Газета Юга
Газета Юга №21(846)
27 мая 2010 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
"Завод сделал меня инвалидом"

     В управлении Ростехнадзора состоялось совещание, поводом к которому стали жалобы жителей Прохладного на выбросы завода медной катанки "Налкат" ("Газета Юга" №15).
     Начальник отдела общепромышленного и горного надзора Александр Тришкин сообщил: проведенная в апреле проверка выявила отсутствие на предприятии системы пылегазоочистки.
     Эдуард Емкужев, представитель завода "Кавказкабель", работающего на сырье "Налката", признал: "Налкат" строился "с максимальной экономией".
     "Как такой объект мог работать на законных основаниях 6 лет?" - недоумевала жительница Прохладного Светлана Голованева. Она говорила о том, что заборы воздуха берутся именно в тот момент, когда трубы "Налката" не дымят, рассказывала о "черном дыме", "белом, страшном дыме прошлой ночью, от которого жутко болит голова", "сладком, пряном запахе", распространяющемся по округе. "Сколько раз мы пытались с вами связаться!" - обратилась она к директору "Налката" Хабасу Кармову.
     Руководитель управления Ростехнадзора Курман Отаров заявил, что ситуация, когда в Прохладном вокруг опасного с экологической точки зрения производства появилась жилая застройка, складывалась на протяжении ряда лет по вине местных властей, разрешавших такую практику. По его словам, аналогичное положение существует и в Нальчике с заводом "Гидрометаллург", вблизи которого живут несколько тысяч человек.
     Курман Отаров пообещал: если до ноября на заводе не будет установлена система пыле-газоочистки с отводной километровой трубой, материалы совещания будут переданы в суд для принудительной остановки "Налката" и отзыва лицензии на право эксплуатации опасных производственных объектов.
     "Мы представляем сотни и сотни людей, живущих в окрестностях "Налката", которые доведены до предела. В случае неисполнения принятых здесь решений мы будем писать президенту Медведеву", - сказала Светлана Голованева.
     В беседе с корреспондентом "Газеты Юга" она сообщила: "Еще четыре года назад у меня, например, не было никаких проблем с дыханием. Сейчас я страдаю астмой. Уверена, это именно завод сделал меня фактически инвалидом. И таких людей очень много. Но самое страшное, представьте: прямо рядом с заводом стадион, на котором бегают наши дети".
Тимур Бахов
Общество
"Некоторые нюансы и детали стали для президента неожиданностью"

     На прошедшем 19 мая в Кремле заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте России Кабардино-Балкарию представляли руководитель республиканского правозащитного центра Валерий Хатажуков и депутат Госдумы Адальби Шхагошев.
     "Меня для участия в этой встрече рекомендовал "Мемориал", - рассказал Валерий Хатажуков корреспонденту "Газеты Юга". - Каждому давали три минуты, никаких списков, никакого согласования, кто и что скажет, не было. Президент старался предоставить слово тем, кто впервые оказался на такой встрече".
     Валерий Хатажуков в своем выступлении остановился на трех вопросах: события 13 октября 2005, нынешняя ситуация в борьбе с терроризмом в КБР и преподавание родного языка в школах.
     Говоря о 13 октября, он подчеркнул, что слишком односторонне толковать эти события как вооруженный мятеж: "Да, были группы, которые проповедовали вооруженный джихад, но за 1,5-2 года до этих событий они абсолютно не пользовались влиянием, это были маргинальные группы, которые не имели ничего, кроме риторики. А потом все изменилось: их позиции укрепились. Почему? Незаконные методы и необоснованные репрессии привели к тому, что огромная часть молодых мусульман оказались брошенными в их объятия. Да, были и внешние факторы - война в Чечне, другие центры, заинтересованные в расширении войны, - но внутренний фактор был главным, фактор политического режима, проводившего абсолютно необоснованные репрессии.
     У нас есть десятки документов, в которых содержатся все основания для прокурорского реагирования, для рассмотрения в судах, но ничего этого не произошло".
     Говоря о нынешней ситуации в Кабардино-Балкарии, Валерий Хатажуков отметил, что действующее в республике вооруженное подполье не могло бы существовать без поддержки местного населения: "Это не массовая поддержка, но она есть. Это не происки спецслужб: и идеологические, и людские, и финансовые ресурсы для них формируются на этой территории. Мы должны это признать".
     Руководитель республиканского правозащитного центра рассказал, что в последнее время в КБР не фиксируются факты массовых пыток, хотя имеются случаи незаконных обысков, задержаний: "Вместе с тем за последние полгода пропали пять человек. У нас есть все основания полагать, что это внесудебные казни. Эти люди были где-то на учете? Я не понимаю, почему какие-то силы могут в нашей стране присвоить осуществление насилия, которое им никто не делегировал? Разве это не подрывает основы безопасности, основы государственности? Есть циники, считающие, что для борьбы с терроризмом хороши все средства. Но, оказывается, все внезаконные методы, внесудебные казни неэффективны. Об этом свидетельствует мировой опыт. Вместе с тем на Кавказе существует такое мнение, что у этих сил, действующих незаконно, есть некий карт-бланш, им дано добро сверху".
     Валерий Хатажуков также указал на свертывание национально-культурных программ, отметив, что за последние 10 лет количество часов, выделяемых на изучение родного языка в школах, сократилось на 25-30%: "Это может в будущем стимулировать дестабилизацию, так как будет работать на радикализацию национальных движений".
     Адальби Шхагошев остановился на проблеме усиления оперативных служб МВД, подчеркнув что без этого результатов в борьбе с экстремизмом и терроризмом не будет: "Сегодня террористами применяются совсем другие методы. Мне очень не нравится это словосочетание, но это некая такая партизанская война. У них нет тут "бывалой" поддержки. Но, к большому сожалению, бывалых оперативных служб у нас тоже нет. Жизнь такая была. Многие ушли в другие различные структуры. Их надо возвращать. Это можно сделать. Сегодня есть люди, которые ушли на пенсию. Это достаточно молодые люди, они готовы вернуться. Надо создать им условия. Если мы этого не сделаем, убежден, мы не справимся с террором".
     "Сказать, что наш разговор был для президента открытием, нельзя, - отметил Валерий Хатажуков. - Но некоторые нюансы и детали - это было видно по выражению его лица - стали для него неожиданностью. Хочется верить, что это кардинально новый подход к решению проблем Северного Кавказа".
Олег Гусейнов


Шествие пытались отменить

     В Кабардино-Балкарии прошли скорбные мероприятия, посвященные 146-й годовщине завершения Русско-Кавказской войны.
     По традиции последних лет они начались вечером 20 мая у монумента "Древо жизни" концертом-реквиемом. "Мудрые народы и достойные государства всегда извлекают из истории уроки, чтобы создать хорошую основу для нынешних и предстоящих межнациональных отношений. Когда один из противостоящих другому в войне народов забывал о страданиях, принесенных им, а другой не помнит, что было сделано в отношении него, это плохо для обоих народов", - сказал Аслан Ципинов, завершая концерт.
     Представители молодежных адыгских организаций зажгли у "Древа жизни" огоньки памяти. В отличие от прошлых лет они не ограничились 101 огоньком (по количеству лет, в течение которых продолжалась война), установленном на постаменте. На гранитных лучах, идущих от монумента, из огоньков были образованы цифры "101", а ниже - даты: "1763 - 1864".
     Утром 21 мая представители молодежных организаций готовились к шествию по пр. Ленина. Выяснилось, что оно не санкционировано городскими властями, считавшими: заявка на массовое мероприятие подана не в срок и не по форме. После переговоров сторон, временами приобретавших агрессивно-эмоциональный оттенок, шествие, в котором участвовали 4-5 всадников, несколько десятков машин с адыгскими флагами и зелеными лентами памяти, состоялось.
     Траурный митинг у "Древа жизни" открылся поминальной мусульманской молитвой. В 12.00 была объявлена минута молчания, а затем у подножия монумента были установлены корзины с цветами. Первыми это сделали спикер парламента Ануар Чеченов и первый вице-премьер Мурат Тхазаплижев.
Муса Эльдаров


"Что-то случилось с традициями на Кавказе"

     Посетивший Кабардино-Балкарию уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов встретился с президентом КБР Арсеном Каноковым и побывал в различных образовательных и социальных учреждениях для детей.
     Отметив, что страна "приближается к катастрофе" и ежегодно теряет 300 тыс. детей, которые "не рождаются", он заявил: "Поэтому в ближайшее время работа руководителей регионов будет оцениваться, исходя из критериев комплексной защиты прав детей".
     По словам омбудсмена, в Кабардино-Балкарии "не очень хорошие цифры" по количеству детей-инвалидов: "Я не знаю, каковы социальные причины этого, но они явно есть, потому что процент явно выше, чем в среднем по России. Очень много детей с заболеванием слуха. Может, это высотность проживания, географический феномен. Причем несколько поколений в семье. Но с детьми работают по очень хорошим методикам. Мы были в нулевом классе, дети уже говорят: "мама", "пока", "привет". Применяются имплантаты".
     Гостя "порадовала" школа-интернат №5, хотя ехал он туда "с замиранием сердца", так как интернат - "самая архаичная форма" детского учреждения. Омбудсмену понравилась "семейная" форма деления воспитанников интерната, где каждую семью из 8-10 человек возглавляет старший мальчик.
     Павел Астахов рассказал об успешной работе судебных приставов по взысканию алиментов для детей: "В той школе-интернате №5 их получают почти все дети, кроме 12 воспитанников. Но в Эльбрусском районе - полный провал. Не только не взыскивают как положено. Так еще приходят - хватает наглости, извините за резкое слово, - к этим женщинам и просят отозвать иски. Это до чего же надо дойти".
     Главный детский омбудсмен сообщил, что в ближайшее время появится "телефон спасения" для помощи семье и детям: "Люди не знают, куда звонить, потому что "02" не совсем оправдал: очень много вопросов к милиции. Мы с МЧС договариваемся: лучше них никто не работает". Отвечая на реплику Павла Астахова, что ситуация с насилием в отношении детей в регионе обстоит лучше, один из журналистов сообщил, что только в этом году хирурги просили помощи по устройству детей, которых вылечили: их боялись возвращать в семьи.
     Отметив очень низкий процент усыновления детей в республике, Павел Астахов сообщил, что все очень запутано и осложнено различными административными преградами: "А еще взятки брали за это. Прокурору дано поручение проверить это. У вас в государственном банке на усыновление 367 детей. Надо посмотреть, кого в прошлом году усыновляли, как это происходило, и привлечь к ответственности тех людей, которые напрасно занимают место и используют его в целях наживы. Мне говорили, женщина ходит полгода, плачет, не может взять ребенка".
     Павел Астахов отметил, что ожидал особого отношения в регионе к детям, тем более родным по крови: "Вдруг вижу бумагу. Дядя пишет, что не может взять мальчика, потому-то потому-то. Бабушка говорит: он нам надоел, не можем взять. Как это может быть?! Мне кажется, что-то случилось с традициями на Кавказе. Своих надо забирать! Правонарушение совершил или инвалид - все равно забирать. Надо работать с ними".
     У омбудсмена спросили о сериале "Школа", отметив, что в одном из сел республики фотография обнаженной девочки стала достоянием всех, из-за чего она повесилась. "Я не думаю, что это произошло из-за сериала, - ответил он. - Это художественное произведение. Мы же смотрим фильмы ужасов, хоть они и далеки от жизни. Да, там не самые лучшие нравы, но есть и такие школы".
Артур Мусов


"Здесь теперь мой дом"

     В 2005 Майя ШОВХАЛОВА была выдвинута на Нобелевскую премию мира за миротворчество, пропагандистскую деятельность по запрещению противопехотных мин в Чечне:
     С докладами о том, что происходило в Чечне, я объездила весь мир, участвовала в демонстрациях, в марше мира, заседаниях ООН, Европарламента.
     Моя мама была с 1939 членом компартии, прокурором Грозного, членом коллегии Верховного суда Чечено-Ингушетии, была человеком старой закалки с обостренным чувством справедливости. Поэтому она всегда меня поддерживала. То, что творилось во время чеченской войны, она перенести не смогла. Так переживала, что на нервной почве ослепла.
     Спасаясь от войны, я уехала в Москву. Проработала там в тесном контакте с общественными организациями, но тянуло на родину. Помнится, мне однажды моя французская коллега сказала: "Майя, и ты беженка? У тебя такой шикарный бриллиантовый браслет!" А я ей говорю: "Этот браслет - все, что у меня есть, все, что осталось от моей семьи. И поскольку у меня нет дома, мне негде его оставить, и я вынуждена его носить с собой..." Чтобы быть ближе к Чечне, приехала в Нальчик. Построила дом. Меня очень беспокоит то, что происходит в Кабардино-Балкарии. Когда случился бунт 13 октября 2005, хотела обратиться через газету, что нельзя идти таким путем. Но, как мне однажды сказал мой сосед, когда я ему сделала замечание: "А ты здесь вообще гость. Ты не имеешь права ничего тут говорить". Но все тут мне небезразлично, я гражданка республики, здесь теперь мой дом...
Культура
Вечер спасли местные цыгане

     Как объяснили администраторы Gitanes Gipsy Kings, Нальчик посетил третий состав легендарной группы: "В Gipsy Kings было музыкантов 40, все они не уживались, поэтому оттуда вышло множество различных коллективов. Gitanes Gipsy Kings - итальянский вариант команды, которая имеет официальное разрешение на исполнение хитов вроде "Bamboleo".
     Перед концертом музыканты признались, что не вполне представляли, в какие места отправляются: "Слышали, что здесь не очень безопасно, но мы ведь музыканты. У нас с собой всегда гитары - это наш пропуск. Никому ничего плохого не делаем и думаем, к нам везде будут относиться так же. До Нальчика у нас был концерт в Махачкале. И там, и в вашем городе первое, что бросается в глаза, - большое количество полицейских повсюду".
     В день концерта лил дождь. Видимо, по этой причине настроение публики было далеко от духа румбы и фламенко. Вечер спасла цыганская диаспора: "Только мы не с Александровки, а приехали жить в Нальчик из Молдавии. Мы не попрошайничаем!" Женщины с детьми на руках, девушки и парни без отдыха плясали два часа, выбегая на сцену: "Когда мы подбегали к ним, - рассказывает София Пыейда, - они у нас спрашивали: "Вы цыгане? Мы тоже цыгане из Испании!" Язык, на котором они пели, не был понятен, а вот тот, на котором они с нами говорили, мы понимали".
Ирина Юдина
Право
В списках ваххабитов были даже дети

     20 мая на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, были допрошены двое потерпевших.
     Сотрудник спецсвязи Ш. около 9 утра ехал на своей машине вверх по ул. Пачева. У школы №5 стал разворачиваться, в этот момент машина была обстреляна. Он не видел стрелявших. Ш. был ранен в плечо и кисть, сумел отъехать от этого места. А позже ему помогли добраться до больницы. Рана оказалась сложной - он два месяца провел в больнице. Врачи определили ранение как причинение тяжкого вреда здоровью. От гражданского иска Ш. отказался. Старший участковый уполномоченный Ж. в то утро около 7.30 участвовал в разводе у ОВД, затем находился на адресных проверках в микрорайонах Вольный Аул и Искож. Узнав о нападении на отдел, возвратился. Он ехал на своей машине, остановился на ул. Пачева у школы №5, помогал эвакуировать детей, принимая их из окон. Видел трех нападавших, располагавшихся у забора в сквере напротив 2 ОВД. В автомобиль Ж., оставленный на ул. Пачева, попало 5 пуль. Ущерб был оценен в 2 тыс. рублей и возмещен.
     Большинство вопросов к Ж. появилось, когда он сообщил, что в то утро проводились адресные проверки тех, кто состоит на учете как приверженец радикального ислама. Ж. рассказал, что участковые сами никого не ставили на учет. Первоначально в эти списки входило очень много людей, были даже дети 8-9 лет, потом большинство отсеивалось: "Я ходил в семьи, пил чай, разговаривал, узнавал людей, понимал, что нормальная семья, смотрел - кто ходит в мечеть, кто молится дома. Посещение мечети не было критерием постановки на учет, а участковые никого не ставили".
     По словам Ж., списки необходимы были, чтобы отслеживать ситуацию: "Нет, мы не следили, это называется профилактика".
     Ж. рассказал, что во время работы в другом микрорайоне посещал мечеть на ул. Крылова, смотрел, есть ли лица, находящиеся в розыске, оружие, экстремистская литература, но ничего там не обнаруживал. "Почему закрыли мечеть?" - спросили у Ж. "А я ее закрывал?" - ответил он.
     24 мая тренер одной из СДЮШОР Нальчика М. заявил, что не знает, чему он свидетель: "Меня в октябре 2005 допрашивали во всех зданиях МВД. Тогда всех, кто поклоняется Аллаху, допрашивали. Везде. Хотя допрос - это слишком мягко сказано".
     События тех дней он назвал "полным беспределом", отметив, что тогда всех верующих доставляли в правоохранительные органы и избивали: "Сотрудники милиции ничего не объясняли. Ты ваххабит, и все! Если где-то что-то происходило, доставляли тех, кто в списке. Это все давно, с 2000 года происходило. Даже дети в этих списках были. В УБОПе 20 человек у стены стоят - идет человек в форме, избивает. На моих глазах из кабинета вытащили полудохлого человека.
     Это и сейчас продолжается. У меня недавно обыск был. Говорят, есть оперативная информация, что у меня оружие. Если бы что-то нашли, меня бы здесь не было".
     Отношение подсудимых к М. было неоднозначным. "Два человека, считающиеся шейхами, назвали тебя полковником УБОПа", - заявил Азамат Ахкубеков. "Я там никогда не работал. Не верьте слухам. Я вас прощаю", - ответил свидетель.
     По ходатайству адвоката Олега Келеметова суд принял решение о возвращении в зал заседаний подсудимого Анзора Машукова, удаленного в октябре прошлого года. Защитник аргументировал это началом рассмотрения обстоятельств нападения на Центр "Т", в котором, по версии следствия, участвовал Машуков. Завершая исследование материалов дела, гособвинители огласили протокол допроса Сарадина Алакаева от 9 октября 2005. За 4 дня до нападения на Нальчик он допрашивался по другому уголовному делу и рассказал о тайной встрече с Анзором Астемировым, состоявшейся летом 2005, в ходе которой последний говорил о джихаде, а позже прислал ему на электронный адрес листовку, в которой также говорилось о джихаде со ссылками на суры из Корана. Алакаев распечатал три экземпляра листовки и отдал членам вольноаульского джамаата.
     Защита подвергла сомнению правомочность оглашенного документа, отметив, что проверить, давал ли Алакаев такие показания, теперь невозможно.
     Согласно обвинительному заключению, по поручению Анзора Астемирова жители Нальчика Тимур Мамаев и "иные неустановленные лица" с декабря 2004 по 13 октября 2005 предложили вступить "в созданную на территории КБР устойчивую вооруженную организованную группу экстремистски настроенным членам нальчикских религиозных общин "Таухид" и "Нур". Разделяя главную цель организации - вооруженный мятеж, говорится в обвинительном заключении, в нее добровольно вступили нальчане Залим Таков, Мурат Битоков, братья Мурат, Аслан и Ахмед Токмаковы, Артур Хатухов, Арсен Маргушев, Даниял Мусуков, Казбулат Керефов, Вячеслав Шогемов, Даниил Хамуков и Анзор Машуков, а также житель Терека Заур Сокмышев.
     По версии обвинения, ранним утром 13 октября 2005 они двумя группами собрались в одной из квартир в Нальчике и частном домовладении в Нартане. На захваченной "Газели" из Нартана было доставлено оружие, и около 9.10 группа с двух сторон - с улиц Ногмова и Чайковского - атаковала Центр "Т". В ходе боестолкновения 11 участников нападения были убиты. В живых остались Анзор Машуков, Заур Сокмышев и Даниил Хамуков, оказавшиеся на скамье подсудимых.
     В результате нападения погибли шесть сотрудников Центра "Т": майоры милиции Игорь Алексеенко, Александр Боев, Инал Тешев и Ибрагим Сусаев, капитан Тамерлан Казиханов и старший лейтенант Ахмат Ульбашев. Девять сотрудников центра и 14 гражданских, находившихся поблизости, были ранены. Ущерб зданиям, автомашинам и другому имуществу составил 2 млн 637 тыс. рублей.
     Предприниматель К. 13 октября 2005 около 9.30 подвозил на своей "Волге" ГАЗ-24 соседку к одному из домов на ул. Чайковского. Неожиданно перед ним встала вишневая "девятка", в которой находились шестеро молодых людей, четверо из них были с автоматами. Трое подошли к К., "вежливо попросили выйти" и забрали машину. Свою "Волгу" предприниматель нашел на следующий день на ул. Гагарина, на ней было более 25 пулевых пробоин. Ремонт К. сделал за свой счет, он обошелся в 13 тыс. рублей.
     Вопросы сторон к потерпевшему должны были выяснить, насколько агрессивны были действия молодых людей: "Слово "попросили" я сказал с иронией. Агрессии с их стороны не было. Но была просьба, подкрепленная чем-то. Я отдал машину против своего желания".
     25 мая впервые в ходе процесса один из подсудимых решил дать показания, надеясь после этого изменить свое положение. Надежды не оправдались.
     Началось заседание с допроса трех свидетелей, вызванных по ходатайству адвоката Алима Биттирова. Жители Нарткалы 22, 30 и 62 лет в начале 2006 участвовали в качестве понятых в опознании Азамата Шокумова жительницей Нальчика А., видевшей его, согласно материалам дела, 13 октября 2005 у 1 ОВД. Все свидетели заявили, что не понимали, зачем их, остановив на улице, пригласили в здание прокуратуры, никто им не разъяснял их права и обязанности, они торопились и подписали протокол опознания, не читая его. 22-летняя девушка сказала, что хотела уйти, а следователь на нее кричал, а 62-летний журналист сообщил суду, что, выходя из здания прокуратуры, услышал: "Его не опознали".
     Сотрудник налоговой службы К. ехал на служебных "Жигулях" 99-й модели. На пересечении улиц 9 мая и Чайковского его остановили 6-7 молодых людей, по крайней мере четверо из них были вооружены автоматами. Двое подошли ближе к машине, один высадил его, другой сел за руль. К. положили на землю лицом вниз, а нападавшие уехали. На следующий день ему сказали, что "Жигули" стоят на пересечении Шогенцукова и Осетинской. В салоне была кровь, машина прострелена, без стекол. Ее потом списали и продали.
     В ходе следствия К. опознал парня, севшего за руль. Согласно материалам дела, это был Даниил Хамуков. У защиты и подсудимых возникло множество сомнений в связи с процедурой опознания. Они указывали, что потерпевший нигде в своих показаниях не говорит, что может кого-либо опознать, а рассказывая о внешности "того, кто сел за руль", не называет черты его лица. Было также утверждение, что в ходе одного из допросов К. заявил: "Опознать кого-либо я не смогу, их лица не запоминал". Правда, выяснилось, что последняя фраза произнесена была после опознания им Хамукова.
     Более четырех часов продолжались показания Казбека Будтуева, оглашение документов, связанных с ними, и споры сторон относительно этого. Подсудимый в деталях рассказал, что весь день 13 октября находился дома или рядом с ним и привел имена более двух десятков свидетелей, включая и сотрудников прокуратуры, которые видели его. Он сообщил, что встречался с матерью Залихана Караева, которая отправила последнего в школу №5 за внуками, потом узнал, что Караев ранен, и решил, что это шальная пуля.
     24 октября 2005 к нему приехали из прокуратуры, он, ничего не подозревая, поехал с ними. Его доставили в УБОП, где два высокопоставленных сотрудника дали бумагу и потребовали написать признательные показания. Он отказался, ему угрожали, матерились, после чего вызвали двух человек с резиновыми дубинками в черной униформе и масках. Его избивали, он несколько раз терял сознание. Избивавших раздражало, что он не кричит. Через некоторое время вызвали местного врача, потом скорую, ему сделали какие-то уколы и доставили в реанимационное отделение ГКБ №1. Он потерял сознание и очнулся через трое суток. У него не работали почки. Ходить он не мог, на носилках его донесли до машины и отвезли на гемодиализ в РКБ. Там он побывал еще дважды, но уже мог сидеть, поэтому к машине и от нее его везли в инвалидной коляске. В больнице рядом с ним всегда был вооруженный сотрудник, который на ночь, а иногда и днем, когда ему необходимо было отлучиться, приковывал его наручниками к кровати. К нему не пускали родных, хотя он не был ни подозреваемым, ни обвиняемым.
     В возбуждении уголовного дела в отношении тех, кто его избивал, было отказано, хотя имелось заключение судмедэксперта и медицинские документы из больницы. Его забрали из ГКБ 5 ноября.
     Казбек Будтуев ни в одних показаниях не признал своей вины, отказался от амнистии, так как для этого он должен был согласиться с тем, что виновен в участии в преступном сообществе, в банде и незаконном владении оружием: "Когда я стал читать постановление о прекращении дела по амнистии, удивился их фантазии. Получалось, что я правая рука Басаева, левая - Астемирова, лидер группы, собрал людей, вооружил. Я был ошарашен. И хотя даже адвокат просила меня подписать, я отказался. Она знала, что я невиновен, но говорила: уйдешь домой, у тебя мама больная".
     Обвинители спросили Будтуева о листовке, полученной им от Алакаева и показанной Караеву, но никаких действий за этим не последовало. Гособвинители огласили результаты психофизиологической экспертизы в отношении подсудимого с использованием полиграфа. Согласно этому документу, Будтуев утром 13 октября одновременно находился на ул. Мостовой, ул. Космонавтов, в частной квартире, на детской площадке, на ул. Ногмова, пр. Ленина, у библиотеки им. Крупской, у "Детского мира". "Детектор лжи" пришел к выводу, что он "держал в руках сумку, листовки, гранату, общался с Караевым, которому передал оружие, и призывал стать шахидом".
     Казбек Будтуев и его адвокат Магомед Абубакаров указали, что это была третья проверка на "детекторе лжи": "Две первых ничего не дали, провели третью, чтобы подогнать к необходимым выводам".
     Адвокат также указал, что в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом проверка на полиграфе не является доказательством, "детектор лжи" используется в оперативно-розыскной деятельности.
     Абубакаров ходатайствовал об изменении порядка судебного следствия для вызова в суд свидетелей защиты (на данном этапе доказательства представляют обвинители), которые могли подтвердить алиби Будтуева. Он подчеркивал, что такие люди есть и среди свидетелей обвинения, но государственные обвинители почему-то не вызывают их в суд.
     После допроса этих свидетелей защитник собирался заявить ходатайство об изменении меры пресечения подсудимому. Он подчеркивал, что все доказательства по объекту 2 ОВД гособвинители представили, что процесс будет продолжаться еще несколько лет и нет никаких оснований все время держать Будтуева под стражей.
     Казбек Будтуев просил дать ему возможность самому ухаживать за больной матерью.
     Руководитель группы гособвинителей Ольга Чибинева не согласилась с тем, что по 2 ОВД представлены все доказательства, отметив: не допрошены несколько свидетелей. Она также подчеркнула, что подсудимому вменяется участие в преступном сообществе, а это связывает его с другими объектами нападения.
     Суд отказал адвокату и подсудимому в изменении порядка судебного следствия, сославшись на положение УПК.
Олег Гусейнов


Три бутылки водки

     Больше года продолжалось уголовное преследование 85-летнего жителя Прохладного ветерана и инвалида Великой Отечественной Заурбека Зурапова. Дальнейшее противостояние с правоохранительными органами прекратило постановление Госдумы РФ об амнистии в связи с 65-летием Победы, которое применили к ветерану. Но он не считает себя виновным. Обвиняли участника войны в изготовлении и продаже трех бутылок водки, "не отвечающей требованиям безопасности".
     3 марта 2009 сотрудники Прохладненского линейного ОВД на транспорте на железнодорожном переезде, ведущем в Винсовхоз, остановили для проверки документов местного жителя Щ., в рукаве куртки которого была обнаружена бутылка водки. Сотрудники милиции при визуальном осмотре пришли к выводу, что алкогольный напиток фальсифицирован. Щ. сообщил им, что приобрел водку за 25 рублей в частном домовладении неподалеку, и назвал адрес Зурапова.
     После этого сотрудники Прохладненского ЛОВДТ решили провести у ветерана контрольную закупку. Была заготовлена купюра достоинством в 50 рублей, переписаны ее номера.
     Утром 19 марта прохладянин Б., ставший потом свидетелем по делу, выйдя из дому, направился в магазин, где продавали вино на розлив. Он выпил стакан виноградного напитка, после чего Б. встретили сотрудники милиции и попросили его участвовать в контрольной закупке. Он получил 50 рублей, ему показали дом ветерана, и, согласно материалам дела, в 10.20 он приобрел у Зурапова две бутылки "спиртосодержащей жидкости".
     В тот же день было решено провести обследование жилища Заурбека Зурапова. Но когда милиционеры пришли к нему, он уже уходил из дома: "Я лечился в онкологии. Мне необходимо было идти в поликлинику на консультацию к врачу, приехавшему из Нальчика. Милиционеры приехали на двух машинах, восемь человек, показали решение суда на обыск. Я не открыл им, ушел в поликлинику, а потом уехал в Нальчик сдавать анализы. А они здесь сторожили: две машины на этой улице, еще одна - с другой стороны.
     На следующий день я вернулся. Со мной был зять, он пригласил адвоката. Они все обыскали, ничего не нашли. Только пустые бутылки: я выпиваю, мне врачи рекомендовали по чуть-чуть. Даже деньги в доме искали. Нет, не 50 рублей, а много денег: я же торгую!"
     Согласно материалам дела, в гараже у ветерана нашли около 20 пустых бутылок, в 11 из них еще оставались капли "прозрачной жидкости", чувствовался запах водки. Эти 11 емкостей были изъяты. Часть из них была с крышками.
     В ходе следствия эксперты установили, что содержащаяся в трех бутылках, проходящих по делу, "спиртосодержащая жидкость" не соответствует стандартам. 5 июня 2009 прокуратура Прохладного утвердила обвинительное заключение, согласно которому Заурбек Зурапов "умышленно изготовил самодельным способом спиртосодержащую жидкость в объеме 1,5 литра и крепостью 33,8 градусов, разлил в три бутылки и хранил для сбыта". Ветеран не признал вины и отказался от дачи показаний. В характеристике, приобщенной к делу, говорилось, что он не привлекался к уголовной ответственности, "в кругу лиц, ведущих антиобщественный образ жизни, не замечен".
     Допрошенные в ходе первого судебного рассмотрения оперативники показали, что в домовладении Зурапова не было найдено ни этикеток, ни пробок, ни спирта, ни чего-либо еще, свидетельствовавшего о производстве им алкогольной продукции. За домом, когда хозяин был у врачей, следили, но ничего не заметили. Оперативники вспомнили о канистрах в гараже, не отраженных в материалах дела. Емкости были пустые.
     Двое свидетелей, участвовавших при изъятии водки, якобы приобретенной у ветерана, заявили, что изымали бутылки без них, и они видели их стоявшими на столе.
     17 августа 2009 Прохладненский районный суд, отметив, что в обвинительном заключении не указаны место приобретения спирта, посуды и других составляющих для изготовления алкогольной продукции, а также способ изготовления, возвратил дело прокурору Прохладного для устранения недостатков: "Указанные обстоятельства исключают возможность постановления приговора или принятия иного решения".
     Прокуратура Прохладного опротестовала постановление районного суда, отметив: "Указанные обстоятельства не влияют на объем предъявленного Зурапову обвинения". Верховный суд КБР согласился с этими доводами, возвратил дело на новое рассмотрение, в ходе которого никаких новых обстоятельств, указывающих на виновность ветерана, не появилось.
     3 декабря 2009 районный суд возвратил дело прокурору города, вновь указав, что "не установлены обстоятельства, входящие в предмет доказывания: время, место и способ совершения преступления". 8 декабря прокуратура Прохладного направила в Верховный суд КБР кассационное представление: "Зурапов отказался давать показания, а определить оперативным и следственным путем происхождение спирта невозможно".
     19 января Верховный суд КБР возвратил дело районному, отметив, что речь идет о неполноте следствия, а по этому обстоятельству нельзя возвращать дело прокурору".
     17 февраля в ходе третьего рассмотрения дела ветеран заявил, что "категорически" не доверяет судье, секретарю и прокурору: "Меня дважды судили и не нашли вины. Я не желаю, чтобы меня судили в этом суде. Год назад завели дело. Прокурор фактически издевался надо мной, как хотел кровь из меня пил". Он также отказался и от адвоката: "Я ничего не сделал, никого не убивал, никого не обидел. За что меня судить?!"
     1 марта в суд от имени Заурбека Зурапова поступило ходатайство - рассмотреть дело без его участия: "Вину не признаю, ничего не совершал. Показания давать не буду".
     3 марта в ходе допроса оперативников было установлено, что 50 рублей, которые в ходе контрольной закупки, согласно материалам дела, были переданы Зурапову, так и не были обнаружены.
     16 апреля Госдума РФ приняла постановление об амнистии в связи с 65-летием Победы. 23 апреля государственный обвинитель ходатайствовал о прекращении уголовного преследования ветерана Великой Отечественной. Защитник, предоставленный Зурапову государством, согласился с этим. 26 апреля суд принял постановление о прекращении уголовного дела, отменив Заурбеку Зурапову подписку о невыезде и надлежащем поведении.
     Акт амнистии, принятый Госдумой РФ, стал спасением и для сотрудников линейного отдела милиции, и для следствия, которые так и не представили убедительных доказательств вины ветерана, и для прокуратуры, утверждавшей обвинительное заключение. Особенности применения амнистии таковы, что, освобождая человека от уголовного преследования, закон по сути признает его виновным. Отсутствовавший на последнем рассмотрении дела Заурбек Зурапов только позже понял эту юридическую тонкость: "Так получается, что я виновен. Но я ведь ничего не совершал, они ничего не доказали".
     По мнению юристов, уголовное дело в отношении ветерана могло быть прекращено еще на начальной стадии расследования, даже если считать, что он действительно продал три бутылки некачественной водки. Статья 14 Уголовного кодекса РФ гласит: "Не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности".
     В обзоре практики возбуждения и расследования подобных уголовных дел, подготовленном Южной транспортной прокуратурой, подчеркивается, что по сути это были административные правонарушения: "В результате создавалась видимость благополучия борьбы со сбытом алкогольной продукции, не отвечающей требованиям безопасности, повышались статистические показатели выявленных и раскрытых органами внутренних дел на транспорте преступлений, показатели следственной нагрузки. Однако систематически нарушались конституционные права граждан, незаконно привлеченных к уголовной ответственности за совершение административного правонарушения".
     Южная транспортная прокуратура указывала на непринятие необходимых мер для выявления фактов "производства и сбыта значительных объемов спирта и алкогольной продукции", что "подрывает авторитет правоохранительных органов".
Артур Мусов
Происшествия
Убит зампрокурора Баксана

     20 мая около 22.30 в Баксане был убит 45-летний заместитель прокурора города Руслан Махов.
     Как рассказали "Газете Юга" в Баксанском межрайонном следственном отделе СКП, в районной стоматологии, имеющей огороженную территорию, зампрокурора, проживавший поблизости, парковал свою "десятку". Когда Руслан Махов, поставив автомобиль, выходил на улицу, его ждали двое неизвестных. Он получил семь огнестрельных ранений и скончался на месте.
     Судя по гильзам калибра 9 мм, обнаруженным на месте происшествия, стреляли из пистолета Макарова. Количество произведенных выстрелов свидетельствует, что огонь вели оба преступника.
     Руслан Махов надзирал за оперативно-розыскной деятельностью, дознанием и следствием в Баксанском ГОВД. У него остались жена и трое детей.


Убегавших женщин добивали в поле

     22 мая в 10.10 на 5 км автодороги Карагач - Благовещенское неизвестными из автоматического оружия были обстреляны четыре сотрудника исправительной колонии №4. Трое погибли, одна доставлена в городскую больницу в Прохладном, жизнь ее вне опасности.
     В п. Советский три колонии УФСИН по КБР - женская, детская и поселение. Сотрудники доставляются на работу специальным автобусом, который в определенное время забирает их со службы. В другое время пользуются попутным транспортом.
     Младшие инспекторы группы надзора женской колонии прапорщик Зарета Хандохова, старший сержант Дусена Жангериева и рядовой Марьяна Маргушева, а также вожатый караульных собак рядовой Хасен Сабанчиев после дежурства вышли на остановку у дороги Карагач - Благовещенское и были обстреляны из подъехавших "Жигулей". Первые выстрелы пришлись в Хасена Сабанчиева. Женщин, пытавшихся спастись, добивали в поле. Зарета Хандохова и Дусена Жангериева погибли на месте.


Чья подведомственность?

     25 мая в 4.30 в Баксане в нескольких метрах от центрального входа в здание, где располагаются городской и районный отделы милиции, было обнаружено самодельное взрывное устройство с часовым механизмом, изготовленное на базе гранаты Ф-1.
     Около 3 часов утра дежурные милиционеры по камерам наружного наблюдения видели подозрительного человека, подошедшего к зданию и что-то оставившего. После этого силовики из разных ведомств выясняли, кто должен выйти из здания и осмотреть место происшествия. Через полтора часа район около милиции был оцеплен, жильцы близлежащих домов эвакуированы.


Против кого?

     25 мая около 22 часов в Нальчике на пересечении улиц Тарчокова и Кирова было приведено в действие самодельное взрывное устройство. Никто не пострадал.
     СВУ находилось между торговым комплексом "Галерея" и торцевой частью пятиэтажки по ул. Ватутина, 2 у обочины дороги рядом с железобетонным столбом. На месте взрыва образовалась воронка шириной 40 см. В жилом доме выбиты стекла, внешняя отделка "Галереи" лишилась около десятка плиток.
     По одним данным, взрыв был направлен против замкомандира полка ППС, проезжавшего здесь незадолго до происшествия, по другим - против сотрудника правоохранительных структур, проживающего в пятиэтажке.


Группа СВУ

     25 мая близ Тырныауза в результате нескольких взрывов были ранены три сотрудника милиции и погибла служебная собака.
     Около 8.50 патрульный автомобиль ДПС райотдела милиции ВАЗ-2115 был подорван на выезде из города. Сработало самодельное взрывное устройство, заложенное на обочине справа. Два сотрудника отдела ГИБДД были доставлены в районную больницу с диагнозом "контузия". Передняя часть автомашины была незначительно деформирована, а на лобовом стекле образовались трещины.
     В 20 метрах от места первого взрыва на пригорке под камнями были найдены еще два СВУ, которые были уничтожены взрывотехниками на месте. Их предположительная мощность 5 кг в тротиловом эквиваленте.
     При дальнейшем обследовании местности в 40 метрах от места подрыва машины произошел еще один взрыв, в результате которого кинолог Эльбрусского РОВД был доставлен в районную больницу с осколочными ранениями, а служебная собака погибла.
     Через некоторое время рядом с последним местом взрыва было найдено еще одно СВУ, которое уничтожили на месте.
Ахмед Акбашев


Вечный огонь уже не горел

     Вечером 23 мая в Тырныаузе на площади Памяти, где располагается Вечный огонь, было обнаружено взрывное устройство.
     Как рассказали "Газете Юга" в прокуратуре Эльбрусского района, позвонивший в милицию неизвестный сообщил о подозрительных проводах на мемориале. Прибывшие на место сотрудники обнаружили в технологической нише постамента Вечного огня самодельное взрывное устройство. Огонь к этому моменту уже не горел.
     СВУ состояло из взрывчатого вещества кустарного производства на основе аммиачной селитры и алюминиевой пудры, исполнительного устройства - электронных часов "Касио" и кустарного электродетонатора. Взрывотехники и саперы обезвредили СВУ, мощность которого определена в 1 кг в тротиловом эквиваленте.
     По мнению специалистов, близость газоподающего устройства мемориала и жилых домов могла при срабатывании СВУ привести к значительным разрушениям и возможным жертвам.


Второе ранение

     24 мая около 8.25 на ул. Северная в Нальчике в результате подрыва самодельного взрывного устройства был ранен 40-летний милиционер полка патрульно-постовой службы МВД по КБР.
     Как рассказали "Газете Юга" в отделе по расследованию преступлений, связанных с посягательством на жизнь сотрудников правоохранительных органов, следственного управления СКП, старшина милиции свернул с ул. Идарова на Северную и шел по левой стороне вдоль забора из железобетонных плит, огораживающего законсервированную стройку. Когда он прошел около 40 м, раздался взрыв. Безоболочное СВУ без поражающих элементов мощностью 200 г в тротиловом эквиваленте находилось на верхней кромке забора и прижималось к ограде веткой дерева, стоящего на территории стройки.
     Милиционер был доставлен в санчасть МВД, его состояние оценивается как удовлетворительное.
     По мнению наблюдателей, едва ли взрыв был направлен конкретно против потерпевшего. Преступники знали, что по этому тротуару идут на работу сотрудники полка ППС. Исполнитель ждал появления кого-либо из сотрудников и привел СВУ в действие с помощью радиоуправляемого механизма.
     Как установлено, это не первое ранение сотрудника полка. В 1996 в Нижнем Чегеме во время спецоперации по ликвидации банды Малкандуева - Залиханова, совершившей побег из зала Верховного суда КБР ("Газета Юга" №24, 1996), он также был ранен.
Ахмед Акбашев
Спорт
Дзюдоист Алим Гаданов, представляющий подмосковный Дмитров и Кабардино-Балкарию, второй год подряд выигрывает этап "Большого шлема" в Рио-де-Жанейро в весовой категории до 66 кг.

     Призер чемпионата Европы начал свое выступление со второго круга и победил канадца Мехмедовича, японца Моришиту и француза Корвала.
     В финале спортсмен из Нальчика за полторы минуты разобрался с призером чемпионатов Европы и мира итальянцем Верде. По сообщению федерации дзюдо России, судьи не засчитали первый бросок Гаданова. В следующей же атаке он подхватом кувыркнул соперника по татами и заработал чистую победу.
     "Большой шлем" - один из важнейших турниров в календаре, этот результат идет в зачет. Поэтому, выиграв этап "Большого шлема", Алим может в этом году уже не выступать на других соревнованиях", - сообщил Залим Гаданов, тренирующий брата.


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2010 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru