 1975. Его папа Константин Гейм – великолепный инженер, работал на электровакуумном заводе. Он не перенес, когда начали распродавать имущество завода, уехал за границу и там от инфаркта умер.
     Андрей пришел ко мне по просьбе папы. Он не поступил в МИФИ по 5 пункту – немец был. Прозанимались где-то год, и он поступил в МФТИ, о чем, наверное, сейчас и не жалеет.
     Мы решали задачи по физике повышенной сложности, олимпиадные. У него была высокая работоспособность и пунктуальность, был целеустремленным и не по годам взрослым. В последние месяцы мы вообще работали таким образом: он не писал задачи – просто читал и говорил, как будет решать их.
     Андрей имел счастливое сочетание, которого не хватало многим талантливым и умным детям, которых я обучал: усидчивый, внимательный и со специфическим юмором. Юмор очень тонкий, научный. Его трудно понять обычным людям. Его летающая лягушка – тоже своеобразный юмор. Кто поймет, тот и будет улыбаться...
     Опыт преподавания у меня большой. Методика простая – обучение в деятельности с принципом нарастающей трудности. Например, в школе у доски объясняют решение задач. В лучшем случае четвертая часть детей воспринимает, остальное проходит как информационный шум. У меня несколько другая система обучения. Это обучение приближается к индивидуальному. Если, например, я хочу научить вас плавать и буду плавать в бассейне, а вы стоять на берегу, вы никогда не научитесь. Нужно прыгать в воду и плавать. Тренер со стороны будет исправлять задачи с помощью системы дозированных подсказок. И в таком случае каждый будет подходить со своим вопросом к преподавателю. И вот когда ученик спрашивает – я гарантию даю на сто процентов, – он слушает и слышит. По такой системе работаю я.
     Родился очень давно здесь, в Кабардино-Балкарии. Учился в первой школе. Тогда она еще была на улице Сталина, которая потом стала Республиканской. Школа была сначала сменная. Я туда перешел, когда отменили раздельное обучение девочек и мальчиков. Физику у меня преподавал Владимир Петрович Краснянский – прекрасный преподаватель, он закончил физмат КБГУ, математику – Лидия Алексеевна Осецкая, исключительный преподаватель. Школу закончил с золотой медалью.
     Сейчас занимаюсь проблемой решения физических задач с помощью компьютера. Пробиваю, чтобы по России в школьную программу включили такой предмет.
     Написал две работы по биологии, хочу опубликовать, но пока стесняюсь.
     Горжусь тем, что я выпускник нашего университета. Закончил его в 1963. Мощный был и есть физико-математический факультет. Вообще, мало кто знает, что в советское время на физмате разрабатывали десятки закрытых военных тем. Часть работ до сих пор засекречена. Днем преподавали студентам, а вечером шли в лабораторию и работали над наукой. Например, многоточечная пайка алюминия, заполнение датчиков ускорения на все ракеты в СССР. Никто в стране не мог это сделать – только физфак КБГУ. Были работы, связанные с обнаружением подводных лодок.
     Благодарен своим преподавателям Мухарби Алиевичу Долову, Хазретали Беслановичу Хоконову, Ивану Александровичу Вакалову, Гумару Исуфовичу Тлупову. До сих пор помню его высказывания: «Никто мне не запретит сегодня быть умнее, чем вчера», «Зачем в Баксан ехать через Орджоникидзе», «Зачем правой рукой чесать левое ухо»... Красивые лекции были у Хоконова по термодинамике. Азамату Аюбовичу Шибзухову обязан тем, что он увидел будущее в компьютерах и заставил всю кафедру заниматься их изучением.
     Мой папа был сыном директора школы в Нагорном Карабахе, знал математику и философию. Этой школе в 2000 году исполнилось 1000 лет. Папа приехал в Москву в женских туфлях – мама дала. Тогда же денег не было, а поступать надо было. По философии получил пять. Преподаватели были ошарашены, вызвали ректора, он при нем отвечал на вопросы – и поставили все равно пять. А по русскому языку получил двойку. В диктанте сделал около сотни ошибок. Позже встретил ректора МГУ, куда поступал, и рассказал о двойке. Ректор позволил ему переписать диктант. Закончил с отличием, подрабатывал консультированием старшекурсников по «Капиталу» Маркса и строил метро. Рабочие подарили ему ботинки, в которых он ходил еще 6 лет... Позже отправили его в Баку, но там рабочих мест не было, и пришлось вернуться в Москву. Там предложили Кабардино-Балкарию. Преподавал историю, научный коммунизм и философию в пединституте. После войны пошел в аспирантуру. Мама работала в архиве КБР, потом была домохозяйкой.
     Жена моя Людмила Владимировна тоже физик. 52 года в школе преподавала. Дочка защитила кандидатскую диссертацию по экономике, но дальше не захотела заниматься научной деятельностью. Сейчас работает в Москве.
     Я работаю с талантливыми детьми. Их много. Просто необходимо приложить больше усилий, чтобы было больше лауреатов Нобелевской премии из Кабардино-Балкарии. А потенциал у нас есть».
Елена Нирова
Право
Кто убил Тамирлана Казиханова?

     7 октября на процессе по делу о событиях 13 октября 2005 были допрошены двое потерпевших и свидетель.
     Житель Нальчика А. утром 13 октября вез сестру на работу на своей зеленой «семерке». На Кулиева началась перестрелка, он развернулся и отвез сестру домой.
     А. увидел на улице плачущую женщину – ее дети были в детском саду за 1 ОВД. Он посадил ее в машину, но смог доехать только до «Фантомаса», дальше было опасно. Женщина вышла, а он оказался в районе универмага, где встретил своего знакомого Ж. Они увидели, что на пересечении Ленина и Кулиева стоит поврежденная «Вольво» их приятеля. А. и Ж. решили его отыскать, ездили в университет, в больницу. Так они оказались в районе площади 400-летия.
     «Семерка» А. проехала мимо здания УФСБ, свернула с Ногмова на Ленина, и в это время ее обстреляли со стороны силового ведомства. К. был ранен в ногу, Ж. – в ягодицу. Они доехали до Толстого, где встретили машину скорой помощи, которая доставила их в горбольницу. К. провел в лечебном учреждении пять дней. Государственные обвинители пытались выяснить, не велась ли стрельба со стороны «Марии», но потерпевший настаивал: стреляли от здания ФСБ. От иска А. отказался.
     Суд продолжил допрос бывшего сотрудника 2 ОВД Б., прерванный 18 марта из-за болезни одного из адвокатов («Газета Юга» №12). Допрос свидетеля был прерван, когда очередь задавать вопросы дошла до подсудимых. Они допрашивали его более полутора часов. Обвиняемых интересовали обстоятельства гибели сотрудника Центра «Т» Тамирлана Казиханова, о возможной причастности к которой Б. не раз заявляли подсудимые. Свидетель рассказал, что получил в оружейной комнате автомат калибра 5,45 мм и вел огонь из окон 2 ОВД, выходящих на ул. Ногмова, по нападавшим, располагавшимся в сквере напротив, и пулеметчику, находившемуся на углу Пачева и Ногмова во дворе школы №5. Примерно через час он спустился в оружейную комнату за ручным пулеметом. Его не оказалось, и Б. взял снайперскую винтовку СВД.
     В оптический прицел из окон, выходящих на Пачева, он видел двух убитых на углу Чайковского-Пачева бойцов спецназа, которых принял за нападавших. Он также заметил тело у киосков напротив Центра «Т», а также Тамирлана Казиханова, лежавшего у тротуара перед центром. В тот момент Б. принял его за нападавшего.
     Свидетель утверждал, что не вел огонь из СВД, однако в его показаниях на предварительном следствии говорилось: стрелял и поразил двух нападавших. Б. признал этот факт, но вновь повторил, что не вел стрельбу из окон, выходящих на Пачева.
     Свидетелю было задано множество вопросов относительно расположения Тамирлана Казиханова: хорошо ли его было видно, закрывала ли его полностью машина, находившаяся на стоянке, во что он был одет, что держал в руках.
     «Вы приняли его за нападавшего. Почему не стали стрелять в него?» – спросил один из подсудимых. «Он уже лежал», – ответил Б. Подсудимые также указывали: в одном случае свидетель говорил, что Казиханов в тот момент был ранен, в другом – убит.
     Свидетель также сообщил, что при получении 13 октября автомата и СВД номера этих экземпляров оружия не фиксировались в журналах из-за форсмажорных обстоятельств.
     Суд отложил принятие решения по ходатайству подсудимого Азамата Ахкубекова об экспертизе оболочки пули, изъятой из тела Тамирлана Казиханова, до допроса эксперта А. и обозрении пули в зале суда.
     11 октября суд допросил одного свидетеля.
     Сотрудник госнаркоконтроля М. с утра находился в здании УФСКН и слышал только звуки стрельбы и взрывов. Примерно в 9.30 его направили на охрану Дома правительства, откуда он возвратился через 3 часа. Отвечая на вопросы, М. сообщил, что нападавших не видел – на Дом правительства и здание наркоконтроля они не нападали.
     12 октября заседание не состоялось: один из защитников по семейным обстоятельствам должен был уехать за пределы республики, а его подзащитные отказались от замены адвоката. Следующее заседание 18 октября.
Олег Гусейнов
Происшествия
Убит сотрудник Верховного суда

     В ночь на 10 октября в с.Баксаненок убит 28-летний специалист судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда КБР Азрет Сидаков. Находившийся с ним 24-летний сотрудник криминальной милиции МВД по КБР не пострадал.
     Как рассказали «Газете Юга» в Баксанском межрегиональном следственном отделе СК по КБР, Азрет Сидаков и его приятель заехали на свадьбу к своему знакомому. Около 23.50, поздравив молодых, они вышли на улицу и подошли к «Жигулям»-«семерке» работника суда. В это время по ним открыли огонь двое неизвестных, ожидавшие их. Стреляли, предположительно, из пистолета калибра 9 мм.


Ранен начальник угро Нальчика

     11 октября около 8.30 в Нальчике при взрыве самодельного устройства был ранен 44-летний начальник отделения уголовного розыска УВО столицы республики Артур Жашуев. Жизнь его вне опасности.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СУ СК по КБР, служебная «Нива» ВАЗ-2131 находилась на стоянке в микрорайоне, где сходятся улицы Чернышевского и Ахохова. Когда подполковник, сев в машину, стал трогаться, раздался взрыв неизвестного СВУ, установленного под днищем автомобиля у водительского сиденья. Милиционер получил осколочное ранение ног. СВУ имело мощность до 200 г в тротиливом эквиваленте. Следствие устанавливает способ приведения его в действие: дистанционно или при движении автомашины.


Взорван военный грузовик

     11 октября около 13.50 на трассе «Кавказ» близ г. Чегем произошел подрыв военного грузовика «Урал», в котором находились трое военнослужащих.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Чегемскому району СУ СК по КБР, самодельное взрывное устройство мощностью 3 кг, состоящее из пятилитрового газового баллона, к днищу которого было прикреплено взрывчатое вещество (по предварительным данным, гексоген), было заложено на обочине объездной дороги в 200 м от въезда в город со стороны Герменчика. От СВУ тянулся в кусты 140-метровый шнур, соединенный с аккумулятором. Преступник наблюдал за дорогой и привел взрывное устройство в действие, увидев военный грузовик.
     Трое военнослужащих направлялись из Назрани в Нальчик-20, где располагается ремонтная часть, и везли запчасти и требующий ремонта мотор.
     Взрывом выбило стекла в кабине грузовика, на противоположной стороне дороги разорвало провода ЛЭП. Военнослужащие чудом уцелели. Мотор и ходовые узлы «Урала» не пострадали, машина своим ходом добралась до Нальчика-20.


Жизнь – «копейка»

     В республиканской клинической больнице скончался 54-летний житель с. Нартан, получивший открытую черепно-мозговую травму в ночь на 30 сентября при подрыве самодельного взрывного устройства на ул. 2 Таманской дивизии в Нальчике.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СК по КБР, радиоуправляемый взрыв мощностью 500 г в тротиловом эквиваленте произошел примерно в 00.45 на обочине проезжей части у школы №27, когда мимо проезжали патрульные «Жигули» 15-й модели и «копейка» жителя Нартана.
     В патрульном автомобиле находились трое инспекторов полка дорожно-патрульной службы. Один из них получил закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга. Травмы хозяина «копейки» квалифицированы как тяжкий вред здоровью. Около недели он находился в реанимации и скончался, не приходя в сознание.


Где Хасым Гызыев?

     Более трех недель неизвестно местонахождение бывшего депутата парламента КБР 53-летнего Хасыма Гызыева.
     Он пропал в Москве в день, когда должен был вылететь в Нальчик, о чем сообщил своим близким. Но в аэропорт Гызыев не прибыл. По некоторым данным, в этот же день у него была назначена встреча в центре столицы. Позже с его телефона последовал невнятный звонок в службу спасения. После этого он не выходил на связь. Через некоторое время мобильник Хасыма Гызыева был обнаружен у обитающего в Москве гражданина Таджикистана, который, по его словам, нашел его на дороге.
     Хасым Гызыев избирался депутатом парламента третьего созыва, входил в комитеты по экономической политике и межнациональным отношениям, был председателем совета директоров ОАО «Эльбрусстрой» и одним из организаторов производства гипса в Тырныаузе. Его поездка в Москву была связана с инвестициями в производство гипсокартона, которое планировалось начать в Эльбрусском районе.
Ахмед Акбашев
Спорт
«Главная часть в рамках подготовки Сочи-2014»

     Председатель оргкомитета «Кавказских игр» Александр Хлопонин заявил, что этот фестиваль – событие, которое является составной, «если не главной частью в рамках подготовки и проведения Олимпиады Сочи-2014», и зачитал поздравительное обращение Дмитрия Медведева.
     На первые в истории спортивные соревнования по кавказским видам спорта в аул Хабез съехались спортсмены из семи регионов для состязаний по 14 видам.
     Сборная Кабардино-Балкарии в общем зачете заняла 4 место.
     Первые места в личном зачете завоевали Петр Чернохатов из Ново-Полтавского (прыжковое троеборье) – на снимке и Азнаур Фиапшев из с.Верхний Акбаш (прыжки на одной ноге).
     Церемония награждения призеров фестиваля прошла 10 октября в Сочи.
Елена Нирова


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2010 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru