Газета Юга
Газета Юга №12(577)
24 марта 2005 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
На детские пособия в бюджете КБР не хватает средств

     Пять месяцев не выплачиваются пособия по уходу за ребенком до 3 лет.
     Ситуацию комментирует начальник отдела выплаты пособий семьям с детьми Министерства труда и соцразвития КБР Галина МАРГУШЕВА:
     "Задержка идет с ноября. Дело в том, что с января этого года финансирование пособий по уходу за ребенком до 3 лет должно производиться за счет средств бюджета КБР. До этой даты финансирование было федеральным. Возможно, этим и объясняется задержка - не хватает средств. Ежемесячные пособия, которые всегда финансировались из республиканского бюджета, выплачиваются вовремя".


Промышленность
ТГОК: последнее слово за арбитражным управляющим

     Конфликт вокруг Тырныаузского горно-обогатительного комбината продолжается ("Газета Юга" №38, 2004). Тридцать два работника, которым предприятие задолжало значительные суммы по заработной плате, обратились в Эльбрусский районный суд с иском к службе судебных приставов района.
     Они просят признать недействительными результаты оценки и договор купли-продажи имущества ремонтно-механического цеха ТГОКа, торги по реализации этого имущества несостоявшимися, а действия ССП необоснованными.
     Во второй половине прошлого года судами был принят ряд решений о взыскании с ОАО "ТГОК" в пользу заявителей долгов по заработной плате. Выполняя судебные решения, служба судебных приставов Эльбрусского района наложила арест на имущество ремонтно-механического цеха комбината, которое было оценено в 1 млн 872 тыс. рублей и реализовано через Фонд госимущества КБР расположенному в Нальчике ООО "Юг-ОИЛ".
     Работники предприятия считают, что "цех столько стоить не может" (по данным ТГОКа, независимые оценщики оценили его в 20 млн рублей). Получив за него 1,8 млн рублей, с ними рассчитаться не смогут, так как комбинат должен им 4 млн рублей.
     Ранее в районный суд обращался генеральный директор ТГОКа Сапар Мусукаев. Он считает, что арест имущества главного корпуса обогатительной фабрики, корпуса самоизмельчения с гидротрактом повлечет невозможность проведения реконструкции и на длительный период прервет начавшиеся переговоры с инвестиционными компаниями. Директор предлагал определить другие объекты, на которых можно "безболезненно произвести демонтаж металлоконструкций для последующей реализации и выплаты задолженности по зарплате", и просил приостановить действия по исполнительному производству в отношении ТГОКа.
     В письме Генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову Сапар Мусукаев еще более жестко оценил ситуацию, подчеркнув, что с начала 2004 г. Службой судебных приставов района "началась распродажа основных фондов обогатительной фабрики комбината по бросовым ценам": "Внешне задача выглядит благородно - уменьшить задолженность по заработной плате работникам предприятия, которые уже два года не получают денег. На самом деле цена оборудования была занижена в несколько раз. Мы обращались к руководству республики, прокурору КБР, прокурору Эльбрусского района. Возмущенные работники комбината несколько раз перекрывали дорогу на территорию фабрики. Однако с помощью судебных приставов обеспечивался проезд представителей частного лица, выкупившего за бесценок металлооборудование фабрики".
     Как стало известно "Газете Юга", противоречия между работниками комбината и новыми хозяевами металлоконструкций переходили в физическое противостояние. ООО "Юг-Ойл" обратилось по этому поводу в прокуратуру района.
     Руководитель Службы судебных приставов Эльбрусского района Мурадин Таумурзаев заявил "Газете Юга", что на комбинате годами не выплачивается заработная плата: "Руководство комбината могло создать комиссию, определить перечень имущества, которое возможно реализовать, и, продав его, рассчитываться с долгами по зарплате. Тогда нам не пришлось бы этим заниматься".
     Мурадин Таумурзаев подчеркнул, что его ведомство только выполняет решения судов: "У нас сегодня около 120 исполнительных производств на общую сумму 4,3 млн рублей. Это зарплата 120 работников комбината. Половину исполнительных производств нам придется приостановить в связи с введением на комбинате процедуры внешнего наблюдения. Что касается стоимости арестованного имущества, то оценивалось оно в соответствии с законом независимыми оценщиками, которых нам пришлось искать. А результаты деятельности оценщиков оспаривались руководством комбината лишь через 3-4 месяца. Мы действуем в рамках закона и находимся под контролем прокуратуры и нашего аппарата".
     Мурадин Таумурзаев отметил, что были случаи, когда арестованное имущество, оставленное на комбинате под ответственное хранение, исчезало.
     Как стало известно "Газете Юга", в Тырныаузе были задержаны четыре большегрузные автомашины с металлоизделиями, стоимость которых оценивалась в 200 тыс. рублей. Их собственник так и не был установлен. На ТГОКе заявили, что металлолом предприятию не принадлежит.
     Прокурор Эльбрусского района Валерий Кануков отметил, что процесс ареста имущества начался давно, и в тот период не оспаривался руководством комбината в суде: "Если действия судебных приставов выйдут за рамки закона, мы примем меры прокурорского реагирования".
     Тем временем с ноября 2004 г. решением Арбитражного суда КБР на комбинате введено внешнее наблюдение. В течение шести месяцев предпринимателю из подмосковного Красногорска Борису Кантору ("Газета Юга" №27, 2004), рекомендованному Северо-Кавказской саморегулирующей организацией арбитражных управляющих "Содружество", предстоит определить "живучесть" ТГОКа. Согласно российскому законодательству Борис Кантор может предложить два варианта. По первому - предприятие будет подвергнуто процедуре банкротства, по второму - получит возможность самостоятельно выбраться из кризиса. Наблюдатели считают второй вариант менее реальным.
Олег Гусейнов
Общество
Город
Монумент в честь 115-й Кавдивизии реконструируют

     Глава администрации Нальчика Хазратали Бердов сообщил, что в рамках подготовки к 60-летию окончания Великой Отечественной войны будет реконструирован памятник 115-й Кавдивизии у въезда в Нальчик:
     "Постамент останется прежний, будет заменена верхняя часть. Бронзовую скульптуру, представляющую собой всадника в черкеске с поднятой шашкой в руке на вздыбленном коне, уже начали отливать во Владикавказе. Стоимость работ 11 млн рублей. Решено, что финансирование поделят пополам республиканский и городской бюджеты - по 5,5 млн".
     Автор проекта - скульптор Михаил Тхакумашев. Тот памятник, что стоит сейчас, - тоже его работа. "Его скульптура победила в объявленном нами архитектурном конкурсе как наиболее полно отображающая дух кавдивизии", - объяснил мэр.
Джамиля Хагарова


Михаил Тхакумашев: Это реалистический памятник

     - Михаил Хамидович, почему решили поменять прежний памятник?
     - Видимо, потому, что люди шутят, что конь похож на ишака.
     - А в этих шутках есть доля правды?
     - Я с юмором отношусь к этому. Нет такого памятника, вокруг которого не было бы разговоров. Дело в том, что тогда передо мной стояли совсем другие задачи. Та скульптура выполнена не в духе реализма. Исходный материал тоже диктовал свои условия: композиционную сжатость. Это монолит: человек и конь почти слиты воедино. В памятнике ничего случайного не бывает. Я нарочно сделал воина выше - подняв его пандусом, а коня с опущенной головой.
     - Чем отличается новый памятник?
     - Новый памятник ниже предыдущего - в нем метров пять. И совсем другое настроение. Конь встал на дыбы, командир занес саблю над головой, призывая в бой. Под конем детали горящей разбитой немецкой техники. Ведь в том бою кавалерийская дивизия шла против танков. С одной стороны, это олицетворение победы живого над машинами. А с другой - это третья точка опоры для коня.
     Это реалистический памятник. Работая над ним, я ездил на место сражения. Всадник одет именно так, как это было в битве: в черкеске, башлыке. А конь кабардинской породы. Я специально интересовался на ипподроме у профессионалов ее характерными особенностями. У коня морда с горбинкой, немного заниженный круп. Повторяется все снаряжение. Всадник тоже горец, с усами.
     - Как, на ваш взгляд, будут сочетаться старый постамент с новым памятником?
     - Постамент очень прочный и добротный, выполнен из гранита. Он подходит для новой композиции: гранит и бронза гармонируют. Тем более, я выбрал оттенок бронзы ближе к красно-коричневому цвету. Правда, постамент немного сузят, подкорректируют по моим расчетам.
     - Куда денут прежний памятник?
     - К сожалению, его нельзя разобрать. Он цельный, с железной арматурой внутри. Придется ломать. Конечно, жалко...
Алена Мякинина


Дышековы - самая читающая семья

     Салима Дышекова, ее родители и брат Шаловат победили в конкурсе "Мама, папа, я - читающая семья", прошедшем в гимназии "Радуга"
     "Меня давно волнует проблема, что дети стали меньше читать, - рассказывает учительница Светлана Кумыкова. - Если увидели экранизацию книги, уже не хотят ее читать. Привить любовь к чтению должны родители. Но когда мы делали тест в первом классе, выяснилось, что дома совместно читают только четыре семьи. Теперь этих семей уже девять. В этом году дети писали письма Деду Морозу и заказывали подарки. Мы с родителями очень обрадовались и удивились - почти все дети попросили в подарок новую книгу".
     В классе Светланы Кумыковой своя маленькая библиотека. Книги расставлены по темам: сказки, история, природоведение... У каждого ребенка свой дневник читателя, где он записывает, что прочитал и свои мысли по этому поводу. Ученица-библиотекарь ведет каталог книг, выдает их и записывает читателей.
     В этом году учительница нашла новый способ вызвать интерес детей к чтению. В конкурсе должна была участвовать вся семья.
     Салиму поддерживали ее родители - кардиохирург Амур Дышеков, замглавврача перинатального центра Зарема Крымшокалова и брат - пятилетний Шаловат. Дышековы поставили кукольный спектакль по мотивам "Сказки про козла" Маршака.
     "По ходу спектакля мы стали импровизировать, Салима с Шаловатом подхватили. Сами не ожидали, что это такой азарт. Мы так переживали, что не ответим на какой-нибудь вопрос и подведем детей. Например, мы в детстве не читали "Семь подземных королей" Волкова. А Салима читала и справилась с заданием. Зато во всех остальных конкурсах мы вышли победителями", - говорит Зарема.
     "Многие родители отказывались от участия в конкурсе. Но мы привыкли делать все вместе с детьми, - добавляет Амур. - Мы и читаем вместе, и кроссворды разгадываем, и гуляем, и в ресторан ходим. Салима и Шаловат - наши лучшие друзья. Хотим верить, что сможем сохранить такие отношения и дальше".
Алена Мякинина
Право
Правосудие
Выбрано 16 присяжных

     В Верховном суде КБР на процессе, проходящем под председательством Алексея Тхазеплова ("Газета Юга" №10), завершена процедура отбора присяжных заседателей. Для рассмотрения дела выбрано 16 присяжных - 12 основных и 4 запасных. Причем последние, согласно закону, должны присутствовать на всех судебных заседаниях, чтобы в случае необходимости заменить кого-либо из основных.
     Напомним, что четверым обвиняемым вменяется посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов и незаконное владение оружием и боеприпасами. Согласно материалам дела, 18 августа 2004 г. они ехали на "девятке", в салоне которой находилось два автомата Калашникова, около 90 патронов, несколько гранат и пластиковый таз с самодельным взрывным устройством. Машину стали преследовать сотрудники милиции, которых обвиняемые обстреляли, бросили гранату, а потом, оставив машину, скрылись ("Газета Юга" №35, 2004, №4).
Артур Мусов


Суд
Ехал к тете, оказался у боевиков

     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ рассмотрела кассационную жалобу 23-летнего жителя с. Сармаково Амирхана Лигидова, признанного Верховным судом Чеченской республики виновным в участии в банде, незаконном пересечении государственной границы России, незаконном владении оружием и приговоренного к 12 годам колонии строгого режима. Верховный суд страны оправдал Лигидова по статье 222 УК РФ (незаконное владение оружием) и снизил срок наказания до 11,5 лет.
     Амирхан Лигидов родился в Киргизии. Его родители расстались. Отец возвратился в Кабардино-Балкарию, а мальчик остался с матерью - Натальей Сергеевной Чен. Но вскоре по настоянию бабушки его привезли в Сармаково, где он вырос и закончил школу. В селе мальчика называли Сережей. Он неплохо учился, не совершал каких-либо правонарушений. Но, окончив в 1999 г. школу, он несколько раз не явился в районный военкомат. В июле 2001 его объявили в розыск как уклоняющегося от призыва.
     В старших классах Амирхан Лигидов увлекся изучением ислама, посещая местных стариков, знающих азы мусульманской религии. А в 11 классе дважды в неделю после уроков ездил в Нальчик, где продолжал религиозное образование.
     В октябре 2001 г. (по другим данным, летом того же года) он автобусом через Владикавказ уехал в Тбилиси к своей тете Мире Кушховой - двоюродной сестре отца. Одной из причин отъезда, по словам Лигидова, стало то, что от односельчанина он услышал: работники правоохранительных органов преследуют исповедующих ислам, избивают их и проверяют связи с чеченскими боевиками. Он пробыл у тети 5-6 дней, а затем оказался в с. Дуиси Ахметского района, где, согласно его показаниям, проживала его знакомая чеченка по имени Лиза, у которой он находился 15-20 дней. С Лизой они решили сделать ему паспорт жителя Чечни, чтобы уехать в Голландию в качестве беженца. Родственники Лизы достали ему паспорт гражданина России на имя Саидали Итаева. Но уехать он не успел: его похитили чеченские боевики. В одном из подвалов его удерживали 3-4 дня, подозревая, что он сотрудник ФСБ. Только по требованию боевиков, утверждал Лигидов, он согласился идти вместе с ними в Чечню. В домах, принадлежавших участникам незаконных вооруженных формирований, он жил зимой-весной 2002 г. Летом он попал в отряд чеченца Микаила, который для перехода на территорию ЧР на грузовике перевезли на границу Грузии и России. Боевики были разделены на несколько отрядов. Задачей его подразделения была перевозка на лошадях переносных зенитных ракетных комплексов, боеприпасов и продовольствия для идущих впереди вооруженных отрядов. На перевале оружие и боеприпасы они перегрузили на себя, оставив лошадей на территории Грузии. По словам Лигидова, ему обещали: как только груз будет переправлен через границу, его отпустят. 27 июля 2002 г. они вошли в ущелье Кериго в Итум-Калинском районе Чечни. Шедший впереди отряд был обстрелян российскими пограничниками, завязался бой. Амирхан Лигидов был легко ранен и решил возвратиться в Грузию. Укрываясь в лесных зарослях и кустарниках, он шел четверо суток и встретил лежащего у тропинки японского журналиста Минами Хироши. Японец был ранен в ногу и не мог идти. Они пошли вместе, и через трое суток встретили грузинских пастухов. Вызванный пастухами вертолет пограничников забрал их в Тбилиси. Лигидов добровольно выдал пограничникам автомат АКС и три магазина с 76 патронами. В следственном изоляторе в столице Грузии он содержался 9 месяцев и был передан российским властям 16 апреля 2003 г. ("Газета Юга" №18, 2003).
     В ходе следствия родственники Лигидова сообщили, что он без их ведома уехал в Грузию, а о его задержании они узнали только из теленовостей.
     Несколько участников незаконных вооруженных формирований, задержанных во время столкновений вблизи российско-грузинской границы и позже, опознали Амирхана Лигидова как человека, находившегося среди боевиков в Панкисском ущелье и носившего мусульманское имя Талиб, а затем участвовавшего в переходе из Грузии в Чечню. Один из них опознал его на видеокассете японского журналиста несущим переносной зенитно-ракетный комплекс. А другой сообщил, что Лигидов в составе отряда Гелаева участвовал в походе на Абхазию. Впрочем, все опознания проводились по фотографиям Лигидова. Хотя опознавшие его лица находились с ним в одном СИЗО "Белый лебедь" в Пятигорске, и жителя Сармаково могли им представить "вживую". Однако, несмотря на требования УПК, этого не было сделано. В ходе судебного заседания часть участников НВФ отказалась от протоколов опознания, заявив, что им указали на фото Лигидова, которого им предстояло опознавать, а другие, несмотря на ходатайство защиты, так и не были доставлены в Грозный, где проходили судебные слушания. Суд огласил их показания, данные на предварительном следствии и подтверждающие вину Лигидова.
     Подтверждением его вины суд назвал выводы судебно-медицинской экспертизы, обнаружившей на его теле, руках и ногах различные рубцы, которые возникли "в результате механического травмирующего действия повреждающих факторов взрыва".
     Признав Амирхана Лигидова виновным в участии в банде, незаконном переходе государственной границы и незаконном владении оружием, Верховный суд ЧР оправдал его по четырем другим пунктам обвинения. Было подчеркнуто, что в деле нет доказательств посягательства Лигидова на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих: "При обнаружении членов НВФ пограничниками и начале обстрела Лигидов, не вступая с ними в столкновение, возвратился в сторону грузинской границы".
     Согласно приговору, в действиях Лигидова не было ничего, что можно было квалифицировать по статье 205 УК РФ (терроризм): "Из материалов дела видно: он и другие боевики прошли подготовку и готовились к нападениям на территории ЧР, однако органами предварительного следствия им не предъявлено обвинение в приготовлении к террористическому акту".
     Лигидов был оправдан по статьям 188 УК РФ (контрабанда) и 208 (участие в незаконном вооруженном формировании). В последнем случае было подчеркнуто, что все действия Лигидова охватываются статьей 209 (бандитизм).
     Суд решил, что срок наказания Лигидову следует исчислять с 18 августа 2002 г. - с момента задержания его властями Грузии.
     Приговор Верховного суда Чечни был обжалован адвокатом Далхатом Додуевым, представлявшим интересы подсудимого. По мнению защитника, многие выводы суда были надуманы и противоречили фактическим обстоятельствам дела: "Следствие и суд во многом опираются только на показания самого Лигидова, часть которых получена с нарушениями закона и потому должна быть признана недопустимыми доказательствами". Адвокат указывает также на нарушения закона при проведении опознания Лигидова. Трое свидетелей в суде заявили, что никогда не видели его, но суд, ссылаясь на их показания на предварительном следствии, признал эти показания недостоверными. Еще четверо свидетелей так и не были доставлены в суд, хотя содержались под стражей в Пятигорске.
     Далхат Додуев не был согласен с обвинениями своего подзащитного в участии в банде: "Из обвинительного заключения и описательно-мотивировочной части приговора видно, что Лигидов вступил в одну из устойчивых вооруженных групп, которая была создана для оказания организованного противодействия законной деятельности органов власти РФ. Далее подробно описаны все признаки НВФ, то есть налицо признаки преступления, предусмотренного в статье 208 УК РФ. Однако гособвинитель в прениях отказался от этой статьи со ссылкой, что действия Лигидова полностью охватываются статьей 209 (бандитизм). Таким образом мой подзащитный искусственно обвинен в особо тяжком преступлении, которого не совершал".
     Адвокат считал также, что Амирхан Лигидов должен быть оправдан и по статье 222 (незаконное владение оружием), так как он добровольно выдал оружие правоохранительным органам Грузии.
     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ согласилась только с последним аргументом адвоката, оправдав Лигидова по статье 222 и сократив ему срок наказания на 6 месяцев. Далхат Додуев намерен обратиться с надзорной жалобой в Президиум Верховного суда РФ. По его мнению, в делах такого рода, рассматриваемых судами в последнее время, очень сильна политическая составляющая, предполагающая вынесение предельно жесткого приговора. Для этого вместо статьи 208 (незаконное вооруженное формирование), предполагающей наказание до 5 лет лишения свободы, вменяют статью 209 (бандитизм), которая предусматривает от 8 до 15 лет: "Если мы не докажем свою правоту в российском суде, возможно, обратимся в Страсбург".
Олег Гусейнов
Происшествия
Криминал
Афганский дом ушел за долги?

     Сотрудниками Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД КБР раскрыт факт злоупотребления полномочиями, в результате которого Кабардино-Балкарскому региональному центру ветеранов-афганцев был нанесен ущерб более 8 млн рублей.
     Следственным управлением при МВД КБР возбуждено уголовное дело по статье 201 УК РФ (использование лицом, выполняющим управленческие функции, своих полномочий вопреки законным интересам возглавляемой им организации).
     Как установлено оперативниками УБЭП, по приказу бывшего директора КБ РЦВА 43-летнего М. 55-летнему нальчанину К. передан 131-квартирный недостроенный дом, расположенный на ул. Ватутина в Нальчике. Передача объекта была оформлена как погашение центром афганцев долга за пиломатериалы, якобы поставленные К. в 1995-1996 гг.
     В Регистрационной палате сделку оформили, основываясь на приказе директора центра и протоколе собрания правления КБ РЦВА, состоявшегося 23 октября 2004 г. В ходе расследования выяснилось, что собрание правления не принимало решения о передаче недостроенного дома. Кроме того было установлено, что, в соответствии с уставом этой общественной организации, отчуждать объект на ул. Ватутина имела право только конференция КБ РЦВА, которая также не обсуждала этот вопрос.
     Не соответствующим действительности оказался и факт задолженности центра афганцев перед К. за пиломатериалы. Согласно документам, договор об их поставке заключен в январе 1995 г. Между тем региональный центр ветеранов-афганцев был зарегистрирован как юридическое лицо 1 ноября 1999 г.
     Как стало известно "Газете Юга", К. отказывается от дачи показаний, воспользовавшись статьей 51 Конституции РФ, а бывший директор М. пока не предстал перед сотрудниками правоохранительных органов и, возможно, будет объявлен в розыск.
Ахмед Акбашев


Происшествие
Столкнулись "Мерседесы"

     19 марта около 14 часов на 408 км федеральной дороги "Кавказ" в районе с. Малка столкнулись две автомашины "Мерседес", принадлежащие жителям Северной Осетии-Алании. Один человек погиб и трое доставлены в Зольскую ЦРБ.
     41-летний судья Промышленного районного суда Владикавказа ехал с 4-летним сыном на "Мерседесе-280" в направлении Нальчика. По предварительным данным, в сложных погодных условиях его машину занесло, она оказалась на встречной полосе и столкнулась с "Мерседе- сом-320", за рулем которой находился 50-летний помощник депутата парламента РСО-А.
     В результате дорожно-транспортного происшествия федеральный судья погиб. Мальчик и оба пассажира второй машины доставлены в Зольскую ЦРБ. Состояние прооперированного ребенка оценивается как тяжелое, но стабильное. Жизни остальных пострадавших ничего не угрожает.
Артур Мусов


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2005 © "Газета Юга"
E-mail: south@kbrnet.ru
www.gazetayuga.ru