Газета Юга
Газета Юга №31(856)
06 августа 2010 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Ищут инвестора для аэропорта

     2 августа в Кабардино-Балкарии побывал министр транспорта РФ Игорь Левитин, который обсудил на совещании с членами правительства КБР вопросы строительства обходной и кольцевой дорог Нальчика, ж/д «Солдатская–Тырныауз», выноса аэропортового комплекса за пределы столицы республики.
     Руководитель федерального агентства воздушного транспорта Александр Нерадько сообщил, что на строительство нового аэропорта предполагается потратить 4,75 млрд рублей. Но вопрос с финансированием будет решен, когда определится инвестор, который возьмет на себя возведение терминала и обустройство сопутствующей инфраструктуры.


Кашхатау ГЭС готова к запуску

     Ввод в эксплуатацию Кашхатау ГЭС («Газета Юга» №17, 2007) обозначен в концепции развития Северо-Кавказского федерального округа в качестве одной из приоритетных задач в области энергетики в Кабардино-Балкарии.
     В 2010 на завершение строительства станции ОАО «РусГидро» направило 926 млн рублей.
     Как сообщил заместитель директора дирекции по строительству кабардино-балкарского филиала ОАО «РусГидро» Магомет Беппаев, верхнюю ступень нижнечерекского каскада предполагается торжественно запустить 31 августа:
     – Пуск планировался еще в 2009. Но при проходке деривационного тоннеля на одном из участков протяженностью примерно в 300-400 метров обнаружились обводненные пески, находящиеся под давлением до 6 атмосфер. Сохранялась опасность и для проходчиков, и для самого тоннеля, который мог быть полностью затоплен, и вся работа пошла бы насмарку. Технология, с которой проходили тоннель до этого, оказалась непригодной. Мы нашли организацию, представители которой предложили метод сплошного закрепления: в скважины под большим давлением закачивался цемент со специальными присадками, который примерно в течение тридцати суток затвердевал, а потом его бурили обычным способом и делали постоянное закрепление железобетоном. После этого приступали к следующему участку. И так далее.
     Сбойка тоннеля, то есть встреча проходчиков с нижнего и верхнего порталов, произошла в апреле этого года, и это было очень радостное для нас событие.
     – Какова степень готовности станции к запуску?
     – Сейчас все три гидроагрегата практически готовы. Они прошли комплексные испытания в разных режимах эксплуатации, и сейчас идет финальная наладка.
     Общая мощность Кашхатау ГЭС составит 65 мегаватт, что чуть больше, чем на действующей Аушигерской ГЭС («Газета Юга» №1, 2003). С момента пуска Кашхатау ГЭС уже можно говорить, что каскад нижнечерекских ГЭС начал функционировать в целом: очищенная вода, прошедшая через турбины верхней ступени по деривационному каналу, будет подаваться на Аушигерскую ГЭС. Тут примерно в два раза облегчится режим работы гидроагрегатов, так как сократится абразивный износ, уменьшатся затраты на ремонт, замену фильтров…
     – Насколько каскад нижнечерекских ГЭС будет удовлетворять потребности КБР в электроэнергии?
     – В республике нет собственной замкнутой энергосистемы. Она общая по региону, и мы, как генерирующая компания, выдаем энергию, образно говоря, в общий котел.
     Если говорить условно, с вводом Кашхатау ГЭС будет обеспечиваться до 50% годового потребления электроэнергии. Сегодня эта цифра составляет около 1 млрд 400 млн киловатт в год.
     Теоретически, если мы будем производить на территории республики больше электроэнергии, это может замедлить рост тарифа на электричество, так как сократятся издержки на транспортировку энергии по ЛЭП из Ставропольского края. Тем более что наши горные реки – в отличие от равнинной части, где весь потенциал практически исчерпан, – дают широкую возможность строить новые гидроэлектростанции. Руководство ОАО «РусГидро» приняло решения по строительству Зарагижской и Верхнебалкарской ГЭС. Объекты уже включены в инвестиционную программу. На этот год по ним выделены небольшие средства, которые в основном пойдут на разработку проектной документации. Строительство, скорее всего, начнется с 2011. Это будут относительно небольшие станции. Зарагижская будет располагаться по течению Черека ниже Аушигерской ГЭС. Ее мощность ориентировочно составит около 15 мегаватт. В верховьях реки Черек Балкарский, где большой перепад высот, предполагается строительство сразу нескольких малых станций.
     Кстати, особенность подобных ГЭС – отсутствие больших плотин. Вода отводится по каналу или тоннелю с использованием естественного перепада рельефа местности. Нет крупных плотин – нет и угрозы затопления больших зон при прорыве плотины, нет особого урона экологии.
     – Кстати, нижнечерекский каскад ГЭС стоит на пути миграции ручьевой форели…
     – На Кашхатау ГЭС построен специальный рыбоход: извилистая лестница с искусственными препятствиями, позволяющая рыбе подниматься снизу вверх и так же спокойно скатываться вниз. Установлены также специальные насосы, создающие мощную струю воды, которая отгоняет рыбу и не дает ей попадать в канал и в турбины.
     – В 2002 ввод в эксплуатацию Аушигерской ГЭС обеспечивали специалисты, приглашенные из Дагестана и Ставропольского края. Стоит ли проблема отсутствия местных кадров сейчас?
     – Сегодня таких проблем уже нет. Приезжие специалисты обучили наших местных ребят. Штат Кашхатау ГЭС – 45 человек – был набран еще год назад, и за это время работники успели получить неплохой опыт.
     – Будут ли проводиться дополнительные мероприятия по повышению безопасности на Кашхатау ГЭС в связи с событиями на Баксан ГЭС?
     – Специфика расположения корпусов Кашхатау ГЭС такова, что главные звенья – здание ГЭС, ОРУ, лоток канала, бассейн суточного регулирования, головной узел – расположены друг от друга на довольно значительном расстоянии и каждая из площадок имеет собственный КПП и охраняемый периметр. После событий на Баксан ГЭС увеличен численный состав охраняющих подразделений, увеличена высота ограждений – к ним добавлена колючая проволока, активизированы работы по внедрению системы видеонаблюдения, которая будет на всех сооружениях, на подъездах к станции будут оборудованы специальные выдвижные автоматические препятствия.
Тимур Бахов
Общество
«Справедливую Россию» сочли несправедливой

     Председатель первичного отделения «Справедливой России» в с. Белая Речка Оюс Гуртуев в обращении к руководителю республиканского отделения партии Владимиру Кебекову сообщил о самороспуске «первички» и выходе всех ее членов из партийных рядов.
     В обращении отмечается, что отделение партии в с. Белая Речка было создано в мае 2007 и в течение двух лет «активно участвовало во всех внутрипартийных мероприятиях». Однако год назад «в результате предательства интересов партии по закулисному сговору между руководством партии и руководством КБР, представляющим «Единую Россию», сменилось руководство регионального отделения: «В результате подобного переворота случился политический казус: партия власти сформировала руководство другой партии. А в парламент КБР от «Справедливой России» прошли кандидатуры, согласованные с президентом КБР, представляющим интересы другой партии».
     Последним аргументом в пользу выхода из партии, по словам Оюса Гуртуева, стало обещание Сергея Миронова пересмотреть 131 федеральный закон.
     Отметив, что в последний год руководство КБРО игнорирует первичную организацию в Белой Речке, 62 члена партии заявили о выходе из ее состава.
Олег Гусейнов


Илью Громовержца молили о дожде

     2 августа в день памяти святого пророка Божия Ильи, одного из самых почитаемых пророков Ветхого Завета, в храмах республики прошли богослужения с просьбой о дожде.
     «Патриарх Кирилл призвал всех молится о дожде, – рассказал «Газете Юга» настоятель баксанского храма Покрова Пресвятой Богородицы отец Василий. – Слава Богу, наша республика не так пострадала от жары, как многие регионы России, такого бедствия давно в стране не было.
     В этот день мы произносили особый молебен «Во время бездождия», святили воду, молились за погорельцев, просили, чтобы полился дождь. Кстати, уже на следующий день стало заметно прохладней.
     В Завете сказано, что Илия был послан Богом к царю-идолопоклоннику Ахаву и предсказал ему, что, если царь и народ не обратятся к истинному Богу, царство постигнет голод. Царь не послушался пророка, и в стране настали трехлетняя засуха и большой голод. Через три года бедствий народ сам объявил о своей вере в единого Бога, и тогда Илия обратился с молитвой к Господу, на землю был послан обильный дождь, и засуха кончилась. То есть засуха была послана за грехи, в которых надо покаяться».
Культура
Спектакль для родителей и детей

     В Кабардинском драмтеатре состоялась премьера детского спектакля «Куйцук и Волшебная корова».
     Пьесу, основанную на кабардинских сказках, фольклорном и этнографическом материале, написала бывшая актриса русского театра и общедоступного театра Нагоева Елена Хамидуллина. Перевел пьесу на кабардинский Заур Налоев.
     Бог лесов Мазытха (Каншауби Хашев) в споре со своими коллегами по адыгскому пантеону Псыхуагуашей – богиней воды (Марьяна Жанатаева) и Амышем – богом скотоводства (Ахмед Хамурзов) превращает красавицу Ландышу, посмевшую его отвергнуть, в корову. Невольным свидетелем конфликта богов оказывается пастух Куйцук (Ахъед Кибишев), в стаде которого оказывается прекрасная корова.
     Ее похищают три злых великана, периодически совершающие набеги на село пастуха.
     Преодолевая в себе страх и ужас, Куйцук идет спасать прекрасную корову и, проявив ум и хитрость, возвращает не только ее, но и все, что великаны забрали у людей раньше.
     За неравным противостоянием маленького пастуха и трех гигантов боги бесстрастно наблюдают с вершины. Освобожденную корову Мазытха вновь превращает в красавицу Ландышу, и она танцует кафу с освободителем.
     Режиссер спектакля Владимир Теуважуков считает, что это спектакль для родителей и детей: «Это сказка о пастушке, которого жизнь невольно делает героем. Боги говорят о нем: «Всего лишь один поступок, но он сохранится в веках». Мы не стремились к этнографической точности, главное было разыграть сказку театрально. Первоначально коров в стаде и превращенную Ландышу должны были играть студенты. Но позже мы нашли другой ход: деревянные каркасы на колесиках и три атрибута коровы: голова, хвост и вымя.
     Было много задумок, чтобы представить детям различные «чудеса», но из-за финансовых проблем от них пришлось отказаться. Постарались заменить это нашей фантазией и игрой актеров, которые понимали: это не деревяшки, а настоящие коровы».
Денис Катаев
Право
Десять посягательств каждый месяц

     28 июля на коллегии следственного управления СКП по КБР было отмечено, что «негативное воздействие на криминогенную обстановку продолжает оказывать экстремистское бандподполье».
     Как рассказала старший помощник руководителя СУ Татьяна Наужокова, за полугодие зарегистрировано 59 посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов (за весь 2009 таковых было 26), в результате которых погибли 17 и ранены 24 сотрудника. Ответными действиями уничтожены 8 боевиков.
     В розыск объявлены 19 членов бандподполья, задержаны 17 человек.
Олег Гусейнов


«Это была милая беседа»

     29 июля на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, были допрошены семь потерпевших, а затем в закрытом заседании три сотрудника управления ФСБ по КБР.
     Суд допросил четырех из пяти женщин, которые 13-14 октября оказались с нападавшими в магазине «Подарки» на углу ул. Ногмова и пр. Ленина. Нальчанка М., которой тогда было 20 лет, и ее более старшая коллега, которую суд еще не допросил, в то утро работали в магазине. Услышав стрельбу в районе 2 ОВД, они вышли на улицу, но, когда перестрелка началась у ФСБ и «пули стали попадать в стекла», вернулись в помещение и зашли в подсобку – комнату без окон, расположенную в задней части магазина на более высоком уровне.
     Жительница Черкесска Ш. по ул. Ногмова подходила к пр. Ленина, когда началась перестрелка и пули стали свистеть над ней. Она забежала в магазин. Жительницы с. Шалушка 20-летняя Э. и 38-летняя К. ехали на маршрутке, которая остановилась на светофоре на пересечении Ленина и Ногмова, в это время началась стрельба, водитель попросил всех выйти, и они вдвоем забежали в магазин. Пятеро женщин оказались в подсобке. Примерно через 15-20 минут в магазин вошли трое нападавших. Им было по 25-30 лет. Одеты в камуфляж, бронежилеты и черные маски, которые позже они сняли, вооружены автоматами и гранатами.
     Вскоре один из троих (женщины его не видели, только слышали его голос) остановил прохожего, спросил, есть ли у него автомашина. Получив ответ, что она стоит неподалеку, ушел с ним и больше не появился в магазине (согласно материалам дела, это был нальчанин Руслан Афов, который через несколько минут был убит на углу Ногмова и Пушкина).
     Магазин стал обстреливаться снаружи сотрудниками ФСБ, внутренних войск. В «Подарки» стреляли из крупнокалиберного пулемета, установленного на БТРе, стоявшем напротив входа в «Подарки». О нахождении женщин в помещении первоначально не было известно.
     В это время обитательницы магазина звонили и посылали СМС-сообщения своим родственникам и знакомым.
     Ш. связалась со своим родственником Г. По ее телефону он поговорил с одним из нападавших, которым нужна была вода. Первоначально предполагалось, что за водой выйдет Ш. Однако было понятно: обратно ее могут не пустить или она не захочет вернуться. Три полуторалитровые бутылки бросил через окно на пол магазина Г., прошедший через оцепление. Ш. отнесла воду в подсобку, где находились все.
     В это время стрельба уже прекратилась: стало известно, что нападавшие в магазине не одни. Решено было отпустить двух женщин: старшую из работниц магазина и жительницу Шалушки К., у которой дома оставался годовалый ребенок. «Я заплакала, и меня тоже на воду обменяли», – скажет в суде Э. Ш. предложила нападавшим: три бутылки воды – три человека. Выйдя из магазина, три женщины побежали вверх по пр. Ленина и остановились только на ул. Советская, где их ждали родственники.
     В магазине остались двое нападавших и две женщины: продавец М. и Ш., родственник которой принес воду. «А почему вы не ушли?» – спросила Галина Гориславская у Ш. «Не знаю, – ответила она. – Я чувствовала себя более ответственной. Посмотрела на М., которая спокойно сидела, и не смогла уйти».
     Характеризуя взаимоотношения, возникшие между нападавшими и женщинами, Ш. сказала: «Мы помогали им, они помогали нам. Я сначала опасалась их, а потом поняла: они ничего плохого нам не могут сделать. Их отношение в той ситуации было гуманным. Но у меня сегодня есть другое мнение». Ни одна из сторон не спросила потерпевшую о «другом мнении».
     Женщины рассказали суду, что во время перестрелки молодые люди укрывали их найденной в магазине буркой и картонными коробками. Потерпевшие перевязывали раны нападавшим. Двое молодых людей называли друг друга Ауес (по материалам дела Александр Башлоев) и Кямал (Рамазан Гузиев). Э. до ее обмена на воду сфотографировала одного из них на свой мобильник. Фото вышло не очень хорошим: в подсобке было темно. Его изъяли во время следствия.
     О причинах происшедшего боевики говорили мало, только то, что «мусульман прижимали». Они были уверены, что после смерти «черви не будут есть их тела». Около полуночи к ним присоединился третий, который почти целый день 13 октября находился в стоявшей на площади машине, куда забрался после обстрела здания ФСБ (согласно выводам следствия, это был Алим Желихажев). Он был сильно ранен и держал гранату с выдернутой чекой. Его рука была перебита. Он дал гранату женщинам и, следуя его подсказкам, они вставили чеку на место, а затем «спрятали гранату под подушку». Некоторые из женщин вспоминали, что нападавшие кричали во время перестрелки: «Мочи мусоров!», делали намаз, и после обмена трех женщин переговоры продолжались. Нападавшие требовали дать автомашину и коридор. Они обещали женщинам отпустить их, как только отъедут на безопасное расстояние.
     Машину к магазину подогнали еще с вечера, но нападавших не выпустили. По словам М. и Ш., штурм начался около 8 утра 14 октября. В магазин забросили дымовые шашки и шумовые гранаты. Помещение стали обстреливать, трое нападавших вели огонь из подсобки. Ш. трижды произнесла: «Мне плохо» и потеряла сознание. М. ничего не говорила. Обе очнулись в реанимации. «У нас была остановка сердца», – сказала М. в суде. После 10 дней реанимации с проветриванием легких их отправили в Москву, где они провели на лечении месяц, а позже еще один.
     Защита и подсудимые спрашивали у потерпевших о возможности применения газа во время штурма. Женщины об этом ничего не знали, но слышали от врачей об интоксикации. Нет ничего о газе и в материалах дела.
     Обе женщины заявили о «колоссальном вреде», который был причинен их здоровью. «Я стала совсем другим человеком», – сказала Ш. Каков будет их иск и к кому, потерпевшие, по их словам, объявят позже.
     «Вам угрожали, на вас наставляли оружие, говорили: будете выходить, убьем?» – спрашивали адвокаты. «Нет», – отвечали женщины. «А вы могли оттуда уйти?» – спрашивали обвинители. И вновь звучало: «Нет».
     Директор «Каббалкбытсервиса» М. рассказал, что здание его организации располагается на пр. Ленина напротив УФСБ. В ходе боестолкновения были разбиты фасад, стекла, оконные рамы, пострадал один кабинет. Ущерб составил 130-150 тыс. рублей: «Мы все восстановили сами».
     Нальчанин Мухамед Хажнагоев рассказал, что в тот день был убит его 28-летний сын, старший лейтенант МЧС Заур Хажнагоев. Он ехал вниз по пр. Ленина на своей «девятке», был в военной форме. У здания ФСБ его остановили неизвестные в масках, произвели в него очередь из автомата. Машина двинулась дальше, ударилась в фонарный столб и перевернулась, оставшись лежать на крыше. Позже жители окрестных домов перенесли тело погибшего поближе к тротуару.
     Нальчанка К. в то утро отвела ребенка в садик, а когда в городе началась стрельба, решила забрать его и попросила своего знакомого подвезти. Пытаясь проехать к садику, они оказались на ул. Ногмова у входа на рынок «Кавказ», где на пересечении Пушкина и Ногмова находилось очень много людей. Она видела людей в камуфляже, которые вели огонь в сторону УФСБ. Она попыталась укрыться на рынке и в это время получила касательное ранение в спину, после чего знакомый отвез ее в больницу. Лечилась К. амбулаторно.
     Трое сотрудников Управления ФСБ заявили о желании быть допрошенными в закрытом заседании, сославшись на федеральное законодательство о защите свидетелей и потерпевших и свой статус действующих сотрудников. Они отметили также наличие в КБР «глубоко законспирированного бандподполья», в результате действий которого четыре сотрудника ФСБ получили тяжелые минно-взрывные ранения, а один погиб.
     Руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева заявила, что просьбы сотрудников обоснованны.
     Суд поддержал ходатайства сотрудников, допросив их в закрытом заседании.
     2 августа суд допросил четырех потерпевших.
     Вдова оперуполномоченного Центра «Т» Игоря Алексеенко рассказала, что он ушел из дома рано утром по тревоге, был одет в милицейскую форму. Погиб на пересечении Чайковского и Пачева, когда возвращался с коллегами в подразделение. У него остался сын, которому сегодня 14 лет.
     Подсудимые пытались выяснить у потерпевшей подробности судмедэкспертизы тела ее мужа. Они ей не были известны. Азамат Ахкубеков заявил, что в него стреляли со 2 или 3 этажа, а нападавшие находились на уровне земли. Обвиняемых интересовала сумма, которая была выплачена вдове после гибели мужа. Они отмечали, что это связано с иском, который Центр «Т» собирается им предъявить.
     Нальчанин Руслан Кумыков 13 октября потерял сестру Марию Хуштову. Она ехала на «двойке» по Ленина, на площади 400-летия стреляли, и автобус свернул на Толстого, а затем направился вверх по Пушкина. Выстрел со стороны Ногмова задел кондуктора и попал ей в сердце. Первоначально подумали, что она просто потеряла сознание, отвезли в ГКБ, но женщина была уже мертва. Брат нашел ее тело в морге.
     «Вам известно, откуда и кто стрелял в вашу сестру?» – спросил Анзор Машуков. «Нет, мне сказали, это не установлено», – ответил потерпевший.
     Частный предприниматель Ж. между 9 и 10 часами со своими знакомыми выехал на площадь 400-летия. Их обстреляли со стороны Ногмова. Он и его знакомый, сидевший за рулем, были ранены. Они успели доехать до Толстого и свернуть в сторону Пушкина. К ним подоспела скорая. Ж. сделали две операции, но пуля осталась в ноге: она расположена слишком близко от нерва.
     Отвечая на вопросы подсудимых, Ж. предположил, что в него могли стрелять из-за его небритости. Утром он ехал на маршрутке и из-за перестрелки вынужден был вместе с другими пассажирами укрыться в углу около универмага. Его небритость не понравилась милиционеру, который ругался матом, достал пистолет, досматривал его. Сотрудника остановили только слова сопровождавших Ж. знакомых, которые сказали, что борода его связана со смертью отца. Когда Ж. доставили в РКБ, милиционер забрал оба его мобильника: «Я просил позвонить матери – не дали».
     Секретарь-делопроизводитель УФСБ Е. зашла в здание управления около 9 утра. В это время по Ногмова со стороны музтеатра слышалась стрельба. Она прошла по холлу несколько метров, не успела войти в коридор, когда раздался взрыв и ее отбросило к лестнице, ведущей на второй этаж. Она потеряла сознание, через некоторое время пришла в себя и вновь потеряла сознание. Так продолжалось несколько раз. Придя в себя в очередной раз, она услышала, как кто-то звал: «Саша! Саша!» Александр Красиков, находившийся у входа, не отзывался. Позже она узнала, что он погиб. Когда она окончательно очнулась, в холле был дым, пыль, во рту песок, в голове стекла от входной двери, которую вынесло. Решетка от двери находилась в коридоре, куда она стала пробираться. Здесь она увидела раненого сослуживца – на нем были куски бревен, штукатурка. Она поняла, что не сможет его поднять, пошла дальше и сказала о нем другим коллегам, находившимся дальше. Коридор простреливался через двери кабинетов со стороны Ногмова. Приходилось передвигаться ползком. Ее усадили на диван под лестницей, куда не доставали выстрелы. У нее началась сильная рвота. Позже ее перевели в подвал, где находились другие женщины. Во второй половине дня Е. отвезли не в больницу, а домой: у нее был восьмимесячный ребенок на грудном вскармливании.
     В результате взрыва молодая женщина получила закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга и потерю слуха 4 степени от разрыва слухового нерва, с которым врачи не могут справиться. Е. отказалась от инвалидности и от гражданского иска.
     3 августа суд допросил свидетеля и четырех потерпевших.
     Бывший старший оперуполномоченный по особо важным делам Центра «Т» К. обратился к суду, чтобы его допрашивали в закрытом заседании. Следователю никто не угрожал, но он считал, что сведения о технической оснащенности и укрепленности объектов, о которых ему придется рассказывать, могут составлять гостайну.
     Адвокаты и подсудимые были против. «Цена тайнам вашего могучего государства – бутылка коньяка, – сказал Эдуард Миронов. – Нам тайны не нужны. Нас интересует наше дело».
     Узнав, что в закрытом заседании кроме судей и обвинителей будут участвовать около 30 адвокатов и 58 подсудимых, К. не настаивал на закрытости процесса.
     В то утро К., получив автомат в дежурной части, направился в другое здание, расположенное по ул. Ногмова. За ним должен был передвигаться Александр Боев, но чуть задержался при получении оружия, и на выходе из здания его смертельно ранил снайпер, находившийся на крыше одного из строений в частном домовладении со стороны ул. Чайковского.
     К. в то утро разносил рации в разные подразделения Центра «Т», ремонтировал пульт, в котором из-за обрыва троллейбусной линии возникло замыкание и вышла из строя связь с МВД и УБОПом, пытался огнетушителем сбить пламя с автомашин, загоревшихся, когда со стороны ул. Чайковского во двор забросили гранаты. В это время за забором он услышал голос кого-то из нападавших, который просил атаковать двор гранатами. Через некоторое время рядом с ними упала граната, ему удалось отбежать на 4-5 метров, она взорвалась, но осколки его не зацепили. Свидетель сделал вывод, что граната была направлена со стороны Ногмова: у нападавших были рации, и кто-то из них, находясь на Чайковского, попросил по радиосвязи поддержку с Ногмова.
     В один из моментов, собрав перевязочный материал, К. отнес его в главное здание центра, где находился раненый сотрудник Б.
     Свидетель отметил, что рядом с бронетранспортерами на территории центра было «волшебное заговоренное место», по ним никто не стрелял. Позже, по словам К., кто-то из нападавших давал показания: они хотели захватить БТРы и выехать в город. «Заговоренность» бронемашин во время боя он связывал именно с этим.
     К. рассказал, что видеокадры с камер наружного наблюдения подробно зафиксировали момент гибели сотрудников Ибрагима Сусаева, Игоря Алексеенко и Ахмеда Ульбашева. Последние двое были убиты на углу Чайковского и Пачева. При этом свидетель подчеркнул, что в них стреляли очередями из автомата со стороны ул. Ногмова, о чем свидетельствовали фонтанчики пыли, поднимавшиеся рядом с ними.
     Все видеокамеры вместе с двумя жесткими дисками были переданы в следственную группу, заявил К. Вместе с тем не все эти записи есть в материалах дела. К. рассказал, что через определенное время после 13 октября он снимал на видеокамеру беседу оперативника Центра «Т» с Анзором Машуковым. Разговор, по словам свидетеля, продолжался около 4 часов без всяких угроз и давления: «Все было абсолютно добровольно, он рассказывал, где был, как скрывался. Когда Машуков уставал, делали перерыв, пили чай. Это была милая беседа».
     Отвечая на вопросы адвоката Марины Ахметовой, К. заявил, что ему ничего не было известно о готовящейся в республике крупномасштабной акции 13 октября, он не знал о существовании Кабардино-Балкарского сектора Северо-Кавказского фронта, стремящегося к строительству в регионе халифата. Он не имел информации о наличии в КБР организованного преступного сообщества приверженцев радикального ислама. Вопросы адвоката были вызваны тем, что все вышеназванное вменяется подсудимым.
     Нальчанка К. пять лет назад арендовала помещение магазина «Подарки», но в тот день находилась дома и появилась в магазине только на третий день: до этого туда не пускали. По ее словам, помещение было «разнесено». Ущерб составил около 600 тыс. рублей, его ей возместили. Защита и обвиняемые, спрашивая о состоянии женщин, находившихся в магазине, пытались узнать у К. о применении газа во время спецоперации, но потерпевшая ничего об этом не знала.
     Житель Нальчика Г. работал в 2005 в ювелирной мастерской на пр. Ленина рядом с магазином «Подарки». Он рассказал о взрыве, выбившем все стекла у них в мастерской, о беспорядочной стрельбе. Он и его коллеги выбили решетку, ведущую во двор, и ушли. Через дворы и ул. Пушкина Г. пошел к школе №4. На стоянке по ул. Ногмова у «Подарков» стоял его «Опель-Аскона», в котором были выбиты все стекла, прострелен кузов со стороны здания ФСБ. Ущерб составил 24 тыс. рублей, его возместили.
     Нальчанин А. работал в казначействе, расположенном на ул. Ногмова, стоял у входа и видел, как подъехала «Газель», из нее стали выходить «ребята в камуфляже», которые открыли огонь. Он сообщил о случившемся своему руководству.
     Работники казначейства через двор выходили на ул. Пушкина и добирались домой. Его «шестерка», находившаяся на стоянке, пострадала на 30 тыс. рублей. Ущерб возместили.
     Житель Урвани Б. оставил свою «Ниву» на стоянке у рынка «Кавказ» на ул. Ногмова и пошел в магазин. Когда стрельба стихла и он возвратился к машине, у нее «был разбит весь перед»: с ней столкнулся другой автомобиль. Ему выплатили 12 тыс. рублей.
Олег Гусейнов
Происшествия
100 кг селитры с пудрой

     Сотрудники МВД по КБР в ходе оперативных мероприятий по раскрытию диверсии на Баксан ГЭС обнаружили в Баксане в одном из гаражей лабораторию по производству самодельных взрывных устройств.
     Изъяты более 100 килограммов смеси аммиачной селитры с алюминиевой пудрой, поражающие элементы, государственный регистрационный номер от автомашины, принадлежавшей местному жителю, убитому в ночь на 2 июня («Газета Юга» №23), два разгрузочных жилета, 10 оболочек для изготовления СВУ.
     Производится экспертиза на соответствие обнаруженного СВУ использовавшимся при подрыве ГЭС и в ряде других тяжких преступлений.
Ахмед Акбашев


Лейтенант милиции застрелилась из пистолета младшего сержанта?

     В ночь с 31 июля на 1 августа в Тырныаузе в своей квартире от огнестрельного ранения в голову погибла 24-летняя сотрудница ОВО по Эльбрусскому району.
     В квартире инспектора подразделения по делам несовершеннолетних в ту ночь находился ее коллега 29-летний участковый уполномоченный. По его словам, около часа, когда он находился в ванной, лейтенант милиции взяла его табельный пистолет и выстрелила себе в голову.
     Для установления всех обстоятельств происшедшего следственным отделом по Эльбрусскому району СКП назначены различные экспертизы.
Артур Мусов


Охранники «Синдики-Щит» задержаны по подозрению в связях с бандподпольем

     30 июля на нескольких информационных сайтах появились сообщения о том, что по подозрению в теракте на Баксанской ГЭС задержаны шесть сотрудников частного охранного предприятия «Синдика-Щит».
     Единый информационный центр правоохранительных органов КБР не подтвердил, но и не опроверг эту информацию.
     Между тем, по данным информированного источника в МВД по КБР, еще до теракта на ГЭС оперативниками Центра по противодействию экстремизму по подозрению в связях с незаконными вооруженными формированиями, незаконном владении оружием и разбоях были задержаны четверо сотрудников ЧОП «Синдика-Щит». Это молодые люди 22-25 лет, двое живут в Баксане, двое – в с. Дугулубгей. В ЧОПе они занимали должности охранников.
Ахмед Акбашев


Додрались до пункта милиции

     В ночь с 27 на 28 июля в станице Александровская произошла драка между станичниками и приезжими из Терского района.
     На скамейке сидела молодая пара. Мимо проходил станичник, который раньше встречался с этой девушкой. Между молодыми людьми завязалась перепалка, в ходе которой один ударил другого. Тот вызвал по сотовому телефону брата из Терского района. Подъехали 12 машин, в которых сидели по пять-шесть человек. В ходе выяснения отношений приняли решение отойти к окраине станицы. Туда отправились машины, потянулись молодые станичники. Очевидцы говорят, что среди них преобладала малорослая молодежь, а приезжие были спортивного телосложения и высокого роста. Как утверждают в станице, рослые казаки давно уехали в отдаленные города на заработки.
     На окраине станицы возле стройцеха завязалась драка, в разгар которой прибыла милицейская машина. Участковый и оперативный уполномоченный уголовного розыска попытались пресечь драку, произведя предупредительные выстрелы в воздух, но получили сзади удары.
     Восемь участников драки (четверо из Терского района, четверо из Александровской) задержаны.
     Руководитель Майского межрайонного следственного отдела Кантемир Муссаев сообщил: «Решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 318 часть 2 – применение насилия, опасного для жизни, в отношении представителей власти в связи с исполнением должностных полномочий. Лица, нанесшие телесные повреждения милиционерам, пока не установлены».
     В беседе с корреспондентом станичники отметили, что подобного рода инциденты в Александровской происходят очень часто. «Мы не ездим в Терек, Аргудан, а они к нам приезжают. И чувствуют свою безнаказанность. Казачье патрулирование бывает редко из-за бедности казаков. Не хватает денег на бензин для патрулирования улиц на машинах».
     Глава администрации станицы Владимир Радченко сообщил, что в Александровской создан территориальный пункт милиции №7. В здании администрации ремонтируются кабинеты для 10 сотрудников милиции.
Александр Зубенко
Спорт
«Судья, время!»

     Удовлетворение тремя очками после встречи «Спартак-Нальчик» – «Амкар» вряд ли скрашивало в душе болельщика горькое разочарование от продемонстрированной местными футболистами игры.
     Проведя после двух быстрых голов еще несколько острых атак, они, видимо, решив, что игра «сделана», как-то расслабились, упустили концентрацию и, возможно, даже решили сыграть «по результату». И хотя кто-то из «специалистов» на трибуне и рассуждал, что, дескать, если надо будет, родной «Спартак» сможет прибавить в любой момент матча, включить форсаж – и то еле-еле, – у подопечных Юрия Красножана получилось только ближе к самому исходу встречи – после того, как они удостоились дружного освистывания болельщиками за отсутствие борьбы. Кстати, на 3 секторе за происходящим с ленивым любопытством наблюдал форвард «Спартака» Феликс Фелипе, у которого истек срок арендного договора с азербайджанским «Баку». Бразилец вернулся в Нальчик, чтобы продолжать тренировки и не растерять форму, пока ему подыскивают варианты трудоустройства.
     «Амкар» же после мяча, свалившегося как снег на голову (а вернее, «за шиворот») голкиперу «Спартака» Отто Фредриксону, притопил, разглядев замаячившую на горизонте надежду на ничью. «Судья, время!» – реплика с трибун как нельзя лучше отражала характер этого противостояния, в котором хозяева все-таки дотянули до желанного финального свистка.
     В следующем туре «Спартаку» предстоит вояж во Владикавказ в гости к самому своему исторически принципиальному сопернику. Организованный выезд на нескольких автобусах устраивает фан-клуб «Красно-белые джигиты», которые будут ждать желающих поддержать «Спартак» в матче против «Алании» 8 августа с 15.00 на площади 400-летия в Нальчике. С собой надо иметь 300 рублей на проезд. Обязательный дресс-код: во всем красно-белом и непременно со спартаковским шарфом.
Тимур Бахов


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2010 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru