Газета Юга
Газета Юга №3(828)
21 января 2010 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
"Алан" считает, что Дагестан нам не пример...

     Общественная организация "Алан" провела пресс-конференцию, посвященную земельному вопросу в Кабардино-Балкарии.
     "В настоящее время земельный вопрос является дестабилизирующим фактором в республике, - заявил зампредседателя "Алана" Магомед Абшаев. - Реализация федерального закона №131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" в Кабардино-Балкарии, в отличие от других субъектов федерации, затягивается более чем на шесть лет, и почти три года не выполняется решение Конституционного суда РФ от 3.04.2007 №171 ОП.
     Основной причиной затягивания принятия решения по земельному вопросу является ложное мнение некоторых людей о том, что горным поселениям при реализации вышеупомянутого закона достаются большие наделы. На самом деле территория, на которой проживают балкарцы, составляет около 40% от территории всей республики при их численности в 12% от всего населения, но основная занята ледниками, скалами и лесами. Федеральный закон №131 допускает существование межселенных территорий на землях, плотность населения которых составляет менее 2,9 человек на квадратный километр. Даже при условии, что горная часть республики является менее заселенной, чем равнинная, плотность населения в горах составляет 26 человек на квадратный километр".
     Сравнивая земельные наделы жителей Эльбрусского и Баксанского районов, Абшаев привел данные, согласно которым на одного жителя Эльбрусского района приходится 0,54 га так называемой условной пашни, когда на жителя Баксанского района приходится 0,78 га.
     Магомед Абшаев подверг критике предложения, звучавшие на митинге кабардинских общественных организаций о принятии их версии законопроекта об отгонном животноводстве и последующей отмене парламентом принятых ранее законов. Именно эти события, по мнению Абшаева, завели деятельность согласительной комиссии в тупик.
     Он отметил, что сторонники данного законопроекта приводят в пример опыт Дагестана, но при этом не учитывают, что в Дагестане под земли отгонного животноводства жителям горных районов выделяют территории на равнине, а не наоборот.
     Абшаев считает, что с ликвидацией колхозов и совхозов практика отгонного животноводства стала нецелесообразна: "Разве станет житель равнинного села гнать несколько своих коров в горы? Это невыгодно с экономической точки зрения. А те, кто имеют огромные стада, обладают достаточными средствами, чтобы взять у муниципального поселения в аренду определенную территорию в горах и пасти там свой скот".
     Касаясь экологического аспекта, Абшаев рассказал, что колхозные стада и техника во времена существования СССР едва не привели горные луга в состояние высокогорных пустынь: "Таким образом, отгонное животноводство не экономично и не экологично".
     Мухтар Газаев, второй заместитель председателя общественной организации "Алан", назвал 2009 год сложным для Кабардино-Балкарии: "В республике было проведено 13 протестных мероприятий: 1 митинг, проведенный коммунистами, 8 - радикально-националистическими организациями и 3 - религиозными организациями". К радикально-националистическим организациям Газаев отнес Совет старейшин балкарского народа, "Черкесский конгресс", Всемирное адыгское братство и Координационный совет адыгских общественных организаций.
     Третий заместитель Юрий Казаков заявил, что представители "Алана" не принимают участия в митингах: "Разрушать дом просто, но тяжело после этого его отстраивать".
     Разделение КБР и объединение Балкарии с Карачаем и Кабарды с Черкесией Казаков считает невозможным. "Карачай и Балкарию разделяют неприступные скалы, непригодные для прохождения. Вы действительно считаете, что федеральный центр станет создавать коммуникации и дороги в труднодоступных местах? Для создания Черкесской республики будет необходима цельная территория. Отдадут ли Краснодарский край или Ставрополье свои земли? Конечно, нет! Люди, призывающие к подобным шагам, сознательно вводят народ в заблуждение, так как они понимают, что предлагают невозможное".
     Суфьян Беппаев озвучил свое предложение по модернизации республиканской системы образования с учетом национальной специфики, заключающееся в обязательном изучении кабардинского и балкарского языков представителями обоих народов: "Все переплетено. Мы веками живем вместе, и почему бы не ввести в кабардинских школах изучение балкарского языка, а в балкарских - кабардинского? Мы должны понимать речь друг друга".
Тахир Дадуев


...а "Хасэ" не видит смысла в согласительной комиссии

     Общественное движение "Хасэ" провело первую пресс-конференцию после избиения руководителей организации ("Газета Юга" №№49, 50, 2009).
     "Наши ряды уменьшились, - заявил председатель движения Ибрагим Яганов. - Остались самые устойчивые. Те, кто может выдержать пресс и удар". Он подчеркнул, что "Хасэ" не изменила свои идеи и принципы.
     Основной проблемой Ибрагим Яганов назвал земельный вопрос: "Власти должны вернуться к исторической особенности нашего региона, согласно которой все населенные пункты Кабардино-Балкарии, независимо от их этнического состава и места расположения, имели свои участки на отгонных пастбищах. Животноводство в КБР без этих земель существовать не может".
     Он не согласился с выводами общественной организации "Алан", что у балкарских поселений в 3 раза меньше земли. По его словам, сегодня население горных районов мигрирует на равнину, и численность жителей в горах несоизмерима с количеством проживающих на равнине".
     Председатель "Черкесского конгресса" Руслан Кешев заявил, что поддерживает мнение балкарских общественных организаций, - проблема должна решаться в соответствии с законом и определением Конституционного суда России: "Да, межселенных территорий в КБР быть не должно. Но дальше КС говорит, что органы власти обязаны находить "адекватные и легитимные решения исторически сложившихся комплексных проблем территориальной организации местного самоуправления на основе гласного анализа, используя согласительные процедуры". Мы за это, но до сих пор не было ничего подобного: горные пастбища в Черекском, Чегемском и Эльбрусском районах включались в границы поселений без согласительных процедур и анализа последствий, грубо говоря, втихаря. Кроме этого, 85 статья 131 закона предусматривает, что в субъектах, где исторически сложились формы отгонного животноводства, границы поселений устанавливаются с учетом законодательства этих субъектов, которые должны учитывать особенности отгонного животноводства. Ни в одном из вышеназванных районов эти условия не учитывались - там горные пастбища просто передали муниципалитетам".
     Ибрагим Яганов добавил, что этим должна была заниматься согласительная комиссия: "Но власти в течение года использовали ее работу, чтобы оттянуть время и самим подготовить альтернативный вариант проекта закона об отгонных пастбищах, который устраивал бы их. Принципиальное отличие их законопроекта от того, который мы внесли еще восемь месяцев назад, в праве собственности. Парламент предлагает отгонные пастбища отдать государству, а Координационный совет считает: они должны быть в собственности муниципалитетов. Каждому селу, независимо от национальности, возвращается участок, исторически принадлежавший ему".
     Говоря о противоречиях, которые могут возникнуть между сельхозтоваропроизводителями, занятыми отгонным животноводством, и крупными инвесторами, готовыми развивать рекреационные возможности северного Приэльбрусья и прилегающих территорий, Ибрагим Яганов отметил, что нет большого смысла в противостоянии крупным федеральным проектам: "Но если какие-то участки земли попадают под эти проекты, пусть платят муниципалитетам, которым будет принадлежать земля, а не отдельным подставным лицам. Иной подход приводит к стремительному расширению пропасти между бедными и богатыми. А это, история показывает, ведет к социальному взрыву".
     Председатель движения "Хасэ" подчеркнул, что он не видит смысла в дальнейшей работе согласительной комиссии.
     Комментируя обвинения в призыве к войне, прозвучавшие в его адрес, Ибрагим Яганов отметил, что это уголовно наказуемое деяние: "Если такие призывы имели место, то существуют компетентные органы. Для этого не нужно созывать форумы. Но таких фактов нет, поэтому собирают форум. Я с сожалением и сочувствием отношусь к людям, которых собирают в добровольно-принудительном порядке. Я знаю, что такое война. Я видел ее, а большинству из них известны только голливудские боевики. Это политическая спекуляция. Я вижу молодых людей на этих форумах. Их просто зомбируют для власти. Очень жаль, что в них нет чувства свободы и своего мнения".
     По словам Ибрагима Яганова, у него есть личная заинтересованность в этом деле: "Я 20 лет содержу табун кабардинских лошадей на землях, которые исторически принадлежали с. Нартан. Я считаю его народным достоянием. У нашего народа три визитные карточки: черкеска, Эльбрус и порода лошадей. Все это уходит: черкеска стала общекавказским достоянием; некоторые доказывают, что кабардинцы не имеют отношения к Эльбрусу; кабардинская порода перетекает в карачаевскую... Вот в этом мой личный интерес и амбиции. А у меня к ним вопрос: у них есть амбиции? Я думаю, некоторые в органах власти к своему удивлению обнаружили, что на этой территории живут какие-то кабардинцы, у которых есть какие-то амбиции и претензии на эту территорию, и это сталкивается с их планами".
Олег Гусейнов


"Я из Нальчика бы никуда не уехал, если бы здесь была работа..."

     Сотрудник американской юридической фирмы FireStone Duncan и инвестиционного фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский, погибший 16 ноября в московском следственном изоляторе "Матросская тишина", вырос в Нальчике.
     Он родился 8 апреля 1972 в Одессе, где в политехническом институте учились его родители. По распределению их направили в Москву, потом они работали в Казахстане.
     В 1981 коренная нальчанка, до замужества Руденко, Наталья Магнитская вернулась в Нальчик, и со второго класса Сергей учился в школе №4: "Он всегда очень много читал - с раннего детства и до последних дней. На море брал с собой много книг, сидел в палатке, читал, пока мы плескались. Когда книги закончились, сказал: "Все, мне здесь делать больше нечего, поехали домой". Ему было лет 10-12, мы на каникулах поехали в Москву, пошли в цирк. Сережа взял с собой книгу. В антракте все дети в буфет, в фойе, а он сидел на ступеньках, читал. Знаете, бывают дети, которые часто просят: то купи, это. Он в детстве ничего не требовал. И потом, став взрослым, всегда рассчитывал на себя.
     Он всегда хорошо учился, ему давались и естественные, и гуманитарные предметы. В 1987 летом после 8 класса Сережа победил на республиканской физико-математической олимпиаде. Ему предложили поступить в спецшколу при МГУ, по окончании которой он мог бы стать студентом мехмата. Но он не хотел ехать в столицу. Там два года нужно было жить в интернате, а кроме того, он сказал нам, что не собирается быть математиком. Мы стали его уговаривать: попробуй свои силы, не захочешь учиться - вернешься. Он поехал, поступил, но не стал учиться: "Вы хотели, чтобы я вам доказал? Я доказал, но не хочу быть математиком, не хочу уезжать из дому".
     Сергей Магнитский закончил школу №4 с медалью в 1989 и поступил в Плехановский. В 1993 закончил институт по специальности "финансы и кредит". "Сейчас везде пишут, что он был юристом, но это не так: он экономист. Сережа работал бухгалтером-аудитором, хотя очень хорошо разбирался в юриспруденции, потому что его интересовало все - от древнегреческих философов и военной истории до русских народных сказок, которые Сергей читал сыну, когда у него было время".
     По словам близких, Сергей Магнитский был очень открытым, добрым и отзывчивым: "Если к нему обращались с вопросом, он не любил поверхностных ответов. Он говорил: "Я подумаю". Изучал все, особенно если это касалось законодательства, и давал ответ по существу.
     У нас в семье дедушка, бабушка, брат, сестра, а Сережа по возрасту был младшим, но воспринимали его все как старшего. Если возникали какие-то проблемы, все обращались к нему: "Сережа, как это сделать?" И всегда он находил правильное решение. Если требовалась его помощь, всегда помогал: друзьям, школьной учительнице, обитателям следственного изолятора".
     Когда возможность возбуждения уголовного дела в отношении Сергея Магнитского стала реальной, коллеги предлагали ему уехать за границу, но он не согласился: "Знаете, когда в начале 90-х все было по талонам и нечего было есть, был такой момент, когда я ему сказала: "Сережа, женись на иностранке и уезжай. Я буду переживать, что не буду тебя долго видеть, но ты будешь жить нормально". Он ответил: "Я никуда не уеду, мне хорошо в нашей стране. Я из Нальчика бы никуда не уехал, если бы здесь были работа и возможность содержать свою семью". Он никуда не собирался. Даже на отдых не ездил: "Я и в нашей стране еще не все видел". А отдыхать любил дома, в Нальчике. Он был очень домашний человек, любил дом, считая пребывание здесь самым лучшим отдыхом.
     Он вырос в абсолютной любви, с детского сада и до: Он и в следственном изоляторе нашел общий язык с теми, кто сидел с ним. Его все любили, и он любил людей: Но в то же время Сережа не боялся высказать своего мнения". Слова матери Сергея Магнитского подтверждают отзывы на его страничке в "Одноклассниках". Его бывшая учительница по литературе Наталья Кузнецова написала: "Несколько дней не нахожу себе места, узнав о такой несправедливости - смерти молодого человека. Я запомнила его очень как-то крепко. Мальчик, правда, был неординарный. В те времена написать сочинение на тему "Павка Корчагин - моральный урод"! Очень аргументированное сочинение. Помню, поговорила тогда с ним на тему "Ты во многом прав, но, пожалуйста, нигде больше:".
     Сергей Магнитский был арестован 24 ноября 2008. Его мама отказалась комментировать обстоятельства уголовного дела. По данным правоохранительных органов, его обвиняли в неуплате налогов в особо крупных размерах теми фирмами, с которыми он сотрудничал. Вместе с тем коллеги Сергея Магнитского утверждают, что он не руководил этими фирмами, а кроме того, они проверялись налоговыми органами, которые не нашли никаких нарушений. Причиной ареста, считают коллеги, стало то, что Магнитский, защищая юридические права фирм, в которых работал, раскрыл преступную схему, с помощью которой при поддержке высокопоставленных чиновников из правоохранительных структур были похищены 5, 4 млрд рублей. По мнению коллег, после ареста Магнитского цепочка в правоохранительной системе "следствие - пенитенциарная система - суд", действуя согласованно, сделала так, что все закончилось трагическим исходом. Он должен был признать свою вину и отказаться от обвинения в адрес тех, кто похитил 5, 4 млрд.
     11 сентября 2009 он написал следователю: "Уголовное преследование против меня носит заказной характер и по своей сути является расправой. Обосновать выдвинутое против меня обвинение невозможно, документы, собранные следствием, свидетельствуют о моей невиновности. Осознавая несостоятельность своих претензий, следствие организовало оказание на меня физического и психологического давления для понуждения к самооговору и оговору других лиц, в благодарность за это мне обещано получить в суде условное наказание и выйти на свободу. После каждого случая, когда я в очередной раз отвергаю эти толкающие меня на подлость предложения следователей, условия моего содержания становятся все хуже и хуже:"
     В другом своем обращении Сергей Магнитский писал, что "правосудие в таких условиях превращается в процесс перемалывания человеческого мяса в фарш для тюрем и лагерей".
     За 11 месяцев в СИЗО ему только раз дали свидание с родственниками, держали в камерах, где на 8 заключенных было 4 места, а на ночь не выключался свет. В некоторых камерах бегали крысы, другие из-за проблем с канализацией заливало стоками. Ему не оказывали необходимую медицинскую помощь.
     С просьбой об освобождении Сергея Магнитского к президенту России обращались Международная ассоциация юристов и Британское общество юристов. Парламентская ассамблея Совета Европы вынесла резолюцию, осудив действия следственных органов в отношении Сергея Магнитского.
     Он умер вечером 16 ноября 2009 в следственном изоляторе "Матросская тишина", куда был доставлен из Бутырской тюрьмы для оказания срочной медицинской помощи. Первоначально причиной смерти был назван панкреонекроз поджелудочной железы и токсикологический шок. После вскрытия официальная версия изменилась: острая сердечная недостаточность. Во время слушаний в Общественной палате РФ заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Александр Смирнов заявил: "Мы не умаляем нашей вины ни в коем случае, она очевидно присутствует".
     По указанию президента РФ было возбуждено уголовное дело по двум статьям УК - "неоказание помощи больному" и "халатность". Прошло два месяца, но никаких результатов.
     После смерти Сергея Магнитского были уволены 20 руководителей региональных управлений Федеральной службы исполнения наказаний.
     Сергея Магнитского похоронили на Преображенском кладбище в Москве. Ему было 37 лет. У него остались жена и восьмилетний сын.
Олег Гусейнов


Исмаил, последний из плеяды Урусбиевых

     Фамилия Урусбиевых "бесспорно принадлежит к числу тех немногих туземных фамилий, которые приобрели почетную известность далеко за пределами родных гор и России, - писал известный русский путешественник В. Дубянский в пятигорском вестнике "Кавказские курорты" (1917, №10). - Мы не знаем ни одного капитального труда среди посвященной высокогорному Кавказу и району Эльбруса отечественной и иностранной литературы - английской, итальянской, немецкой, французской, - где бы не упоминалось с признательностью о покойном князе Исмаиле, свидетеле времен покорения Кавказа, или об его достойном наследнике, ныне здравствующем князе Наурузе Исмаиловиче, никогда не отказывавших в радушном гостеприимстве и просвещенном содействии заброшенным в самое сердце Центрального Кавказа ученым-путешественникам". Действительно, литературные источники, в которых упоминается об этих представителях рода Урусбиевых, столь многочисленны, что впору выпускать специальный библиографический указатель. А вот еще об одном Исмаиле, по большому счету, последнему из этой славной плеяды, - сыне Асланбека (Александра Александровича), внуке Мирзакула Исмаиловича Урусбиева, известно очень и очень немногое. Прежде всего то, что он первым в Кабардино-Балкарии занялся издательским делом, открыв в 1908 году в Нальчике типографию.
     Из исследований Тамары Биттировой можно узнать, что интересующий нас "Исмаил Урусбиев родился 15 февраля 1874 года, окончил курс Владикавказского реального училища, имел звание штабс-капитана, был известен как музыкант (прекрасно играл на флейте, руководил музыкальным кружком) и умер молодым. После его смерти типография была продана женой Исмаила Екатериной Константиновной в 1912 году К.М.Львову" ("Газета Юга" №29, 2008). Вот практически и все.
     Эти отрывочные сведения мы имеем возможность значительно расширить и уточнить благодаря сохранившимся, правда, весьма схематичным - всего несколько страничек! - воспоминаниям о своем муже Екатерины Константиновны Венеровской, записанным полвека назад Ляной Карачаевной Блаевой (Шауцуковой).
     Отец Исмаила Александр жил в Санкт-Петербурге, принял православие, женился на Клавдии Матвеевне Егорской - особе, приближенной к царскому двору, имевшей высшее образование. Служил в царском конвое. В чине подполковника умер от воспаления почек в 1903 году во Владикавказе. Было у него два сына - Исмаил (старший) и Сергей. Сергей был весь в отца - высок, статен, красив и пошел по его стопам - служил в царском конвое. Умер от туберкулеза во Владикавказе спустя всего четыре месяца после смерти отца. У Сергея Урусбиева остался сын, эмигрировавший впоследствии в Америку.
     Исмаил Урусбиев учился во Владикавказском реальном училище, мечтал о поступлении в Горный институт, что в Санкт-Петербурге, но отец воспротивился, не отдал документы и настоял на поступлении в Киевское военное училище. Из училища Исмаил вышел в звании подпоручика и был направлен в Хасавюрт - в Ширванский полк его величества. На обеспечение в полк необходимо было внести взнос в размере 5 тысяч рублей, которых у Исмаила не было, и его мать ездила в Санкт-Петербург хлопотать о помощи (выдаче земельного участка).
     Караульный батальон Ширванского полка пребывал в станице Екатериноградской, где Урусбиев и познакомился с Екатериной Венеровской - девицей видной, статной, пользовавшейся вниманием молодых офицеров. Особенно нравилась она Александру Моргунову. Что только он не предпринимал, чтобы привлечь внимание молодой казачки, но его предложения руки и сердца не находили отклика. И тут появился Исмаил. На редкость музыкально одаренный - одинаково хорошо играл на фортепьяно, виолончели, скрипке, флейте, цитре; всесторонне развитый - читал много, памятью обладал феноменальной, буквально сыпал цитатами из классиков; да к тому же ироничный, неугомонный, склонный к веселым розыгрышам, он, по понятным причинам, сразу оказался в центре внимания женского населения Екатериноградской.
     Увидев Екатерину Венеровскую и узнав о чувствах к ней сослуживца Моргунова, уверенно заявил: "Я его отошью!" Трудно представить это слово в офицерском лексиконе, но в воспоминаниях приведено именно оно. По своей скромности Екатерина не поделилась подробностями, как разворачивался их роман, но, судя по всему, был он стремительным и зажигательным. Ухажер Моргунов и опомниться не успел, как лишился шансов на взаимность. Тем не менее, выбрав момент, когда Урусбиев отсутствовал в батальоне, он пришел к гордой казачке и предложил забыть про Исмаила, бросить все и уехать за границу. А получив очередной и решительный отказ, напоследок бросил: "Я в жизни не женюсь, но и вам счастья не будет".
     Как выяснилось впоследствии, его слова оказались пророческими. Александр Моргунов, так и не женившись, погиб в 1908 году во время произошедшего в полку солдатского бунта. Всего на четыре года его пережил Исмаил. Но до этого в жизни Урусбиевых было несколько спокойных семейных лет. В том же трагичном для их семьи 1903 году, когда умерли отец и младший брат, Исмаил добился во Владикавказе освобождения от военной службы по болезни. Вначале Урусбиевы устроились в Пятигорске, но, прожив там всего лишь год (дела не складывались), переехали в Нальчик. Здесь в 1905 году у них родился сын Евгений.
     Но и в Нальчике судьба не была благосклонна к Урусбиевым. Пробовал глава семейства себя во многом, но успеха, тем более богатства не снискал. Отдушиной была музыка. Играл сам, организовывал музыкальные вечера - в опубликованных в северокавказских газетах ("Кавказ", "Терские ведомости", "Пятигорский листок") постоянно встречается его фамилия. Более того, "Терские ведомости" (№11 за 1905 год) сообщают о создании И.Урусбиевым в слободе Нальчик музыкального кружка, состоящего из 18 музыкантов, игравших на гитарах, мандолинах, балалайках. ("Газета Юга" №29, 2008)...
     Очень большие надежды связывал Исмаил с издательской деятельностью. С огромным трудом (в архиве сохранилась его переписка) пробил разрешение на открытие типографии. Заняв деньги, приобрел оборудование, нашел подходящее помещение (в сохранившемся и ныне двухэтажном здании на углу улиц Кабардинской и Малокабардинской, в котором впоследствии размещалось управление сельского хозяйства республики и еще полвека ржавели типографские машины). Исмаил не только содержал типографию, но и сам работал в ней, мечтал издавать не брошюры и открытки, а книги, более того, свою газету.
     Но не сложилось. 8 февраля 1912 года он скончался, оставив долгов на семь тысяч. Чтобы рассчитаться с ними, Екатерина Константиновна продала все музыкальные инструменты, фамильные драгоценности. Мечтала унаследовать типографию - ездила хлопотать во Владикавказ к начальнику округа (так в воспоминаниях; на самом деле начальник округа располагался в Нальчике), а тот, выслушав ее, молодую женщину, столь эффектно выглядевшую в траурной вуали, стал уговаривать выйти замуж.
     - Я не приехала к вам хлопотать себе жениха! - Екатерина Константиновна так хлопнула рукой по столу, что перчатка порвалась. Естественно, в наследовании типографии было отказано - ее продали некоему Львову, офицеру в отставке, несмотря даже на то, что он не имел соответствующего разрешения.
     Исмаил Александрович Урусбиев был похоронен в Нальчике на старом кладбище, что некогда располагалось в центре города (в конце улицы Шогенцукова), а впоследствии было частично (воинские захоронения) перенесено, а частично (гражданские могилы) вывезено с грунтом или ушло под многоэтажные дома. А так как железная ограда могилы Урусбиева еще задолго до этого была кем-то украдена, а его супруга уже умерла, то прах первого издателя Кабардино-Балкарии исчез бесследно.
     Как оказалось впоследствии, именно в 1912 году завершилась судьба одной из ветвей рода Урусбиевых. Евгений, сын Исмаила и Екатерины, мобилизованный событиями Гражданской войны из пятого класса реального училища на фронт - в 13 лет! - пропал без вести в смутном для нашего края 1918 году.
     Что касается Екатерины Константиновны, то она пережила своего мужа более чем на пятьдесят лет ("Газета Юга" №29, 2008).
     
     Эта почти столетней давности фотография, запечатлевшая семью Урусбиевых - Исмаила, Екатерину и их сына Евгения, воспроизведена в альбоме нашего издательства "Балкария: время и лица" (Нальчик, 2004).
Мария и Виктор Котляровы


"Мы практически боремся с теми, кого когда-то учили"

     По словам руководителя службы криминальной милиции МВД по КБР Наурби Жамборова, в 2009 году в республике была "стабильная, контролируемая, но по некоторым видам тяжких и особо тяжких преступлений очень сложная" оперативная обстановка.
     На 75% по сравнению с 2008 возросли разбои - 147. В связи с этим полковник Жамборов напомнил об ОПГ, в которую входили сотрудники правоохранительных органов: "Два бывших работника милиции, в том числе один оперативник, который очень хорошо знает нашу работу, и один действующий сотрудник милиции. Несколько человек из этой группы еще находятся в федеральном розыске. А руководители и организаторы арестованы. За этой группой несколько эпизодов особо тяжких преступлений" ("Газета Юга" № 43, 2009).
     "Удручающим" назвал замминистра положение с похищениями автомобилей, которые выросли на 31%: "Уже ряд лет подряд отмечается рост. 2009 год, я считаю, самый сложный - совершено 276 краж. Это налаженная линия. К сожалению, бывают и факты задержания работников милиции, которые были причастны к такому виду преступлений. Организовываются с их участием, а это гораздо труднее раскрывать. Потому что они очень хорошо знают наши формы и методы работы. Мы практически боремся с теми, кого когда-то учили".
     На 26% возросло в 2009 число фактов умышленного нанесения тяжкого вреда здоровью - 116.
     Полковник Жамборов призвал граждан активнее содействовать милиции: "В начале этого года мы изъяли сорокалитровую бочку на обочине дороги, подготовленную для взрыва, в 1500 метрах от поста ДПС "Баксан" в сторону Эльбрусского района с правой стороны в двух метрах от обочины. Это предотвращенный теракт. Это была информация от гражданина, который проезжал и увидел торчащие из земли несколько проводов. Вышел из машины, посмотрел, увидел ободок зарытой бочки и сообщил об этом. Огромное ему спасибо, он спас десятки жизней, скорее всего. Кстати, мы его не знаем. Он сообщил по телефону и уехал дальше".
     Комментируя ход расследования убийства следователя Баксанского РОВД Альберта Шибзухова и дознавателя Чегемского отдела службы судебных приставов Мурата Докшукина ("Газета Юга" № 48, 2009), руководитель службы криминальной милиции заявил: "Создана специальная следственно-оперативная группа, в том числе из сотрудников СУ СК по ЮФО, прикомандированных к нашему следственному комитету. Мы встречаемся дважды в неделю и обсуждаем сделанное. Дважды отчитывались перед первым зампрокурора РФ, начальником следственного комитета России Александром Бастрыкиным и замминистра ВД РФ Аркадием Еделевым. Круг лиц, которые причастны к этому преступлению, нами обозначен. В интересах проведения мероприятий я их не называю".
     Говоря о похищениях Георгия Накани ("Газета Юга" №52, 2009) и Ислама Жангуразова ("Газета Юга" №1), полковник Жамборов заявил: "Накани очевидно похищен - со стрельбой, в ночное время, от дома, где он вышел. На уровне президента республики это держится на контроле. Принимали его родственников. Вопрос ставился ребром: якобы он находится в милиции, в спецподразделениях. Если бы я знал, в каком спецподразделении он находится, я сам пошел бы и нашел его, попросил бы, изыскал необходимость на всех уровнях.
     Про Жангуразова у нас больше информации. Он вышел из дома, пошел в магазин тепло одетый, купил несколько зубных паст, щетку и дальше уже мимо мечети - туда, где нет населенных пунктов, только горы и лес. Туда видели его идущим. Никто не видел, чтобы его хватали. Да, он исповедовал ислам, но, как говорят родители, традиционный, учился хорошо. Мы проверяли: он у нас на учетах не состоял, обыскам не подвергался. Родители говорят, что он себя вел как-то странно, последние дни чего-то боялся, зашторивал окна. Сказали, что приезжал какой-то парень, ночевал, уезжал. Вопросов много, но в любом случае мы узнаем".
Тимур Бахов
Культура
"Мы одно целое"

     Актриса общедоступного театра Мухадина Нагоева Диана Крыжановская вспоминает, как впервые увидела будущего супруга:
     "Это было задолго до нашего знакомства. Николай снимался в рекламе. Причем было смешно, потому что снимали про Сибирь, а он такой южанин. Я подумала: "Вот это мужчина!" А когда пришла работать в театр, а он тоже там, сразу поняла, что все! Но, конечно, открыто не могла свои чувства показать. Наверное, выдавала себя только тем, что подходила к расписанию - мы оба были задействованы в одном спектакле, - и если там была фамилия Куцегреев, значит, день удался".
     "В театре представляли новых артистов. Приглянулась она мне сразу, - рассказывает Николай. - Но стеснялся первое время. Всегда ведь так: когда флиртуешь с кем-то, абсолютно свободен, а когда появляются настоящие чувства, боишься произнести главное".
     "Окончательно сошлись в Доме актера в Красноярске, - уточняет Диана. - Есть такая традиция: собираются в Доме актера все театры, молодежь делает номер и показывает, что из себя представляет. Я написала стихи, так ждала, что там будет и Коля, чтобы показать себя. Но он не смог присутствовать. Потом уже сидели за общим столом, а у меня все мысли: "Ну хоть бы пришел, хоть бы пришел". Сидела на стуле и все смотрела на дверь. И тут входит Коля. Не говоря ни слова, взял меня за руку, и мы ушли вместе:"
     Оба оказались в профессии случайно. Николай по образованию учитель рисования: "Из школы сбежал - с детьми работать не смог. Как-то проезжал мимо общежития института искусств, там на ступеньках кто-то танцевал, я подумал: "Вот классно!" Сдал документы в последний день. Был недобор на актерский факультет, и меня взяли. Окончил курс Тамары Балкаровой. На фестивале дипломных работ в Ярославле со спектаклем "Странный мир театра" Романа Добагова мне поступило два предложения: от замлита Московского театра им. Гоголя и красноярского театра. Поскольку я Москву не люблю, решил в Сибирь. А в итоге оказалось, что поехал за Дианой".
     Диана окончила академию музыки и театра в Красноярске: "Я из глубинки, из тайги. Коля, чтобы увидеться с тещей, сначала 16 часов ехал на поезде, летел на вертолете, потом на автобусе и еще раз на вертолете: Когда настало время поступать, поехали с мамой в Красноярск. Абсолютно была не подготовлена, но, поскольку мама у меня литератор, много знала наизусть. Зашла на экзамен, и меня приняли с первого тура".
     В красноярской драме настал период, когда Николай, не принимая политики руководства, ушел в ТЮЗ: "Но нам с Дианой хотелось работать вместе. Вологодскому театру нужна была семейная пара, кто-то порекомендовал нас. Работа в Вологде была интересной, но там у нас сильно болел сын. Только лишь по этой причине мы перебрались в Нальчик. Работали в русской драме, но когда поступило предложение от Мухадина, тут же согласились".
     "Мы выходим на сцену, и нам не стыдно за то, что мы играем. Пусть сидят хоть 10 человек, но я честна в том материале, который представляю. А бывали случаи в других театрах, когда мне было стыдно за некоторые спектакли.
     Мы себя видим только вдвоем. Чаще не соглашаемся, чтобы в спектаклях нас разделяли. Это наша работа, наш смысл жизни, и мы хотим в этом участвовать вместе. Когда спорим по поводу спектаклей, это такой вулкан начинается! Ужасный спор был в "Калифорнийской сюите". Я отстаивала права женщин, Коля - мужчин. Для Николая Хана - сволочь, а я считаю, что Билли - козел. Была жуткая ссора. Режиссер нас просто разводил по углам, как на ринге. Обиды героев научились не переносить на самих себя не сразу. Мы оба очень горячие, и во время спора бывает очень громко. А потом тихо на неделю. В мгновение мысли - все, расходимся. Но никогда не приходило в голову задуматься над этим всерьез. Мы одно целое - не можем существовать друг без друга!"
Ирина Юдина
Образование
В майской гимназии №1 создана организация "Забота.ру", цель которой - воспитать сострадание.

     Гимназисты выступают с концертами перед инвалидами, навещают с подарками воспитанников интернатов. Учащиеся младших классов делают поделки для Дома пожилого человека, засыпают в кормушки для птиц корм. Под руководством учителей ученики ходили по Майскому и кормили бездомных животных. Некоторых удалось передать добрым людям. Накануне Нового года в костюмах Деда Мороза и Снегурочки посетили палату брошенных детей Майской больницы.
     Организация проводит платные дискотеки для учеников. Собранные средства расходуются на благотворительность.
Александр Зубенко
Право
"Вам не нравится, когда вас водят, как проституток?"

     14 января на процессе по делу о событиях 13 октября 2005 были допрошены потерпевший и свидетель.
     Бывший инспектор ГИБДД Ш. в то утро ехал вниз по пр. Ленина в патрульной машине вместе с тремя коллегами. В Долинске министр внутренних дел генерал Шогенов приказал им следовать в управление Федеральной службы исполнения наказаний по КБР, на которое было совершено нападение. Они не доехали 15-20 м до пр. Кулиева, когда их машину со стороны аттракциона "Самолет" начали обстреливать неизвестные. Нападавших было 4-5 человек, они вели огонь из автоматов из-за белой "шестерки", масок на них не было. Описать стрелявших Ш. не смог. Он заявил, что сам не стрелял, а был ранен в левую ногу и месяц пролежал в больнице. Потерпевший отказался заявлять гражданский иск.
     По просьбе гособвинителя Шматова были оглашены показания Ш. на предварительном следствии. В них говорилось, что вместе с коллегами из-за деревьев он "стрелял в ваххабитов", которые были в масках, и ему удалось "подстрелить двух ваххабитов". В показаниях говорилось также, что в сторону площади Абхазии пытался проехать на машине гражданский, которого Ш. остановил, после чего был ранен.
     "Я не помню, что стрелял", - заявил потерпевший. "Если бы гражданский не был вами остановлен и проехал дальше, могли нападавшие в него попасть?" - спросил Шматов. "Наверное", - ответил Ш. Отвечая на вопросы адвоката Магомеда Абубакарова, Ш. сообщил, что во время развода командир взвода выдавал им списки с фотографиями ваххабитов, которых необходимо было досматривать и задерживать. Вместе с тем потерпевший не мог дать определение понятию "ваххабизм", а среди основных признаков приверженцев этого течения назвал бороду. Он не знал, кто и по какому принципу составлял эти списки. Ш. отметил, что за время службы никого из них не задерживал. Олег Келеметов спросил: а был бы задержан патриарх Кирилл, который тоже носит бороду? Галина Гориславская сняла этот вопрос. В один из моментов Ш. спросил, можно ли ему отказаться от участия в допросе: он плохо себя чувствовал. Но затем согласился отвечать на вопросы "не спеша".
     В ходе допроса председательствующая несколько раз отклоняла вопросы адвоката Абубакарова, отмечая, что он нечетко их формулирует. Защитник заявил, что слова судьи: "Вам что-нибудь известно об этом?" - это не наводящий вопрос, а подсказка.
     Продолжением этого спора стали подготовленные Азретом Шаваевым письменные возражения на действия председательствующей. Он отметил, что суд не корректировал вопросы обвинения к Ш., даже вопрос: а что бы случилось с гражданским, если бы он проехал?
     В то же время вопросы защиты подвергались корректировке, что ущемляет права подсудимых, нарушает принцип равенства сторон. Он напомнил, что на одном из заседаний гособвинитель угрожал свидетелю, и представителю прокуратуры не было сделано замечание.Эту же тему продолжил и подсудимый Эдуард Миронов, который затем спросил у потерпевшего, говорил ли он следователю "о двух убитых ваххабитах". "Я таких показаний не давал, - заявил Ш. - Я говорил: может, я убил, может, не я". Отвечая на другие вопросы Миронова, потерпевший заявил, что он не помнит, говорил ли он следователю, что убил двоих, и произносилось ли слово "ваххабит". Вместе с тем, отвечая на вопрос председательствующей, он сообщил, что подтверждает показания, данные на предварительном следствии.
     Свидетель М. в 2005 работал следователем 1 ОВД. Утром 13 октября он находился на 3 этаже здания отдела, когда услышал выстрелы и увидел нападавших, которые продвигались со стороны детского сада. Их было 3-4, они были в масках. Судя по характеру выстрелов, вооружены автоматами. Во внутреннем дворе, где находились приданные силы, послышались взрывы гранат.
     М. рассказал, что после боестолкновения видел перед ОВД только два трупа, близко к ним не подходил, поэтому описать их не может.
     Подсудимый Мурадин Карданов спросил, стреляли ли нападавшие из гранатомета? Свидетель ответил отрицательно. Карданов попросил огласить его показания на предварительном следствии: в них тоже не упоминался гранатомет. Подсудимый указал, что в обвинительном заключении приводятся слова Х. о том, что огонь велся "из автоматического оружия и гранатометов". Мурадин Карданов обратил внимание на несовпадение текста обвинительного заключения с материалами дела, подчеркнув, что такая ситуация происходит не первый раз, а это мешает нормальной защите подсудимых, которые пользуются обвинительным заключением. "Но вы знакомились с материалами дела", - возразила Галина Гориславская. "Да, но у нас нет ноутбуков, а по эпизоду проходят 110 свидетелей. Все держать в голове невозможно", - не согласился подсудимый.
     Сергей Казиев попросил огласить заключительную часть показаний свидетеля. В них говорилось, что М. видел 4 трупа нападавших, маски на них и автоматы рядом. Свидетель не подтвердил этих показаний: "Протокол допроса прочитал лично, но, видимо, поверхностно".
     Далее гособвинитель Надбитова продолжила оглашение материалов уголовного дела по эпизоду нападения на 1 ОВД. Споры между сторонами возникли только при оглашении служебных характеристик погибших и раненых милиционеров. Защита подчеркивала, что все сотрудники, о которых шла речь, - достойные люди, но оглашение их характеристик ничего не дает, потому что не может быть ни отягчающим, ни смягчающим обстоятельством. Гособвинители настаивали на их обнародовании. Адвокат Олег Келеметов поставил вопрос о признании характеристик недопустимыми доказательствами. После непродолжительной дискуссии суд определил огласить все характеристики. Были зачитаны и выводы товароведческой экспертизы, которая определила ущерб, нанесенный ОВД, в 550 тыс. рублей.
     18 января суд допросил жителя с. Зарагиж Людина Мисостова. Его сын Артур Мисостов, сотрудник отдела вневедомственной охраны, был убит во время нападения на 1 ОВД. Потерпевший рассказал, что в тот день находился дома. О происшедшем ему сообщили по телефону. Тело сына он обнаружил в РКБ, на нем было 7 пулевых ранений. Отец погибшего отказался от гражданского иска.
     Суд огласил результаты комиссионной судебно-медицинской экспертизы, оценивавшей состояние здоровья Сергея Казиева. У него обнаружены хронический гепатит, хронический панкреатит, псориаз и еще ряд серьезных недугов. Комиссия пришла к выводу, что он нуждается в лечении, которое может протекать в больнице УФСИН. Она также констатировала: выявленные у Казиева болезни не входят в список недугов, которые препятствуют пребыванию в заключении.
     Сергей Казиев ходатайствовал о вызове в суд следователя Соколова, который допрашивал в ходе предварительного следствия свидетеля М. (в суде его допрашивали 14 января). М. заявил суду, что видел только два трупа и близко к ним не подходил. В протоколе допроса Соколов написал о 4 трупах, подробно их описав, а также указав оружие, находившееся рядом. Против вызова следователя не возражали ни защита, ни обвинение. Суд удовлетворил ходатайство подсудимого.
     Сотрудник МВД Т. утром 13 октября 2005 находился в служебном кабинете на 4 этаже здания министерства и видел через окно, как в десятом часу подъехала черная "девятка". Из нее вышли 5 человек и открыли огонь из автоматов. Один из них бросил в здание гранату. Отвечая на вопросы обвинения, он вспомнил, что по зданию стреляли из гранатомета. Первоначально Т. заявил, что нападавшие не пытались зайти в помещение, затем, отвечая на вопрос гособвинителя Сайкова, предположил: это могло быть, если бы из здания не велся огонь.
     Отвечая на вопросы адвоката Олега Келеметова, свидетель сообщил, что нападение продолжалось 5-7 минут и, кроме пассажиров "девятки", никто здание МВД не атаковал.
     Свидетель М. в 2005 работал участковым. Около 3 часов утра 13 октября он был вызван на дачный участок "Ландыш", где большую часть времени провел в оцеплении. Позже на даче видел один труп и слышал, что были убиты 4-5 нападавших. Возвращаясь в 1 ОВД, он стал свидетелем перестрелки на площади Абхазии, но не участвовал в ней. По завершении боестолкновения он с коллегами подъехал к жилым домам на ул. Шортанова в районе Дворца культуры и Ореховой рощи. Здесь во дворах они обнаружили трех из нападавших. Между ними возникла перестрелка. Затем они вошли в жилой дом и из квартиры на четвертом этаже видели пятерых нападавших, которые после открытия стрельбы в их сторону скрылись. В ходе допроса М. вспомнил о "шестерке", в которой двое нападавших уехали в сторону пр. Кулиева. В салоне "Жигулей" 99-й модели он видел 10 гранат, а в багажнике - бутылки с зажигательной смесью.
     Отвечая на вопросы адвоката Магомеда Абубакарова, свидетель подтвердил существование списка приверженцев радикального ислама, отметив, что профилактическая работа заключалась в проверках по месту жительства и беседах о том, чем занимаются, какие планы. Он подчеркнул, что списки составлялись в УФСБ и УБОПе, в них не было женщин и детей, а участковые не доставляли никого в милицию. Он назвал тех, кто был в списках, "обычными нормальными людьми", отметив, что ему неизвестно, почему они оказались там.
     М. до 13 октября был знаком с подсудимым Асланом Беровым. Свидетель назвал его "хорошим парнем", отметив: он не говорил, что исповедует радикальный ислам, и не высказывал недовольства властью.
     Гособвинители огласили показания двух свидетелей, которые скончались после событий 13 октября.
     Юрий Г. был водителем служебной "Волги" в 1 ОВД. В то утро он ремонтировал карбюратор и зашел в отдел, чтобы помыть руки. В это время началось нападение. В результате взрыва гранаты "Волга" сгорела полностью. Огнем были уничтожены и документы на машину.
     Оперуполномоченный Рустам Б. в то утро вышел из 1 ОВД, чтобы купить бумагу. В это время началось нападение. Он не смог возвратиться в здание и попал туда по завершении боестолкновения. У здания он видел тела шести нападавших: 4 - спереди, 2 - сзади. Нападавшие были одеты в черное, на них были оранжевые повязки.
     Около 17 часов в одном из секторов возник шум, а затем подсудимый Анзор Сасиков попросился выйти, чтобы помолиться. Затем он заявил, что надо "по своим делам". Председательствующая несколько раз отвечала, что идет заседание суда. Кто-то из подсудимых предложил сделать перерыв.
     Когда заседание было прервано, адвокат Олег Келеметов предложил делать перерыв на 10-15 минут для отправления религиозных обрядов либо работать до 17 часов. "Приходить в 11, обедать 2,5 часа и заканчивать в 17?" - прокомментировала Галина Гориславская. "Нет, начинать ровно в 10, час - на обед", - ответил адвокат.
     Из заявлений нескольких подсудимых стало известно, что предыдущий конвой позволял тем, кто не участвует в данный момент в допросе, выйти и совершить намаз: "Если продолжить работу в том же режиме, проблем не будет". Подсудимые попросили "успокоить новый конвой", с которым "начались скинхедские движения".
     Против сокращения рабочего времени высказались некоторые адвокаты и обвинители. Ольга Чибинева указала на опоздания адвокатов и отметила, что Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает перерывы для религиозных обрядов.
     Суд решил продолжить работу в прежнем режиме. Галина Гориславская отметила, что претензии есть и у конвоя к подсудимым: "Мы их пока не озвучивали".
     19 января трое судей вошли в зал в 10.15, но начать заседание не удалось: отсутствовали несколько адвокатов. Председательствующая объявила перерыв на 15 минут, в течение которых в зале появились все защитники. Вновь открыв заседание, суд внес в протокол имена опоздавших адвокатов.
     Нальчанин П. рассказал, что в октябре 2005 за рулем его "Вольво" находился внук, который, следуя вверх по пр.Ленина, завернул на пр.Кулиева, услышал выстрелы у здания МВД КБР и стал разворачиваться. Рядом с иномаркой оказалась черная "девятка" (в машине находились те, кто, по версии следствия, атаковал МВД). Две машины столкнулись, но без особых последствий. "Девятку" преследовали, по всей вероятности, сотрудники милиции, которые вели огонь. "Шальные пули невольно" попали в "Вольво", который получил 7 пробоин. П. вместе с тем отметил, что из "девятки" по иномарке не стреляли. Внуку удалось уехать с места происшествия, а "Вольво" потом был продан за бесценок. Потерпевший отказался от гражданского иска.
     Сотрудник отдела вневедомственной охраны Т. находился в одном экипаже с погибшим у 1 ОВД Артуром Мисостовым. Он рассказал, что сработала сигнализация в детском саду, расположенном за ОВД. Они хотели проехать к объекту через дворы и увидели одного из нападавших: лежа на газоне, он стрелял в сторону отдела из карабина. Все трое вышли из машины, собираясь пройти к детсаду, но с той стороны велся огонь. Они разделились. Т., по его словам, направился к лежащему на газоне, а Мисостов - в направлении детсада, чтобы не пропускать в их сторону никого из нападавших. По словам Т., когда Мисостов возвращался к ним, пуля попала ему в голову.
     У участников процесса возник вопрос: почему в этот момент коллеги не пришли к нему на помощь? Он ответил, что велся "шквальный огонь". Т. и второй сотрудник вновь сели в машину, чтобы подъехать к месту ранения коллеги с другой стороны. Когда они туда добрались, гражданские сообщили им, что Мисостова забрала скорая. Т. было задано множество вопросов, на экраны мониторов выводилась схема этого участка местности, по которой Т. давал множество пояснений. Защита попросила приобщить к материалам дела фотографию с расположением домов в этом месте. Суд удовлетворил ходатайство, несмотря на несогласие обвинителей.
     Такое внимание к эпизоду гибели Артура Мисостова вызвано тем, что следствие обвиняет в совершении убийства конкретного подсудимого (единственный случай по делу). Допрос Т. не прояснил вопрос о том, кто стрелял в Мисостова. В ходе предварительного следствия Т. говорил, что погибший "с целью обследования территории зашел во двор дома №13 по ул. Шортанова": "Через несколько минут раздался взрыв гранаты, Мисостов был ранен и пошел вдоль дома. Когда он находился у подъезда №2, прозвучала автоматная очередь, милиционер упал на асфальт. Кто именно стрелял в сотрудника ОВО, не было видно из-за "густорастущих во дворе деревьев".
     По этому факту суду предстоит допросить еще нескольких свидетелей. Некоторые из них, согласно материалам дела, видели момент убийства.
     После обеда заседание началось с часовым опозданием. Согласно рапорту одного из руководителей конвоя, подсудимые "отказались вернуть посуду", из-за чего была задержана доставка обвиняемых в зал заседания. Подсудимые хотели изложить свою версию происшедшего. Председательствующая предложила им сделать это в конце заседания, но к этому времени они передумали и не стали озвучивать свое заявление. По мнению ряда участников процесса, высказанному в кулуарах, акция с посудой - форма протеста против действия конвоя, придуманная подсудимыми.
     В ходе оглашения материалов уголовного дела адвокат Султан Аталиков заявил ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола осмотра одной из квартир в доме №17 по ул. Байсултанова. Он подчеркнул, что двое понятых, участвовавших в осмотре квартиры, получившей повреждение, являются свидетелями по делу и были допрошены в качестве таковых, а такое "совмещение" противоречит уголовно-процессуальному законодательству. Гособвинители не были готовы обсуждать это ходатайство, поэтому его рассмотрение перенесли.
     Еще один протокол был поставлен под сомнение адвокатом Алимом Биттировым. Обозначенный в документе понятой, по словам адвоката, в этот период находился за пределами Кабардино-Балкарии. Решено вызвать его в суд для дачи показаний.
     В конце заседания адвокат Рита Геляева огласила жалобу Заура Сокмышева, Руслана Амшукова и Мусы Соблирова, согласно которой 19 января один из сотрудников конвоя, который отказался представляться, "без какого-либо повода" схватил Сокмышева за воротник спортивной куртки и начал его душить. На замечания подсудимого, по его словам, конвойный не реагировал, продолжая душить, довел от СИЗО до зала заседания. Сильным заламыванием рук, закованных в наручники, говорится в жалобе, были нарушены права Амшукова и Соблирова. Это сопровождалось нецензурной бранью.
     По словам Сокмышева, о случившемся он сделал запись на месте обыска и сообщил об этом старшему лейтенанту в конвое: "Однако должной реакции не последовало. Офицер лишь ухмыльнулся и сказал: "Вам не нравится, когда вас водят, как проституток?"
     Жалоба направлена прокурору Кабардино-Балкарии и приобщена к материалам уголовного дела.
Олег Гусейнов


Самостоятельно переименовал улицу

     Следственным управлением СКП по КБР расследуется уголовное дело в отношении бывшего главы администрации с.Плановское С., которому вменяется превышение должностных полномочий.
     Около 9 лет назад на сессию сельского совета выносился вопрос о переименовании улицы Пролетарской в улицу Братьев Макоевых (пятеро братьев участвовали в Великой Отечественной, четверо погибли, один скончался после войны).
     3 ноября 2000 этот вопрос обсуждался советом, но остался открытым. 15 марта 2001 сессия решила передать вопрос о переименовании улицы сельскому сходу. Сход так и не состоялся, а 7 февраля 2002 тогдашний глава администрации от имени сельского совета принял решение об изменении названия улицы. Вместе с тем с тех пор на Пролетарской не появилось новых аншлагов, о переименовании не были извещены ни органы внутренних дел, ни другие муниципальные структуры.
     О существовании документа по изменению названия улицы выяснилось только во время проверки, проведенной в 2009, после чего было возбуждено уголовное дело. Вместе с тем в следственном управлении подчеркивают, что в ходе расследования не будет рассматриваться вопрос, достойны ли братья Макоевы, чтобы в их честь была названа улица. Ситуация будет изучаться только в правовой плоскости, с точки зрения установленных законом процедур переименования.
Ахмед Акбашев
Происшествия
Машину не смогли сбыть

     Сотрудниками Урванского межрайонного следственного отдела СКП и управления уголовного розыска МВД по КБР раскрыто убийство пропавшего 8 декабря прошлого года 36-летнего жителя Баксана Заура Закураева, занимавшегося частным извозом ("Газета Юга" №52, 2009). По подозрению в причастности к убийству задержаны двое жителей Нарткалы,17 и 24 лет.
     Как рассказали "Газете Юга" в Урванском МРСО, подозреваемые сели в серебристую "девятку" 8 декабря у центрального рынка в Нальчике и попросили отвезти их в Прохладный. По дороге на водителя было совершено нападение, он скончался в результате многочисленных ножевых ранений. Тело убитого сбросили в канализационный люк на очистных сооружениях близ Нарткалы. 10 декабря "девятку" обнаружили в Аргудане, на ней уже не было номеров. По предварительным данным, подозреваемые избавились от автомашины, когда не смогли ее сбыть.
     Жителей Нарткалы задержали 30 декабря в результате следственно-оперативной работы. Они сознались в убийстве и указали местонахождение тела погибшего.
     У Заура Закураева остались жена и трое малолетних детей.
Ахмед Акбашев


Дождался окончания перерыва

     15 января в 13.30 неизвестный, беспрепятственно миновав КПП ОАО "Нальчикский халвичный завод" и поднявшись на второй этаж административного здания, зашел в помещение кассы и, угрожая кассиру предметом, похожим на пистолет, отнял 140 тысяч рублей.
     По сообщениям очевидцев, злоумышленник даже ждал, пока касса начнет работу после перерыва.
     Когда преступник попытался скрыться, сотрудники завода организовали за ним погоню, и беглец произвел один выстрел из пистолета. Пуля попала в колесо припаркованной на территории предприятия автомашины ВАЗ-2106. Судя по гильзе, бандит использовал пистолет Макарова. По некоторым данным, грабитель добежал до улицы Маяковского, где его ждал автомобиль.
     Происшедшее зафиксировано камерами видеонаблюдения, поэтому в правоохранительных органах уверены, что преступление будет раскрыто.
Алексей Смирнов
Спорт

     Участник Олимпиады в Пекине дзюдоист Алим Гаданов завоевал серебряную медаль в весовой категории до 66 кг на турнире серии World Masters в южнокорейском городе Сувон. В финале Алим уступил монгольскому спортсмену Санджасурену Миарагча.


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2010 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru