Газета Юга
Газета Юга №6(831)
11 февраля 2010 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Юрий Альтудов вернулся

     Указом президента КБР Юрий Альтудов назначен первым заместителем постоянного представителя КБР при президенте РФ. Он призван курировать деятельность постпредства по привлечению инвестиций в республику.
     Юрий Альтудов, 55 лет. Родился в селении Сармаково Зольского района КБАССР. Окончил Московский инженерно-физический институт. С 1981 по 1992 начальник лаборатории, начальник отдела, заместитель начальника специального конструкторского бюро, главный инженер на НЗПП. С марта 1992 по октябрь 1992 председатель Госкомимущества КБР. С октября 1992 по февраль 1995 заместитель премьера - председатель Госкомимущества КБР, с февраля 1995 по декабрь 1995 первый заместитель премьера - председатель Госкомимущества КБР. С декабря 1995 первый заместитель премьера - глава административного комитета программы "Стабилизация и развитие экономики КБР". Член совета директоров ОАО "Тырныаузский горно-обогатительный комбинат" и ОАО "Нальчикский завод полупроводниковых приборов", глава комиссии по чрезвычайным ситуациям КБР. С 2004 президент кабардино-балкарского отделения Академии технологических наук РФ. С 2005 начальник инспекции по контролю расходов федерального бюджета городами федерального значения и особыми экономическими зонами департамента контроля расходов средств городами федерального значения Счетной палаты РФ.
     В 2009 прошел в парламент КБР по списку "Единой России". Член парламентского комитета по бюджету и налогам.
     Действительный государственный советник РФ III класса. Кандидат физико-математических наук, доктор технических наук, профессор финансового права и налоговой политики.
     Женат, двое сыновей.


"Риал" сливается с "ОСТ-Алко"

     В прошлом году в России, по данным отраслевого агентства ЦИФРРА, продали 112 млн дал легальной водки и не менее 70 млн дал нелегальной.
     В середине 2009 заместитель председателя правления Союза производителей алкогольной продукции Дмитрий Добров назвал КБР "крупнейшим источником "левака" для всего алкогольного рынка нашей страны, что очевидно для всех его участников" ("Газета Юга" №29, 2009). ЦИФРРА приводит данные: если в I полугодии 2009 в КБР рост производства составлял 20%, по итогам января-сентября он был уже 56,7%. По мнению исследователей, "вывоз учтено-легальной (или частично легальной) продукции оттуда вырос". Директор ЦИФРРА Вадим Дробиз на одном из специализированных интернет-ресурсов пишет, что "с заводами Кавказа будут что-то делать": "От них не отстанут. То ли заставят перенести производство в Центральную Россию, то ли просто вынудят закрыться. Похоже, что Кавказ перестанет быть центром производства водки в целом в скором будущем. На Кавказский федеральный округ брошен человек, который в родном Красноярском крае активно пытался бороться с нелегальной водкой Кавказа, Московской, Ленинградской областей..."
     Дробиз считает, что этот процесс уже пошел и "наиболее дальновидные кавказцы" начали переводить производство в Центральный федеральный округ. В этой связи он указывает, что один из крупнейших производителей спирта и водки в Кабардино-Балкарии - группа компаний "Риал" (Прохладный), владельцем которой выступает Хадис Абазехов из Алтуда, - ведет переговоры о приобретении 50% подмосковного завода "ОСТ-Алко".
     Эту компанию специалисты называют "компанией, много лет бывшей в группе лидеров алкогольного рынка, имевшей в принципе достаточный для доминирования даже сегодня хотя бы на московском рынке брендовый и административный ресурс".
     В конце декабря 2009 года должности генеральных директоров "ОСТа" заняли менеджеры "Риала" Ираида Шанкова и Юрий Лобанов (Шанкова возглавляет также московское ООО "ЛВЗ "Моя столица", входящее в группу компаний "Риал", а Лобанов работал в столичном торговом доме "Риала"). По сведениям газеты "КоммерсантЪ", сделка может быть безденежной - "Риал" возьмет на себя обязательства по долгам "ОСТа", который еще в 2008 оказался на грани банкротства, задолжав налоговикам 800 млн рублей. В январе-ноябре 2009 "ОСТ-Алко" занимала 1,4% российского водочного рынка, "Риал" - 0,3%. По данным, приводимым "Коммерсантом", чистый долг "ОСТ-Алко" достигал 2,6 млрд рублей. Говорится, что при отсутствии долга "ОСТ-Алко" могла бы стоить 40-50 млн долларов.
     "Сделка будет выгодна обеим сторонам. "ОСТ-Алко" будет спасена от тягомотных процедур  и может отчасти восстановить свои позиции на рынке. "Риал" погасит долги компании, а сам получит одну из лучших в России производственных водочных площадок, пакет вполне приличных брендов, известность и имя "ОСТ-Алко", административный ресурс нынешнего владельца завода... Для возрождения "ОСТу" не хватало нормального менеджмента. Если бы начали заново собирать команду, ушло бы вновь время на создание и притирку специалистов. А так пришла сразу целая рабочая команда, влилась сама в процесс "ОСТа", а "ОСТ" вовлекла в свой процесс", - уверен Вадим Дробиз.
     Кстати, когда в середине прошлого года ряду крупнейших спирто-водочных предприятий КБР (в том числе "Русь", "Велес" и "Докшукино") приостановили лицензии на производство спирта и водки, "Риал" был единственным, кто продолжил нормальное функционирование. Тогда санкции против "водочников" были предприняты после проверки, проведенной Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка (Росалкоголь), МВД и ФНС РФ. Основные нарушения, по словам представителей федеральных структур, были связаны с тем, что отгрузки и оборот спирта и водки осуществлялись без фиксации необходимых сведений в ЕГАИС ("Газета Юга" №29, 2009).
     Хадис Абазехов и Ираида Шанкова оказались недоступны для комментариев: в московском офисе "Риала" "Газете Юга" сообщили, что из-за подготовки к выставке "Продэкспо-2010" (открылась 8 февраля) они крайне заняты.
Тимур Бахов
Политика
Услышат миноритариев

     Комитет по законодательству и государственному строительству парламента Кабардино-Балкарии внес законопроект, обеспечивающий исполнение некоторых положений послания президента России.
     Документ предусматривает, что в руководство высшего законодательного органа республики и в состав депутатов, работающих на постоянной основе, должны входить представители всех фракций, действующих в парламенте.
     Кроме того, законопроект устанавливает, что на заседаниях парламента "систематически рассматриваются обращения, в том числе предложения партий, не представленных в законодательном органе".
Общество
"Мы, в отличие от оппонентов, морду никому не били..."

     Председатель общественного движения "Хасэ" Ибрагим Яганов на пресс-конференции в Нальчике вновь заявил об актуальности земельного вопроса для Кабардино-Балкарии:
     "Все думают, что произошел перелом, президент КБР развернул какие-то законопроекты. Но это глубокое заблуждение, - отметил он. - Пока республиканские законы №12 и №13 не будут отменены, ничего не развернуто".
     По его словам, в 2012 в полной мере вступает в силу 131 закон, и все села обязаны будут формировать свой бюджет на основании имеющегося у них имущества и, кроме того, платить налоги с этого имущества: "Я вполне ответственно заявляю, что, кроме сел, расположенных в непосредственной близости от города, остальные села и на равнине, и в горной части никогда не сформируют бюджет на основе имеющегося имущества, а это постепенно приведет к их зависимости. Мы уверены, если в течение этого времени все села независимо от их этнического состава потеряют земли отгонного животноводства, они будут просто отлучены от этой сферы сельхозпроизводства. А животноводство - это самая прибыльная отрасль сельского хозяйства, ничего другого во многих селах сегодня нет. Мы не должны менять общественный уклад, складывавшийся столетиями, создавая на этих землях акционерные общества".
     Ибрагим Яганов подчеркнул, что миру и согласию в республике ничего не угрожает: "Идет нормальный демократический процесс. Существует несколько мнений и споры вокруг них. Это нормальное явление. Если кто-то занимается разжиганием межнациональной розни, не надо собирать форумы - для этого существуют правоохранительные структуры. Мы всегда работали в соответствии с законом и, в отличие от наших оппонентов, морду никому не били. А митинг - это предусмотренное Конституцией право граждан".
     Ибрагим Яганов подчеркнул, что ему непонятны действия лидера регионального отделения "Правого дела": "Это партия власти или оппозиционная партия? Когда руководитель оппозиционной партии пытается защитить власть, не обращая внимания на ее ошибки и просчеты, я не могу этого понять. Я вступал и до сих пор состою в "Правом деле", считая, что оно отстаивает демократические ценности".
     По словам председателя "Хасэ", Шахмурзов прав в том, что нынешнее обострение ситуации связано с предстоящим переназначением президента: "Мы прекрасно понимаем: если до переназначения он не решит земельные вопросы, то после этого глава республики не решит их никогда. Если в ближайшие месяцы эта проблема не получит своего разрешения, удовлетворяющего все стороны, мы будем добиваться, чтобы президента не переназначали на новый срок. Это жизненно важный вопрос, так как после процедуры переназначения власть решит вопрос в свою пользу.
     Мы прекрасно понимаем, что становиться поперек таких глобальных проектов, как строительство горнолыжного курорта в Приэльбрусье, невозможно. Но мы осознаем: те, кто строит, могут договариваться с селами, владеющими этими территориями, чтобы средства ушли не в отдельные карманы, а в бюджеты этих сел".
Олег Гусейнов


"Я не могу назвать их поименно..."

     Представители трех форумов молодежи - кабардинского, балкарского и русского - на пресс-конференции в Нальчике объявили о создании совместного координационного совета для "сохранения в Кабардино-Балкарии межнационального мира и согласия".
     Арендатор из Прохладного Андрей Гапкалов, депутат Черекского района Мухамат Этезов и руководитель регионального отделения партии "Правое дело" Анзор Шахмурзов заявили об объединении усилий против радикальных проявлений, чтобы любые политические вопросы, связанные с борьбой за власть, с земельной реформой "не переходили в плоскость межнационального противостояния".
     Отвечая на вопрос о том, от кого исходят угрозы, Анзор Шахмурзов заявил: "Угрозы целостности республики связаны с окончанием полномочий очередного нашего руководителя. Я не могу назвать их поименно, но достаточно хорошо представляю эту силу, которая таким образом пытается реализовать свои политические амбиции".
     Говоря о ситуации с реализацией 131 закона и проблемой горных пастбищ, Анзор Шахмурзов заявил: "Мое личное мнение, что горные пастбища должны остаться в собственности республики".
     Лидер КБРО "Правого дела" заявил, что он не имеет отношения к экстремистским листовкам, расклеенным в Нальчике: "Я читал в интернете, будто я их автор и организатор распространения. Писали, что я это делал по указанию администрации президента. Я не представляю никакой партизанский отряд и анонимным распространением листовок не занимаюсь".
     Он также не согласился с теми, кто в интернет-пространстве назвал участников форума кабардинской молодежи ("Газета Юга" №51, 2009) "наемниками": "Нас якобы наняли властные структуры, якобы для того, чтобы мы подавили оппозицию и стали выразителями интересов официальной власти. Мы ни на кого не работаем, нашу деятельность никто не оплачивает, мы никем не наняты".
Олег Гусейнов


Храм стал краше благодаря отзывчивости многих людей

     Столетие храма Архистратига Михаила г. Майский сплотило вокруг себя немало людей. Конечно, прежде всего это жители города и района. Слов искренней благодарности заслуживают все - от руководителей и предпринимателей до простых прихожан. За время подготовки к празднику внутри и вокруг храма было сделано немало. Знаковой частью масштабной реконструкции стал подъем колоколов.
     Долгое время наше чувство благодарности сдерживалось скромностью меценатов. Однако, начав в прошлом номере говорить о них, было бы неправильно останавливаться на полпути.
     Мы благодарны Хамиду Тогидовичу Башорову за пожертвованные сто тысяч рублей. Но было бы несправедливо не упомянуть и Юрия Мухамедовича Кокова, предприятие которого пожертвовало двести тысяч, и Анатолия Жамаловича Бифова, главу администрации Баксана, вклад которого также превысил сто тысяч. И руководителей района и города Юрия Николаевича Атаманенко и Валерия Анатольевича Оксюзова, которые взяли на себя значительный груз материальных и организационных проблем. Огромное всем им спасибо!
     Пусть не обидятся на нас те, кого мы не упомянули. Мы благодарны всем жертвователям независимо ни от чего. Ведь общая сумма затрат епархии, прихода, всех, кто принял участие в благом деле, превысила миллион рублей. И сложилась эта сумма в том числе и из самых малых жертв. Важнее всего искреннее желание помочь храму. А имена и сердца людей знает и видит Господь. Пусть это желание не иссякает в ваших душах. Спасибо всем вам, дорогие! Да поможет вам Бог!
Священник Михаил Самохин,
настоятель храма
Образование
"Полной свободы не существует. Особенно у нас в республике"

     Иветта ЧУРСИНОВА, магистрант института филологии КБГУ по направлению русский язык, стала одним из десяти обладателей стипендии им. Солженицына среди студентов российских вузов. Стипендия в размере 1500 рублей выплачивается в течение одного учебного года:
     Стипендия им. Солженицына учреждена впервые указом президента РФ в день увековечения памяти писателя.
     Отбирались студенты, которые обучаются на отлично и хорошо, имеют достижения в области журналистики, литературоведения, литературного творчества, политологии. Я с детства пишу стихи и участвовала в конкурсах республиканского и российского уровня. В школьные годы была в редколлегии газеты, которую выпускал Дворец творчества детей и юношества, писала в университетской газете, прошла курсы журналистики на факультете дополнительных профессий.
     В школе читала рассказы Солженицына, но сейчас только стала читать "Архипелаг ГУЛАГ". Писатель говорил то, о чем в то время надо было молчать. Изменились ли времена? Существует ли свобода слова? Полной свободы не существует. Особенно у нас в республике. Хотя, говорят, в остальной части страны такая же ситуация. Может, там просто есть больше изданий, в которых можно писать то, что в ангажированной прессе запрещено. Гражданская позиция Солженицына - жить не по лжи. И говорить правду даже тогда, когда все вокруг не хотят ее слышать, а предпочитают обманываться. Писатель говорил: покупая газету, в которой обманывают, ты сам идешь на сделку с совестью и делаешь вклад в эту ложь. В этом контексте я, конечно, понимаю всю значимость этой стипендии.
     Наталья Дмитриевна Солженицына произвела самое приятное впечатление. Ее напутствие нам было драгоценнейшим. Чувствуется, что она неравнодушна к тому, что происходит сейчас в России - с обществом, в прессе...
     Вижу для себя несколько направлений, но до сих пор не определилась, по какому именно пойти...
Право
На кассете "Мюллера" обнаружилось продолжение

     4 февраля на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, были допрошены два свидетеля.
     Адвокат Х. в то время работал оперуполномоченным уголовного розыска в 1 ОВД. Около 4 часов во время боестолкновения он находился в коридоре вместе с другими сотрудниками, перевязал рану коллеге, которому пуля попала в палец. В окна он не смотрел, "это было тяжело": "Ты стоишь в коридоре, идет перестрелка, непонятно, что происходит. А за спиной у тебя трое детей..."
     После боестолкновения он видел трупы перед зданием отдела, но не смог их описать. Вспомнил про карабин СКС, лежавший рядом с одним из тел. Обратил внимание на белые "Жигули" 99-й модели, в салоне которых находились какие-то бутылки - как говорили, с зажигательной смесью. Вместе с тем, отвечая на вопрос адвоката Гажонова, отметил, что в машине не было гранат, патронов и автомата. Перед отделом Х. видел сгоревшую "Волгу", а сзади - сгоревшую "Газель".
     После событий 13 октября Х. длительное время сопровождал подсудимых, доставляя их на допросы из СИЗО в УБОП и обратно. Большая часть вопросов обвиняемых и адвокатов была посвящена именно этому.
     Свидетель рассказал, что к УАЗику-"таблетке" их вели в наручниках, застегнутых сзади. При этом руки были подняты вверх, а голова опущена вниз на 20-30 см от земли, смотреть по сторонам при этом запрещались. Так же обвиняемые передвигались и после выгрузки в УБОПе. В задний отсек помещались обычно 8 обвиняемых, а иногда - 10-15. Они сидели на рифленом полу, кто-то оказывался под столом, иногда друг на друге, а с ними еще два спецназовца: "Людей располагали там, где было место. Они жаловались: было неудобно, но я этого не решал. При мне во время перевозки до УБОПа травм не было".
     По словам Х., все обвиняемые находились в одном кабинете, где стояли в наручниках лицом к стене. Когда они уставали, им разрешалось присесть на корточки, но никто насильно их на корточках не держал. Спецназовцы из других регионов выводили их на допросы к следователям и возвращали обратно. Свидетель не видел на их лице следов насилия - возможно, "были царапины". Он заявил, что не слышал криков обвиняемых, не знает о применении недозволенных методов, не помнит о вызовах скорой. "Я противник такого отношения и старался остановить грубое обращение к ним, - заявил Х. - Я с детства знаю Аслана Замаева, могу сказать о нем только положительное и не позволил бы применить к нему насилие". Вместе с тем свидетель рассказал, что Расул Кудаев не мог ходить и передвигался только при посторонней помощи. По его словам, обвиняемые находились в УБОПе с 9-10 утра до 5-6, нередко до 22 часов, а иногда и дольше. Их кормили, если только родственники что-то им передавали. В противном случае они оставались без пищи.
     Ряд обвиняемых заявили о лояльном отношении к ним свидетеля, но несколько человек - письменно и устно - сообщили суду, что Х. их избивал или провоцировал приезжий спецназ на избиение. Подсудимые вспомнили День милиции 10 ноября 2005, когда сотрудники выпили водки. "Он взял автомат у спецназовца, - рассказал Амур Хакулов. - И спросил: "Кто хочет стать шахидом?" Он бил нас. Больше всего досталось Расулу Кудаеву".
     По словам Мурата Каширгова, охранники выпивали, а затем "начинали разминку", спрашивали: "Спортсмены есть? Боксом кто-то занимался?" И использовали обвиняемых как живую грушу: "Это делал и сам Х. В его присутствии этим занимались и другие".
     Расул Кудаев вспомнил, как в День милиции пьяные спецназовцы кричали: "Мы можем пристрелить любого, нам за это ничего не будет". Он сообщил суду, что его избивал свидетель. Аналогичные заявления сделали Беров, Бегидов, Унажоков, Емкужев, Тохов. Свидетель не подтвердил факты насилия, заявив, что не помнит таких случаев.
     Нальчанин Б., проживающий рядом с 1 ОВД, услышав в то утро разрывы и выстрелы у отдела, вспомнил о событиях в Беслане и решил идти в школу за дочерью. Он вышел на улицу, стрельба стала интенсивней, и мужчина временно укрылся в одном из подъездов. Когда через некоторое время Б. вышел оттуда, он увидел молодого человека в спортивной форме с автоматом. Б. хотел пройти, но молодой человек приложил палец к губам, а затем указал ему рукой войти в подъезд. Человек с автоматом зашел за угол, а Б. некоторое время находился в подъезде. Минут через пять мимо прошел милиционер в камуфляже "талый снег", в каске и с автоматом АК-47. Он приказал Б. оставаться в подъезде (согласно материалам дела, это был сотрудник ОВО Артур Мисостов). Когда милиционер зашел за угол, раздалась автоматная очередь, а через некоторое время - выстрелы из пистолета. Б. забежал за угол - там лежал раненый сотрудник милиции. С каким-то парнем они стали заносить раненого в подъезд. В это время по ним из девятиэтажки открыли огонь милиционеры: "Мы им кричали, что сотрудник ранен". Раненого перевязали в нескольких местах, но вскоре он скончался. Б. обнаружил рядом с ним пулю и позже передал ее матери погибшего милиционера. Б. не видел, как был убит милиционер, и знал об этом только со слов жительницы дома А.: "Об этом лучше у нее спросить. Мне нужно говорить с чужих слов?" Свидетелю сказали: надо. Он рассказал, что А. видела, кто стрелял в милиционера: это был молодой человек с автоматом, который прошел мимо него и приказал зайти в подъезд. Были оглашены показания Б., в которых говорилось, что он услышал крик А., которая "с балкона ругала боевика, который убил милиционера". Позже она рассказала ему, что он "подошел к нему и произвел несколько контрольных выстрелов". "Да, я слышал ее крик, - сказал свидетель, - но все остальное со слов А.". В ходе следствия Б. опознал в человеке, который встретился ему во дворе, Азамата Шокумова, а также подтвердил свои показания на месте происшествия.
     Азамат Шокумов указал: свидетель говорит, что Мисостов был вооружен автоматом АК, а его коллеги по экипажу ОВО утверждали, что у старшины был пистолет-пулемет "Кедр". Подсудимый также напомнил суду показания сослуживцев погибшего милиционера, которые говорили: Мисостов бежал со стороны гаражей, прыгнул в яму, затем выскочил оттуда и попытался скрыться в подъезде. В это время раздалась автоматная очередь.
     По инициативе обвинения в суде был оглашен протокол опознания Азамата Шокумова. Подсудимый попросил представить свидетелю его подписи на протоколе. "Это не я подписывал", - заявил Б. В замечаниях на протокол значилось, что один из статистов, находившихся рядом с Шокумовым, держал в руках мобильник, а другой значительно отличался от него внешне. Вместе с тем Б. уверенно заявил, что опознал именно этого человека, которого видел 13 октября 2005. На экраны мониторов была выведена фототаблица, которая запечатлела процесс опознания и его участников - свидетеля Б., девушек-понятых и Азамата Шокумова.
     8 февраля суд допросил пять свидетелей.
     70-летняя нальчанка З., проживающая рядом с 1 ОВД, видела нападавших, которые были в масках, а после боестолкновения "собирала пульки и относила их на мусорку". В показаниях на предварительном следствии говорилось, что она не видела нападавших, а также о 4 гильзах, стреляной пуле и оболочке от нее, которые 14 октября 2005 она подобрала у гаражей и оставила у себя. 22 июня 2006, согласно материалам дела, она выдала найденное следователям.
     Свидетель не помнила этих обстоятельств. Но признала свои подписи на протоколе выемки. Вместе с тем З. заявила, что не читала протокол: "Я верю людям, а кроме того, я плохо вижу".
     Свидетели Б. и Х. работали в пожарной части, расположенной в микрорайоне Вольный Аул в Нальчике. Здесь же трудились Рустам Керешев (по версии обвинения, он возглавлял группу, нападавшую на 1 ОВД, и был убит) и подсудимый Азамат Шокумов. Б. и Х. в ходе следствия по видеозаписи, сделанной жителем одного из близлежащих домов, проходящим по делу под псевдонимом "Мюллер", опознали Керешева и Шокумова.
     В их показаниях на предварительном следствии говорилось, что Шокумов и Керешев говорили о готовящемся вооруженном нападении на органы власти и агитировали коллег принять в нем участие. Приводился факт избиения Керешевым и Шокумовым свидетеля Х.
     При этом показания Б. и Х. на предварительном следствии были абсолютно идентичны. Оба свидетеля заявили, что не давали таких показаний. Они охарактеризовали Керешева и Шокумова как спокойных и исполнительных работников, опровергли факт драки. Признав свои подписи на протоколе, оба свидетеля заявили, что не говорили такого. Было отмечено: если бы Керешев и Шокумов призывали к свержению конституционного строя, об этом было бы доложено в соответствующие структуры.
     Врач Б. в октябре 2005 работал в Республиканской клинической больнице, куда раненые стали поступать примерно с 9.30. Их привозили в больницу до 18 часов. Ранения были пулевые, минно-взрывные различной тяжести, а среди доставленных - сотрудники МВД, ФСБ, УФСИН и гражданские лица. Одного из нападавших привезли с огнестрельным переломом правого предплечья. После оказания помощи его забрали сотрудники милиции. В конце 2005 Б. перевелся на работу в Республиканскую больницу УФСИН. 6 июня 2006 он под местным наркозом извлек из голени Азамата Шокумова пулю. Согласно материалам дела, Шокумов был ранен во время нападения на 1 ОВД, после чего покинул место происшествия и скрывался до середины мая 2006. Все это время пуля находилась в ноге.
     Согласно материалам дела, оперуполномоченный следственного изолятора М. в сентябре 2006 передал следователю Генеральной прокуратуры колбу с кровью, взятой у подсудимого Сергея Казиева во время медико-профилактических мероприятий. Свидетель отрицал этот факт, подчеркивая, что он не имеет права производить забор крови, у него нет условий для ее хранения. В ответе на адвокатский запрос, полученный из СИЗО, говорилось, что 13 октября 2006 (в этот день, по материалам дела, была взята кровь) в следственном изоляторе никаких медико-профилактических мероприятий не производилось.
     9 февраля заседание началось с опоздания адвокатов, в связи с чем суд объявил 15-минутный перерыв.
     Врач Б. в 2005 работала на скорой и выезжала к 1 ОВД. У магазина "Арсенал" бригада скорой забрала раненого из нападавших. Он был в темной гражданской одежде, рядом с ним лежал автомат, у него было "тяжелое лицевое ранение". Она рассказала, что у магазина в это время продолжалась перестрелка: "Я видела нападавших, но они в нас не стреляли". Двух сотрудников ОМОНа скорая доставила в ГКБ №1, они были ранены в ноги. В эту же больницу они отвезли и сотрудника милиции после завершения штурма 3 ОВД. Он лежал в здании отдела на кровати, был ранен в грудь. Рядом с 1 ОВД к ним подошел милиционер, он ничего не слышал: "У него была легкая контузия". Врачи скорой оказывали помощь и военнослужащим погранотряда, а одного из них с ранениями в ногу и в грудь отвезли в больницу.
     Отвечая на вопросы подсудимых, врач сообщила, что после 13 октября скорую вызывали в СИЗО, где был "сильно избит" один из обитателей. У него были "синие руки, ноги и спина". Б. не помнила его фамилии, но описала внешность и рассказала, что у него была перевязана голова и он болел хроническим диабетом и пиелонефритом. Отвечая на вопросы председательствующей, свидетель сообщила, что сотрудники говорили: он имел отношение к событиям 13 октября.
     Несколько раз, по словам свидетеля, скорую вызывали в УБОП для аналогичной помощи.
     Свидетеля под псевдонимом "Иосиф Васильевич Мюллер" (некоторые подсудимые называли Иосифом Виссарионовичем) суд допрашивал более трех с половиной часов. Перед допросом стороны, как это было и с другими "засекреченными" свидетелями, долго обсуждали возможность вывода "Мюллера" в зал заседания. Защита и подсудимые подчеркивали, что для засекречивания необходимы конкретные факты об угрозах свидетелю или его близким, ссылались на международное право. Но суд решил, что "Мюллер" будет допрошен "в условиях, исключающих возможность визуального наблюдения". Он находился в соседней комнате, и участники процесса слушали его измененный аудиоаппаратурой голос. В ходе допроса "Мюллер" рассказал, что "засекречиваться предложил следователь: "Я мог отказаться, я никого не боюсь. Но мы живем в России. Сами знаете, какое правосудие".
     Адвокат Алим Биттиров предложил начать не с допроса, а осмотра видеокассеты, отснятой "Мюллером" 13 октября 2005: "У нас есть данные, что кассету подменили". Его поддержали некоторые коллеги, обвинение было против. Суд решил начать с допроса.
     "Мюллер", проживающий рядом с 1 ОВД, рассказал, что услышал в районе отдела взрывы и стрельбу, а из окна своей квартиры у гаражей на углу детского сада увидел примерно в 100 метрах "двух вооруженных ваххабитов". Он установил на подоконник свою видеокамеру "Панасоник", навел ее на этих двоих и пошел завтракать. Примерно через 10-15 минут, в течение которых на улице периодически раздавались выстрелы, "Мюллер" выглянул в окно. Там никого не было. Он вышел на улицу. У гаражей лежало тело одного из тех, кого он снимал, рядом находился карабин.
     Вечером или на следующий день он переписал отснятое с маленькой видеокассеты на обычную большую формата VHS. "Мюллер" рассказал, что один из тех, кто в кадре, был вооружен автоматом, второй - карабином. Описал их одежду, возмутился, что в момент, когда один получил смертельное ранение, другой вскочил и убежал: "Можно было помочь, скорую вызвать..." По словам "Мюллера", он проболтался во дворе, что снимал на камеру. Когда к нему пришли следователи, они уже знали об этом: "Я не хотел отдавать, сказал, что стер уже. Но они были настойчивы, и я отдал. Они сказали, что держать ее опасно. Меня еще подтолкнуло, что боевики убили сына моего товарища. Он не милиционер был, гражданский..."
     В ходе допроса было установлено, что видеокассету у него изымали дома, хотя в материалах дела говорилось, что это происходило в здании УБОПа. Выяснилось, что протоколы, касающиеся изъятия, "Мюллер" "внимательно" не читал: "Следователь лишнего не написал бы".
     Процессуальные действия с изъятием видеокамеры в качестве вещдока и передачей ему же ее "на ответственное хранение" под расписку были проведены формально: "Это неправда - стал бы я им отдавать камеру. А расписку писал".
     Свидетель утверждал, что кассету у него изъяли в течение 2-3 недель после 13 октября 2005, в материалах дела значился июнь 2006. Изъятие и оформление процессуальных документов происходило в два приема: в первый раз пришли два человека, через день-два - один. Защита и подсудимые обратили на это внимание. Суд вскрыл опечатанный пакет с видеокассетой "Мюллера", на ней его рукой было написано: "Захват Нальчика боевиками-ваххабитами 13 октября 2005".
     Перед просмотром адвокат Алим Биттиров указал, что в протоколе об изъятии и в постановлении о признании кассеты вещдоком обозначены разные номера и по сути представленная кассета не может быть вещественным доказательством. Галина Гориславская обратила внимание, что расхождение только в одной цифре. Адвоката поддержали несколько коллег, подчеркнув, что суду представлен не оригинал. Председательствующая сослалась на отсутствие письменного ходатайства о признании кассеты недопустимым доказательством. Мурат Зекореев предложил объявить перерыв и дать возможность коллеге подготовить такое обращение.
     Основываясь на том, что защите заранее были известны списки материалов дела, которые участникам процесса предстоит рассмотреть, и ходатайство можно было подготовить заблаговременно, суд удовлетворил просьбу обвинения о просмотре видеокассеты. Вместе с тем Галина Гориславская разъяснила, что ходатайство о признании видеокассеты недопустимым доказательством может быть заявлено позже. Когда пленку посмотрели, Алим Биттиров заявил, что этим решением суд "полностью стал на сторону обвинения" и "за уши вытаскивает дело после бездарно проведенного следствия".
     Участники процесса дважды просмотрели кассету "Мюллера": во время первого просмотра отсутствовал звук. Некоторое время камера "прыгала", а затем остановилась на двух неизвестных, которые сидели за деревьями и железобетонным блоком в углу, образуемом тыльными сторонами двух металлических гаражей. В ходе следствия руководителями пожарной части, расположенной в Вольном Ауле, они были опознаны как Рустам Керешев и Азамат Шокумов. Большую часть времени обе фигуры статичны. "Человек, похожий на Шокумова", дважды стреляет одиночными в направлении 1 ОВД. Потом они кого-то спрашивают: "Какой сегодня день?" Им отвечают: "Четверг". Примерно через 5 минут по ним открывают огонь. "Керешев" бросается сначала в одну сторону, а потом в другую и исчезает за бетонным блоком. По завершении боестолкновения его тело будет обнаружено там же. "Шокумов" предпринимает попытки отстреливаться одной рукой. Проходит еще несколько секунд, он приподнимается после выстрелов и уходит из кадра. Через несколько минут запись обрывается.
     Отвечая на вопросы обвинения после просмотра, "Мюллер" сообщает, что показанное соответствует тому, что он снимал.
     Но тут возникают новые обстоятельства: после затемнения на экране возникает то же место, но там стоят сотрудники милиции в гражданском. Выясняется, что о существовании этих кадров в материалах дела не сказано ничего. Часть адвокатов и подсудимые ходатайствуют о просмотре всей пленки. "Смотрите, но пусть это будет на вашей совести. Я думал, вы ее стерли. Меня ругали за то, что я снял следователей и прокуроров", - говорит "Мюллер".
     Вторая часть пленки продолжается около 20-25 минут и состоит из четырех фрагментов, снятых в разное время с 11 до 16 часов. Съемка отражает разные этапы следственных действий, связанных с осмотром места происшествия у тела Керешева. Но вначале видны два молодых сотрудника в "гражданке", охраняющие место происшествия. Один из них наклоняется над трупом и правой рукой производит какие-то манипуляции. Какие именно, не видно из-за бетонного блока. Позже это дает право кому-то из подсудимых заявить, что имело место мародерство. Вторая часть в отличие от первой - цветная. "Мюллер" это объясняет техническими проблемами.
     После просмотра несколько подсудимых заявляют, что в ходе ознакомления с материалами дела на предварительном следствии эту часть записи им не показали, а это нарушение их прав.
     Споры сторон возникли и вокруг показателей таймера на видеокамере. Согласно им, съемка началась в 9.06. "Мюллер" пояснил, что это связано с проблемой летнего и зимнего времени, а на самом деле время было 8.06. После уточняющих вопросов Галины Гориславской свидетель сказал, что это все-таки было 10.06.
Олег Гусейнов
Происшествия
Задержали в течение суток

     2 января в Приэльбрусье сотрудниками Эльбрусского РОВД задержаны двое жителей с. Каменномостское 20 и 23 лет, которые накануне обокрали туристов из Москвы.
     Четверо москвичей отсутствовали в номере гостиницы "Чегет" с 11 до 15 часов. Возвратившись, обнаружили пропажу аудиосистемы "Creative", фотоаппарата "Canon", ноутбука "Asus", а также электробритвы, куртки, сумки зарядного устройства и 25 тыс. рублей. Общая сумма похищенного составила 97 тыс. рублей.
     Воров задержали в течение суток, похищенное изъято.


Путем свободного доступа

     В Прохладненском межрайонном следственном отделе СКП расследуется уголовное дело по убийству 50-летнего предпринимателя.
     29 января около 21.20 в домовладение на ул. Боронтова в Прохладном "путем свободного доступа" проникли четверо неизвестных в масках, вооруженные травматическим пистолетом. Они требовали у предпринимателя и его 45-летней супруги деньги и золото. Один из нападавших дважды выстрелил в хозяина домовладения, ранения оказались смертельными. Преступники скрылись на черной "Ладе-Приоре".
Ахмед Акбашев
Спорт
"Спартак-Нальчик" получил лицензию на 2010 год

     На заседании лицензионной комиссии РФС к клубу "Спартак-Нальчик" не возникло никаких вопросов. Клуб получил лицензию без замечаний и штрафов.
     Между прочим, аналогичную лицензию получила и "Москва". Несмотря на все разговоры о прекращении финансирования со стороны "Норильского никеля", на сегодня никаких процессуальных предпосылок для снятия клуба с розыгрыша и, соответственно, перехода в премьер-лигу владикавказской "Алании" нет. Скорее всего, "Москва" найдет финансирование (благо в распоряжении руководства клуба больше месяца) и сохранит прописку в элитном дивизионе. Хотя наверняка из претендента на еврокубковую зону превратится в не очень крепкого середняка.
Виктор Шекемов


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2010 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru